главная  форум  общение  публикации
 статьи и обзоры


Поиск по сайту:  

 


Фанфик "The curse of Dracula - 2: the incident in London"...

Просмотров: 1498; Ответов: 92

  1. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410


    Фанфик "The curse of Dracula - 2: the incident in London"...
    Автор: terraL
    Фандом: Ван Хельсинг (англ. Van Helsing)
    Персонажи: Владислав Дракула, Гвендолин Оллфорд (ОЖП)
    Аннотация: Осень принесла Гвендолин страшные новости - в Лондоне по подозрению в серии таинственных убийств арестован ее отец. Естественно, Гвен и Влад отправляются в столицу Британии, где события поворачиваются самым трагическим образом, заставляя их вновь выслеживать загадочного убийцу...

    Ахтунг! Продолжение фика Maledicto Dracula...

    По сути эта история является уже ориджиналом, поскольку от фэндома "Ван Хельсинг" здесь не осталось и следа. Только внешность Дракулы заимствована все еще из этого фильма, но я все-таки решила оставить работу именно в этом фэндоме. Приятного прочтения! :-))
    Отказ от прав:персонажи принадлежат их создателям. Авторы не извлекают материальной выгоды от их использования. Размещение на других ресурсах с согласия автора и при наличии ссылки на данную публикацию.


    Prologue: Like a bolt from the blue...

    Человеческая память довольно своеобразная штука. Какие-то события она запоминает во всех мельчайших подробностях, хотя и случились они черт знает когда и оттого кажутся абсолютно невероятными, а что-то, только пару дней назад казавшееся безумно важным, вдруг начисто стирается, как будто кто-то прошелся по ней незримым ластиком. Временами воспоминания похожи на размытые картинки или, скорее, на фильм, проносящийся перед мысленным взором на бешеной скорости. Иногда же память становится едва уловимыми отголосками чего-то, например, тенью навязчивой мелодии, которую однажды насвистывал один из знакомых. Но в большинстве своем эта дама бывает слишком жестокой, возвращая нас именно к тому, что давным-давно превратилось в пепел...

    Воспоминания подступили неожиданно, ворвавшись в сознание Гвендолин подобно цунами. Стоило ей на короткое мгновение замешкаться, как дверь ее памяти открылась настежь, снова унося с собой в круговорот всего пережитого и подбрасывая измученному сознанию осколки воспоминаний, которые ранили девушку не меньше того серебряного ножа, что одним нехитрым движением разделил ее жизнь на до и после встречи с Дракулой.

    Полтора месяца, что Гвендолин Оллфорд прожила в огромном роскошном особняке почти в самом сердце древнего Тырговиште, пролетели для нее словно один день, бесконечно долгий и невероятно тяжелый. Девушка как ни пыталась, все никак не могла свыкнуться с мыслью, что привычный мир в одночасье рухнул, а судьба-злодейка отдала ее на милость коварного и расчетливого князя ночи, который, руководствуясь лишь одному ему ведомыми причинами, заточил Гвен в мрачный склеп своего многовекового существования. Сейчас богатой наследнице британских аристократов, в венах которых текла королевская кровь, вообще казалось, что она всегда находилась здесь, в этом старом, окутанном множеством жутких тайн доме, а вся ее прежняя жизнь не более чем просто вымысел, игра воображения. Ведь подобного не могло случиться на самом деле...

    Зверские убийства несчастных девушек, заставившие содрогнуться даже самое твердое сердце. Хитроумная ловушка Дракулы, в которую они с такой легкостью угодили. Казнь Бенджамина. Хоть Влад так и не рассказал Гвен, что случилось в подземелье, но она видела газеты, что не одну неделю активно обсуждали жуткую кару, настигшую "тырговиштского вампира". Смерть Ван Хельсинга и ее участие во всем этом... Пусть и не по собственной воле, но именно она послужила одной из причин гибели отважного охотника и последующего его пленения. Не отвлекись он тогда на нее, кто знает, чем бы все закончилось. И за это девушка не могла себя простить. Она искренне не понимала, как не почувствовала подвоха до тех самых пор, пока не стала послушной игрушкой в руках беспощадного кукловода. Гвендолин не раз за это время просила прощения у Гэбриэла, стоя перед шкатулкой, где была заключена его душа. Да что там просила, она дважды пыталась ее открыть, чтобы освободить дух своего бывшего профессора, но вполне ожидаемо потерпела сокрушительное фиаско. Еще и имела счастье при этом попасться. Правда, лишь во второй раз, хотя и подозревала, что Влад был прекрасно осведомлен о ее первой вылазке. Вспоминать то, что произошло в тот злосчастный день не хотелось, но нечеткие обрывки сами собой всплывали в памяти: вот она снова пробралась в кабинет вампира; вот шкатулка, где был навеки заточен бессмертный дух Ван Хельсинга, оказалась в ее руках; вот она пытается снять восковую печать, так надежно удерживающую несчастную душу; а вот посреди комнаты появляется Влад...

    Гвендолин едва не выронила деревянную резную шкатулку, крышка которой была усыпана множеством драгоценных камней, смотря на бледное, отдающее каким-то потусторонним светом лицо Дракулы. Грозный, наводящий ужас, холодный. Тот, кто является в ночных кошмарах по вашу душу, сейчас стоял напротив и прожигал насквозь ее тяжелым взглядом черных, мертвых, не сулящих ничего хорошего глаз. Испуг, который спазмом сдавил ее сердце и заставил трястись, словно осиновый лист, Гвендолин даже не пыталась скрыть, отчетливо понимая, что вечно эта игра продолжаться не будет. Рука Дракулы очень медленно поднялась, словно для удара, но к немалому удивлению Гвен его не последовало. Вместо этого вампир резко опустил ее перед лицом растерянной девушки. В следующее мгновение Гвендолин перестала чувствовать свое тело, оно будто оцепенело, став непослушным и ватным. Руки и ноги совершенно не слушались, хотя она все еще оставалась в сознании. "Снова!" - мысленно застонала Гвен. В это время Дракула сделал едва различимый для человеческого восприятия жест, и Гвен против своей воли послушно поплелась за ним в сторону своих комнат. Она с трудом поспевала за широким стремительным шагом Дракулы, казалось, что тот вовсе не касается пола, буквально летя по коридору, но стоило ей хоть на короткий миг притормозить, чтобы перевести сбившееся дыхание, как она сразу ощущала на шее невидимую удавку, что в ту же секунду безжалостно сжимала ее горло, заставляя продолжать путь.

    - Несчастная душа, - услышала она тихий голос кого-то из домочадцев, безмолвной тенью спеша за грозным князем.

    Гвен с ужасом ждала, когда же Владу наскучит все это и он отправит ее следом за Ван Хельсингом. Но Дракула и в этот раз преподнес ей сюрприз.

    - Te lupti cu morile de vant!* - процедил вампир, в порыве гнева даже не заметив, что перешел с английского на румынский. После чего не дав Гвен сказать и слова, просто покинул ее апартаменты, оставив девушку на растерзание собственному страху и ставшей уже привычной неизвестности.

    Хоть и произошло это более недели назад, события того вечера все еще отчетливо стояли перед мысленным взором девушки. Тактика Влада, без сомнения, давала свои плоды. Гвен уже настолько себя накрутила, что едва ли по потолку не бегала, снедаемая недобрыми предчувствиями. Ореховые глаза, еще несколько месяцев назад лучившиеся спокойствием и теплом, сейчас потухли, а под ними залегли тяжелые темные тени. Аристократичное лицо побледнело, черты его заострились, и Гвендолин стала похожа на призрак, неприкаянно скитающийся по огромному дому, только что цепями не гремела. Хотя она не раз ловила себя на том, что связана какими-то незримыми путами, надежно удерживающими ее в мрачном особняке, где господствовал древний вампир. Или это была лишь игра ее измученного воображения? Ответа Гвен не знала, а догадками и предположениями она уже была сыта по горло, как и страхом перед неизвестностью. Стоило ей на секунду прикрыть глаза, как в душу тут же проникал ужас: неотвязный, мучительный, липкий. Он струился ночами из темных углов, шевелил тяжелые портьеры, играл бликами лунного света и причудливыми тенями, падающими на пол, шелестел отголосками чьих-то шагов за дверью...

    Чтобы хоть как-то отвлечься, Гвен снова направилась в библиотеку, где практически поселилась. Большая круглая комната, от пола до потолка заставленная книжными полками, стала для нее по-настоящему спасительным островком в этом океане отчаяния. Она просиживала там дни напролет, отрешившись от всего вокруг и погрузившись в древние фолианты и исторические хроники, коими была так богата сокровищница Влада. Чего тут только не было: труды Пифагора и Аристотеля соседствовали с древними магическими гримуарами и алхимическими справочниками, а исторические хроники и письма делили полки с классической литературой многих народов мира. Вампир, веками собиравший по крупицам печатные издания и рукописные образцы человеческой мудрости, поистине мог гордиться богатством и разнообразием свой библиотеки, не оценить по достоинству которую было просто невозможно. Поэтому неудивительно, что только среди этого чарующего безмолвия и находила Гвен забвение в последнее время. Но сегодня даже любимые книги не помогали хоть немного расслабиться. Предчувствие чего-то нехорошего дамокловым мечом нависло над ней, не давая покоя ни на минуту. Пытаясь понять, откуда взялось это чувство, девушка не заметила, как снова окунулась в тягостные воспоминания. Перед глазами Гвендолин появился Бен, и из этих самых глаз тут же хлынули злые слезы. Девушка все никак не могла найти хоть одно достойное оправдание поступку отца, отказавшегося от собственного сына. Как не могла простить и Дракулу за то, что тот отобрал у нее единственную возможность хотя бы просто поговорить с братом, дать шанс ему все объяснить.

    Дверь памяти, с таким трудом закрытая, с оглушительным грохотом опять распахнулась, выпуская на волю очередную порцию рвущих сердце на части воспоминаний, что с усердием воды, методично, день за днем, подтачивающей камень, так же подтачивали изнутри и ее душевные силы. Мрачные мысли проносились в сознании обрывками, выхваченные цепкой рукой безжалостного мучителя и брошенные ей в лицо с беспощадностью и равнодушием снежной лавины, сметающей все на своем пути. Поистине, время, данное Гвен Владом на раздумья, стало для нее настоящим тираном, сводящим с ума мерным течением, и маячившей впереди неизвестностью. Они буквально съедали ее заживо, давая кучу вариантов развития событий, но никакой определенности по поводу ее дальнейшей судьбы. Как назло, Дракула в последнее время где-то пропадал, постоянно ссылаясь на неотложные дела. Гвендолин, так редко в своей прошлой жизни бывавшая в одиночестве, а оттого так ценившая тишину и покой, сейчас возненавидела их всей душой. Девушке уже хотелось выть раненным волком на всю Румынию от мучивших ее далеко не первый день и давящих могильной плитой размышлений, а так же собственного бессилия. Она понимала, что увязла в сумрачных и докучливых, словно ноющая головная боль, мыслях точно неосторожный путник в непроходимой и топкой трясине, но выбраться из этого угнетающего лабиринта не могла, как ни пыталась. Она беспомощно барахталась, хватаясь подобно утопающему за каждую соломинку, стараясь хоть чем-то отвлечься, но все попытки выкарабкаться из недр гнетущих воспоминаний оканчивались неудачей. Она с каждой минутой тонула в их болоте все глубже, и чем сильнее она желала освободиться, тем быстрее шла на дно.

    Буквально зарычав, и с силой отбросив ни в чем не виноватую книгу, которую она читала уже который час подряд, при этом не продвинувшись ни на строчку, Гвендолин выскочила в коридор и, быстро спустившись по черной лестнице, выбежала во двор. Девушка с удовольствием вдохнула прохладный вечерний воздух, который после многовековой книжной пыли и духоты, царившей в библиотеке, показался ей намного свежее обычного. Прислонившись спиной к каменной стене, увитой плющом и бело-багряными цветами жимолости, Гвен прикрыла глаза, наслаждаясь остатками тепла, что еще дарило миру дневное светило, ставшее этой осенью довольно редким гостем в этом мистическом и мрачном крае.

    Гвендолин родилась в середине октября, тогда, когда природа с упоением и энтузиазмом начинающего художника раскрашивала травы и листья в золото и багрянец, а солнце, на долгие месяцы попрощавшись с землей, уже не согревало ее своими яркими лучами. Несмотря на то, что все вокруг умирало до весны, девушка очень любила эту чарующую пору года. Любила наблюдать как зелень постепенно обретала очарование старого золота, как слезы неба, проливаясь на землю, смывают с нее всю пыль, накопленную удушливым летом... Но именно этот октябрь выдался особенно дождливым, будто бы сама природа оплакивала ее судьбу.

    Вечер был довольно тихим, но где-то далеко на востоке уже приглушенно гремел гром и сверкали молнии. Легкие порывы ветра, то и дело налетавшие с гор, шуршали пожухлой листвой, безжалостно срывая ее с веток, и трепали в воздухе перед тем, как уже окончательно уронить хрупкие листья на землю. Внезапно в эту незатейливую мелодию природы вклинился бархатный голос Влада:

    - Нам необходимо серьезно поговорить.

    Гвен едва не подпрыгнула от неожиданности и, резко открыв глаза, устремила свой пасмурный взгляд в темные, казалось, бездонные озера стоящего напротив мужчины. Они отражали пламя нескольких факелов, которые по требованию Дракулы освещали внутренний двор его имения, вместо ненавистного им электричества. Алые всполохи на черном, как сама ночь, фоне. Какое-то мгновение Гвен просто смотрела в глаза вампира, а потом поняла, что куда-то проваливается. Ей показалось, что обсидиановые очи Дракулы затягивают ее в свою бездонную пропасть. С трудом разорвав зрительный контакт, она ошарашенно уставилась на стоящего всего в паре футов от нее человека. Без сомнения, это был князь, но... На нем была надета легкая кольчуга и длинный плащ с откинутым капюшоном. Штаны из тонкой мягкой кожи заправлены в высокие сапоги со шпорами. В одной руке у него был килич,** другой воевода держал под уздцы коня вороной масти. Иссиня-черные волосы князя тяжелой волной рассыпались по плечам, а цепкий взор темных глаз пристально осматривал огромный внутренний двор замка. Властный и грозный, внушающий ужас врагам и благоговейный трепет подданным - таким его знали почти шестьсот лет назад... Уже долгие годы Влад был вампиром, но сейчас изумленному взору Гвен предстал настоящий валашский господарь. Гвендолин показалось, что она даже на какой-то миг перенеслась в Куртя-Веке,*** ощутила причудливую смесь ароматов дыма от костров, свежей выпечки, лязг оружия, ржание лошадей, громкие голоса стражников, которые переговаривались на высоких стенах древнего строения, сменяя друг друга на посту.

    - У меня для вас плохие новости, - голос бесцеремонно ворвался в сознание девушки, заставляя видение разлететься вдребезги так же внезапно, как оно и возникло. Гвендолин тряхнула головой, прогоняя остатки наваждения, до конца еще не понимая смысл сказанного Владом.

    - Что?

    Дракула медленно прошел по вымощенной камнем дорожке, петляющей среди зарослей маттиолы, энотеры и мирабилиса - прекрасных ночных цветов, которые наполняли воздух своим неповторимым сладковато-медовым ароматом, и, сделав знак девушке следовать за ним, сел на утопающую в клумбах мраморную скамейку. Гвендолин послушной марионеткой последовала за князем, машинально отмечая, что одет он в привычный глазу строгий костюм ручной работы от Desmond Merrion, стоимостью по меньшей мере сорок-пятьдесят тысяч долларов, а волосы его собраны в высокий, слегка небрежный хвост. От виденного мгновение назад образа не осталось и следа.

    - Кажется, я схожу с ума, - едва слышно пролепетала она себе под нос, но обладая чутким слухом, вампир без труда расслышал сказанное девушкой.

    - Если продолжите и дальше изображать из себя душевнобольную, то...

    - А кто в этом виноват?! - не выдержала Гвендолин, едва не срываясь на крик. Эмоции, так долго копившиеся внутри, наконец-то нашли выход, прорвав плотину отрешенности. Девушка вскочила на ноги, пытаясь хоть как-то обуздать вырвавшийся наружу гнев, но, споткнувшись о предательски торчащий у края дорожки камень, полетела в ближайшие кусты.

    - Осторожно! - Влад в один миг оказался рядом и, схватив Гвен за руку, рывком поднял ее на ноги. - Вы притягиваете неприятности, словно магнит, - усмехнулся вампир, указывая взглядом на яркие цветы довольно больших размеров, очень напоминающие собой граммофоны. - Это бругмансия, в мое время с ее помощью нередко избавлялись от врагов.

    - Прекрасно, - Гвендолин инстинктивно отстранилась от князя, выставив свободную руку и уперев ее ладонью мужчине в грудь. - Каков хозяин, таков и сад. За красивым фасадом скрывается ядовитая душа.

    - Это комплимент или все же оскорбление?.. - правая бровь насмешливо приподнялась, а в следующее мгновение Гвен почувствовала, что ее сознание куда-то уплывает, убаюканное теплыми волнами чужого разума.

    Минуту спустя девушка обнаружила себя в кабинете Дракулы, сидящей в мягком кожаном кресле с высокой спинкой, что привычно стояло перед массивным столом из красного дерева.

    - Да что вы себе позволяете?! Мало того, что...

    Совершенно не обращая внимания на возмущение и праведный гнев своей собеседницы, Дракула сделал едва уловимый жест пальцами, и Гвен тут же послушно замолчала.

    - Приберегите силы, они вам еще понадобятся, - отчеканил Влад, положив перед ничего не понимающей девушкой свежий выпуск лондонского "The Times". - Читайте! Это самый адекватный вариант, который я смог найти.

    Сколько прошло времени с того момента, как Гвендолин увидела крупный заголовок на первой странице газеты, сказать было трудно. Девушке вообще показалось, что минула целая вечность. Она несколько раз перечитала статью, занимающую добрую половину передовицы, с начала до конца и наоборот. То вдумываясь в каждую строчку, то выхватывая из нее отдельные фразы и слова, но это никоим образом не помогло ей осознать написанное.

    - Это... это шутка такая? - Гвендолин с трудом могла говорить. Шок от прочитанного был настолько велик, что девушка на какое-то время совершенно утратила связь с реальностью. Печатные строки несли в себе такую нелепую и абсурдную информацию, что поверить в ее правдивость было невозможно.

    - Судя по тому, что сегодня не День дурака, думаю, ответ очевиден, - слегка отрешенно произнес вампир, созерцая медное пламя, весело пляшущее в огромном камине, тем самым отбирая у девушки последний шанс на то, что все это просто чудовищная ошибка.

    - Но это же полный бред! Отец не мог! И при чем тут вампиры? Снова?! Поистине, встреча с вами стала для меня настоящим проклятием, которое теперь нависло и над моей семьей.

    Как ни старалась Гвен, никак не могла отогнать от мысленного взора крупные печатные буквы: "Член Палаты лордов Гарольд Оллфорд - вампир и серийный убийца". Обрывки статьи назойливо, словно стая мух, кружили перед глазами: "Пойман с поличным"... "Улики подтверждают причастность лорда к убийствам"... "Жертвы обескровлены и имеют характерные раны на шее"... "Дочь лорда Оллфорда пропала в Румынии при загадочных обстоятельствах во время череды мистических убийств"... "Адвокаты настаивают на расстройстве рассудка от пережитого горя всеми уважаемого члена британского Парламента"...

    Гвен, не в силах больше видеть ненавистные строки, бросила газету в огонь, что тут же с ненасытной жадностью поглотил печатное издание, заставив его скорчиться, а потом и вовсе осыпаться золой на прогоревшие поленья. Ни кричать, ни плакать девушке не хотелось. За эти полтора месяца, кажется, она уже использовала весь лимит и того, и другого.

    - Я не могу все так оставить, - внимательно посмотрев на Влада, произнесла Гвен. - И если до этого самого момента я, даже будучи вольна поступать, как мне вздумается, не особо желала встречи с отцом, у меня и так были с родителями довольно натянутые отношения в последнее время, то сейчас я просто обязана вернуться домой и вы должны поехать со мной!

    - Вы уже отдаете мне приказы? - с наигранным удивлением, перемешанным с насмешкой, спросил вампир. - Не много ли себе позволяете, мисс?

    - Учитывая, что именно вы заварили всю эту кашу, то, как вы изволили заметить чуть ранее - ответ очевиден, - Гвендолин понимала, что уже в который раз переходит все границы дозволенного, говоря в подобном тоне с Дракулой, но почему-то была более чем уверена, что в данных обстоятельствах ей ничего не угрожает.

    Влад прекрасно чувствовал, что сейчас творится в душе Гвен, как и ловил себя на том, что желает разобраться в произошедшем с лордом Оллфордом не меньше его дочери. Отчасти это было продиктовано личными мотивами, речь опять шла о вампирах, и князю было весьма интересно, кому на этот раз взбрело в голову играть с огнем, в какой-то мере любопытством, где-то даже банальной скукой, но так же Влад признавал, что не последнюю роль в этом желании играла и сама девушка. Как ни хотелось в это верить бесстрастному властелину ночи, но Гвендолин прочно заняла место не только в его мыслях, она имела наглость потревожить и многовековой лед на его давно остывшем сердце... И если вначале их знакомства Влад желал лишь развлечься и скрасить свое одиночество, укротив ту внутреннюю силу, что он почувствовал в Гвендолин, то теперь древний вампир увидел в этом хрупком создании родственную душу, способную несмотря ни на что понять его и принять таким, каким он был. А еще Гвен каким-то непостижимым образом удалось вторгнуться в воспоминания князя, чем девушка поставила его в самый настоящий тупик. Никто и никогда, за все его долгое существование, не мог проникнуть в темные лабиринты его памяти, да еще и с такой легкостью. Несомненно, было в Гвендолин что-то такое, особенное, что так влекло к ней, и не давало Дракуле покоя с того самого момента, как он впервые увидел ее возле Hotel King Targoviste в окружении друзей.

    - И что мне, скажите на милость, мешает сейчас откорректировать вам память, чтобы вы и не вспомнили об этом разговоре? - вынырнув наконец-то из размышлений, почти ласково поинтересовался Влад.

    Гвендолин резко вскинула голову, пристально вглядываясь в глаза князя, в которых уже разгорались алые искорки. Эта ласковость в тоне могла обмануть кого угодно, но девушка знала, что за этим непринужденным, почти скучающим тоном кроется предупреждение. Легкий испуг промелькнул в ее ореховом взоре, ведь она на собственном опыте знала, что значит разозлить вампира, но, присмотревшись, Гвен поняла, что огонь в обсидиановых глазах вампира не был признаком гнева - там плясали чертики. Влад явно забавлялся, искусно играя на ее накаленных до предела нервах, как на диковинном музыкальном инструменте.

    - Вы просто невыносимы! Я вас совершенно не понимаю, - выдохнула Гвендолин, откидываясь в удобном кресле. - Хотя вы, как никто другой должны понимать, что значит потеря близких людей. Ведь вы столько пережили за свою жизнь, но ведете себя словно в вас нет ни капли человечности.

    Несколько поленьев, повинуясь легкому взмаху руки, послушно отправились в камин, и почти затухшее пламя разгорелось с новой силой, с удовольствием пожирая предложенную жертву и распространяя по комнате приятный хвойный аромат.

    - А с чего вы взяли, что после всего пережитого она у меня еще осталась? - тихо спросил Дракула, отпивая из высокого хрустального бокала, на гранях которого медный огонь вычерчивал причудливые узоры. Весь в черном, вампир сидел в своей излюбленной величественной позе. Пламя освещало его бледное лицо, придавая тому живой оттенок.

    - С того, что я все еще сижу перед вами, а не составляю компанию Ван Хельсингу на каминной полке, - отрешенно произнесла Гвен, удивляясь своему спокойствию. - "Не иначе, как опять князь постарался", - пронеслось у нее в голове.

    Мысленно усмехнувшись проницательности своей гостьи, которая, похоже, неплохо его изучила за это короткое время, Дракула, смерив Гвен тяжелым задумчивым взглядом, согласно кивнул:

    - Будь по-вашему. Завтра вечером мы отправимся в Лондон.


    Примечания:
    * Te lupti cu morile de vant — (рум.) Ты борешься с ветряными мельницами. Одна из идиом румынского языка. Так вам сообщают, что вы занимаетесь совершенно бесполезным делом и что это не приведет ни к чему.
    ** Килич — клыч (тур. kılıç — кылыч) — родовое понятие для обозначения длинноклинкового оружия в Турции, которое Влад позаимствовал и часто использовал в сражениях, против тех же турок в частности.
    *** Куртя-Веке — (рум. Curtea Veche — Старый двор), или Княжеский двор (рум. Curtea Domnească din Bucureşti) — ансамбль построек, относящихся к дворцу правителей Валахии и Румынии. Появление резиденции правителей относится ко вт
    Эйрэна, Риша, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 13 марта 2017 - 00:47

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    20 декабря 2016 - 21:44 / #1
  2. Оффлайн

    Эйрэна

    Советник хранителя

    Сообщений: 14012

    Интересная история, полная напряжения и внутренней борьбы Гвен!) Чувствуется трагизм и драматичность судеб героев... Спасибо, что полки нашей библиотеки пополнил ещё один фанфик!!!))) chud
    И обложка, конечно, замечательная!!!))) pushcvety
    Риша, terraL, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    20 декабря 2016 - 22:03 / #2
  3. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16261

    Ура! Продолжение!!! hohotuchka
    Помню-помню эту историю! И как мне жаль было Ван Хельсинга... Так и мается он в шкатулке, бедняга...
    Очень интересное начало, Ева! И написано, как всегда, изумительно! Вкусно, ярко, образно! Буду ждать продолжения! Что ж там такое случилось... Не очень-то верится, что это отец Гвен убивает)
    Спасибо! Вдохновения тебе и всего самого чудесного!!!
    Эйрэна, terraL, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    20 декабря 2016 - 22:04 / #3
  4. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Эйрэна, cvetserdpic cvetserdpic cvetserdpic
    Огромное-преогромное за прекрасный отзыв и внимание!!! smgives
    Эйрэна, Риша, Будур нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    21 декабря 2016 - 01:03 / #4
  5. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Риша, искреннее мерси. Очень рада, что ты еще помнишь эту историю.
    Да, не повезло Гэбриэлу, что и говорить... Но, увы, такова его судьбы в этой истории.
    ;-)) Ох, придется нашим героям несладко... Еще раз, Риша, большущее спасибо!!!
    cvetserdpic cvetserdpic cvetserdpic
    pushserce
    Эйрэна, Риша, Будур нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    21 декабря 2016 - 01:07 / #5
  6. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Chapter one: Tomorrow never comes...

    Сон… Что может быть естественней?.. Просто закрываешь глаза и потом — бац, уже утро. Так происходит всегда, за исключением моментов, когда вместо того, чтобы дать Морфею перенести нас в свои владения, дарующие спокойствие и отдых, мы начинаем думать… Например, о том, как докатились до такой жизни? Почему из всех людей, населяющих земной шар, в пасти этого безумия оказались именно вы?..

    Гвендолин не представляла который уже час подряд металась на огромной кровати, комкая простыни и путаясь в их прохладном шелке, безуспешно пытаясь уснуть. Сейчас она была готова покинуть собственное тело, вырваться за эту сковывающую оболочку, только бы иметь возможность хоть на короткое мгновение отключиться от тягостных и назойливо-раздражающих, как стая мух, мыслей, которые, похоже, поставили себе целью напрочь лишить ее такого желанного покоя. Разговор с Дракулой в мельчайших подробностях крутился в сознании Гвен, раз за разом заставляя переживать обрушившуюся на нее информацию. Мерзкий газетный заголовок немым укором стоял перед мысленным взором, требуя безотлагательного решения проблемы. Но что делать Гвендолин совершенно не представляла. Пребывая в пограничном состоянии, напоминающем скорее болезненное забытье, нежели нормальный сон, она лихорадочно обдумывала ситуацию, в которой оказалась ее семья, искала выход, но, как и сразу после того как Влад сообщил ей эти ужасающие новости, не находила ни одного адекватного объяснения произошедшему и уж тем более вразумительного ответа на мучившие ее вопросы, то и дело натыкаясь на глухую стену полного абсурда и неправдоподобности. Это сводило девушку с ума.

    Мужественно предприняв еще несколько попыток уснуть и сосчитав при этом овец, слонов, зайцев и даже летучих мышей, Гвен, печально взглянув вслед Морфею, который отчаявшись увлечь девушку в свое царство безмятежных сновидений, покинул ее, встала с кровати и, взяв лэптоп, погрузилась в чтение, надеясь хоть таким образом скоротать время до утра. Но и эта хитрость не привела ни к чему, кроме очередного провала. Время, будто издеваясь над несчастной и ощущая слежку за собой, тянулось медленно, словно густой мед за ложкой, едва ли не силой вынуждая стрелки на старинных настенных часах отсчитывать секунды, минуты, часы этой поистине бесконечной ночи… Оптимизма не добавляло и то, что читала Гвендолин в сети — одна новостная лента за другой равнодушно трепали доброе имя ее семьи, обнажая самые жуткие и кровавые подробности случившегося, навеки втаптывая в грязь и разрушая репутацию, которой так дорожил ее отец. Поняв, что совершила еще одну ошибку, девушка оттолкнула лэптоп и, сложив руки на столе, уронила на них голову, проклиная про себя тот день, когда согласилась приехать в эту чертову страну. К уже изводившим ее сожалениям, злости, непониманию происходящего добавился еще и банальный страх перед будущим, который вплелся в ее сознание, как цветок в венок, и, соединившись с остальными эмоциями, превратился в колючий терновник, что тут же с остервенением впился острыми шипами, казалось, в самую душу. Вопросы и мрачные думы сыпались на мисс Оллфорд словно из рога изобилия, который кто-то на Небесах по неосторожности опрокинул ей на голову, щедро делясь с Гвен его «дарами».

    Какая-то зловещая темнота завладела комнатой и лишь красноватые отблески прогоревшего угля в небольшом камине справа от стола, за которым сейчас сидела девушка, вычерчивали причудливые узоры на мебели и стенах. Измученная тягостными мыслями, Гвен уставилась в окно, отрешено всматриваясь в траурный палантин ночи. Затянутое плотными грозовыми тучами небо поглотило надтреснутое блюдце луны, оставив лишь парочку ее осколков, безразлично сияющих холодным голубым светом высоко над миром. Все это Гвен отмечала лишь краешком сознания — перед мысленным взором все еще продолжали мелькать обрывочные картинки ее невеселых размышлений. Поэтому неудивительно, что легкий стук, раздавшийся снаружи, заставил подскочить девушку на месте, в одночасье вернув в реальность.

    — Почудилось или нет? — пролепетала Гвен еле слышно, направляясь к приоткрытому окну. Стук повторился уже настойчивей, бесцеремонно нарушая тишину безлунной ночи. — Князь?! — удивленно промолвила девушка, заметив темный силуэт, парящий в воздухе. Она раскрыла окно шире, впуская в спальню бледно-серебристое пятно света, пролитое только что нашедшей небольшой просвет между косматыми тучами владычицей ночи, а за ним и самого вампира.

    — Позвольте полюбопытствовать, — мрачно поинтересовался Влад, — сколько еще вы намерены изводить себя и меня заодно своими мыслями?

    От подобного вопроса мисс Оллфорд на какое-то мгновение потеряла дар речи. Нет, она привыкла ко многому, находясь рядом с вампиром, но ему все же с завидной регулярностью удавалось ставить ее в тупик как своим поведением, так и словами. И этот раз не стал исключением.

    — Я не понимаю, — наконец-то выдавила она из себя, растерянно взирая на стоящего перед ней князя, напоминающего сейчас призрак: весь в черном, Влад казался сотканным из ночного тумана. Только его обсидиановые глаза светились в темноте каким-то мистическим блеском, затягивая в свои бездонные омуты.

    — Почему вы, смертные, никогда не живете настоящим? Все только предвкушаете будущее и торопите его, словно оно опаздывает, или призываете прошлое и стараетесь его вернуть, словно оно ушло слишком рано. Вы так неразумны, что блуждаете во времени, вам не принадлежащем, пренебрегая тем единственным, которое вам дано, — задумчиво произнес Дракула, словно разговаривая с самим собой.

    — И чтобы это выяснить вы вломились ко мне среди ночи? — окончательно сбитая с толку, Гвен устало опустилась в кресло, ей и без подобных философских бесед было достаточно паршиво.

    — Заметьте, что я дважды постучал, — небрежно бросил Влад в ответ. — Накиньте, а то замерзнете, — он протянул ошарашенной и совершенно ничего непонимающей Гвендолин лежащий на краю ее кровати плед и не дав ей прийти в себя, подхватил на руки и вылетел в распахнутое настежь окно.

    Свежий ночной воздух тут же заполнил легкие, а прохлада, ворвавшись в мысли Гвен, стала полноправной хозяйкой в сознании девушки, расставляя там все по полочкам и оттесняя тягостные мысли куда-то далеко, на самые задворки разума, давая наконец-то сбросить удушающие объятия страха, завладевшего ее сердцем, и вдохнуть полной грудью. Гвендолин с удовольствием подставила лицо порывистому осеннему ветру, что на своих крыльях нес дух бури, но непогода еще не добралась до города, господствуя лишь над древними, как сам мир, Карпатами.

    — Что вы делаете?! — именно этот вопрос сорвался с уст Гвендолин, когда Влад, снова обретя человеческий облик, приземлился на крышу дома, а мисс Оллфорд наконец-то пришла в себя от столь неожиданного путешествия.

    Полет длился всего каких-то пару секунд, но девушка была буквально опьянена ощущением абсолютной свободы. Поэтому совершенно не представляла, чего в ее тоне было больше: сожаления, что все закончилось, не успев толком начаться, или же возмущения от столь бесцеремонного обращения со своей драгоценной персоной.

    — Решил, что вам стоит проветриться. Тем более, что битву с бессонницей вы позорно проиграли, — усмехнулся Влад. — Прошу, — вампир жестом указал на пологую часть крыши, рядом с дымоходом. Плотнее укутав Гвен в плед, он достал откуда-то второй и простелил его перед девушкой, помогая той удобно устроиться. — К тому же, если мне не изменяет память, у вас сегодня день рождения, — произнес он, наблюдая, как эмоции сменяют одна другую на лице его собеседницы.

    — Я и забыла об этом, — растерянно пролепетала Гвендолин.

    — Что совершенно неудивительно в сложившихся обстоятельствах, — отозвался Дракула, словно чародей, доставая из воздуха бутылку вина и пару хрустальных бокалов.

    — К этому нельзя привыкнуть, — во все глаза следя за действиями Влада, сказала мисс Оллфорд. Сейчас она чувствовала себя абсолютно счастливым ребенком, которого еще не коснулись горести этого мира, на один короткий миг забыв обо всем на свете. — Вы не перестаете удивлять меня. Я никак не могу понять вас.

    — Вы не первая, — печально усмехнулся князь, смотря как сквозь рваные черные тучи подобно умирающей звезде летит слабая вспышка молнии, как падает вниз, разбиваясь о землю. За ней послышался глухой раскат грома.

    — Гроза начинается, — не отводя взгляда от того места, куда только что ударила серебристая вспышка, сказала девушка.

    — Она еще очень нескоро тут будет, — Дракула протянул Гвендолин бокал, наполненный вином: — За вас! — и отсалютовав девушке, он присел рядом с ней на крышу.

    — Никогда и подумать не могла, что отсюда может быть такой завораживающий вид, — протянула Гвендолин, рассматривая открывшуюся ей панораму на древний город. — Спасибо, что вырвали меня из этого ночного безумия.

    Гвен повернулась, глаза Дракулы смотрели ей прямо в душу. И что-то в них было странное, что-то, отчего у нее в один миг умерли внутри все эмоции. Она даже дышать перестала, потерявшись в их замысловатых лабиринтах.

    — Расслабьтесь и закройте глаза, — тихо произнес Влад, поворачивая Гвен к себе спиной и прижимая к своей груди, отчего девушка непроизвольно вздрогнула и попыталась отстраниться.

    — Однажды я уже повернулась к вам спиной, — немного затравленно выдавила Гвендолин, воскресив в памяти момент, когда ее привычная жизнь разбилась на осколки у ног безжалостного властителя ночи.

    — Признаю, что в прошлый раз я немного перестарался, — примирительно сказал Влад. — Но вы сами виноваты в произошедшем. Не нужно было меня провоцировать.

    — Нет, вы все-таки невыносимы, — Гвендолин закатила глаза и покачала головой. — С вами как на качелях: то вверх, то вниз.

    — Я обещаю, что не причиню вам вреда, — очень тихо произнес князь, снова разворачивая Гвен спиной и обжигая льдом кожу на ее щеке. Затем его пальцы слегка коснулись висков девушки. — Доверьтесь мне.

    В следующее мгновение реальность раскололась, дала трещину, и сквозь брешь начали просачиваться новые, ни с чем не сравнимые ощущения. Непроницаемое покрывало мрака более не являлось для Гвендолин помехой: она с удивительной четкостью видела каждую пылинку, каждый завиток паутины, каждую щербинку в черепичной крыше. Она могла различить хвою на разлапистых елях, что росли в саду возле дома, иссиня-черную воду в фонтане на площади, каждый цветок в многочисленных клумбах, серовато-бурые пучки пожухлой травы на земле. Ее слух также приобрел необычайную остроту: девушка легко различала каждый звук внутри огромного особняка и далеко за его стенами. Откуда-то, похоже из кухни, доносился звонкий голос Елены, юной прислужницы в доме князя. Ей отвечал другой голос, мужской. Судя по всему, девушка получала взбучку за долгое отсутствие от Больдо, руководившего всем в этом мрачном убежище древнего вампира. Также Гвендолин слышала мерный шум кровотока всех обитателей ближайших домов и спокойный ритм их спящих сердец, что, сливаясь в унисон, набатом стучал в висках.
    Но больше всего ее потрясло осознание того, что она отчетливо слышит собственные мысли. Точнее, их слышал Влад, но, учитывая, что он открыл ей доступ в свое сознание, Гвен имела сомнительное счастье почувствовать на собственной шкуре все то, с чем каждую минуту одинокой вечности жил князь. Она себе даже представить не могла, как он выдерживал всю эту неутихающую ни на миг какофонию звуков и эмоций…

    — Это прекрасно и в то же время так ужасно. Как такое может быть? — беззвучно выдохнула Гвен, закрывая глаза в попытке избавиться от непривычных ощущений. — Прекратите это, пожалуйста.

    Мгновение… и мир вокруг снова укрыл от ее взора черный шелк беспросветного мрака, который, казалось, Влад притягивал к себе, словно магнит, а звуки как по мановению волшебной палочки утихли, оставив лишь слабые отголоски в сознании.

    — Теперь вы меня понимаете? — мрачно поинтересовался Влад, опять наполняя бокалы густым, темно-красным, как сама кровь, вином.

    — Но вы же можете блокировать мысли, эмоции…

    — Могу, но это не выход, — прервав девушку, заметил Дракула. — Вы загнали себя в эмоциональную ловушку, из которой нет выхода. Вы не можете изменить прошлое, не можете повлиять на будущее… Так зачем вы мучаете себя?

    — И вас заодно, — повторила Гвен слова князя, которые тот сказал ей перед тем, как они оказались на крыше. — Простите.

    — Вам не за что извиняться. Я вас прекрасно понимаю, но на будущее, сделайте одолжение, думайте хоть немного тише, — заметил вампир, отпивая из своего бокала.

    — Так всегда? То есть вы постоянно все это слышите?

    — Нет, обычно я могу, так сказать, отключить эту способность, но с вами, почему-то, все идет не так, — обдумывая внезапно посетившую его мысль, ответил Влад. — Подозреваю, что все дело в моей… хм… несдержанности — это создало между нами определенную связь.

    — В кои-то веки вы сами в чем-то виноваты. Молчу, — с трудом сдерживая ехидную улыбку, произнесла девушка, — молчу.

    — Рад, что мне удалось вас развеселить. Хоть какое-то разнообразие, а то вы уже стали походить на приведение.

    — Благодарю за комплимент, очень мило с вашей стороны, — все-таки не удержалась Гвен от сарказма. — И что же прикажете делать?

    Влад пожал плечами, всматриваясь в грозовое небо, будто пытаясь получить у него ответ.

    — Я не настолько молод, чтобы знать все, — многозначительно произнес он, переводя внимательный взгляд на свою собеседницу.

    — Но я же живой человек, поэтому не могу не думать, не сожалеть, не строить планы. Представить не могу, как я буду объяснять родителям свое отсутствие и полное молчание. Какую сказку мне придумать, чтобы объяснить им ваше присутствие и вашу… природу…

    — Думать, анализировать, строить планы — это одно, а то, чем занимаетесь вы — настоящее самоедство, которое ни к чему хорошему не приведет, — парировал Дракула.

    — Скажите пожалуйста, когда это вы стали психологом? — Гвен не заметила, как начала заводиться. Слова Влада задели ее за живое, а бессонница и усталость тут же дали о себе знать. — Вы меня похитили, заточили в этом мрачном доме. Я понятия не имею, что меня ждет. И вы еще будете обвинять меня в самоедстве?! Да, я схожу с ума от неизвестности, и виноваты в этом только вы! — она требовательно протянула пустой бокал Владу и выжидательно уставилась на вампира. Затем сделав пару глотков терпкого вина, уже спокойней продолжила: — И еще вся эта история с отцом… У меня все это просто в голове не укладывается. Я дико устала от всего этого. Вы понимаете? Я не знаю уже на каком я свете и чего ожидать от завтрашнего дня, — последние слова девушка почти прошептала.

    — А вы не могли раньше высказаться? — отпивая из своего бокала, как бы между прочим поинтересовался Влад.

    — Вы издеваетесь? — Гвен опешила от подобного заявления князя.

    — Даже не думал.

    — Как с вами можно поговорить, если вы, то отмахиваетесь от меня, избегая разговоров и прямых ответов, а то и вовсе неуловимы, словно призрак?

    — Я действительно был занят, и в последние дни особенно. Я ведь не просто так сказал, что мы отправимся в Лондон только завтра, точнее, уже сегодня вечером. Мои люди все…

    Тишину безлунной ночи разрезал полный одновременно отчаяния и злости крик, вспугнувший мирно дремавших на деревьях птиц. Гвендолин вскочила на ноги, словно ее подбросило пружиной:

    — Я понимаю, что в вас говорит характер, да и происхождение дает о себе знать. Вы с пеленок привыкли приказывать, все решать сами, не полагаясь ни на кого, не советуясь и ни с кем не считаясь. Знаете, а я ведь мало чем от вас отличаюсь. Я не терплю вмешательства в свою жизнь, желаю распоряжаться нею сама и ни от кого не зависеть. Именно поэтому я разругалась с родителями, бросила все, я даже готова была отказаться от титула и наследства, но отец не оставил мне выбора, настояв на своем. Я всегда точно знала, чего хочу, и шла к своей цели невзирая ни на что. Но здесь, с вами, я превратилась во что-то бесхребетное, вечно ноющее существо, — Гвен на мгновение замолчала, переводя дыхание, и, собрав силы, отчеканила: — Если вы обратите меня в вампира, будьте уверены, — ее глаза сейчас метали молнии, красноречивее любых слов демонстрируя ее истинный темперамент, — вы об этом сильно пожалеете! Я превращу вашу вечность в настоящий ад!

    — Уже угрожаете? — губы Влада тронула едва уловимая коварная усмешка. — Прогулки на свежем воздухе поистине творят чудеса.

    — Эгоист чертов! — Гвендолин не выдержав, запустила в князя бокал, который тут же сотней осколков рассыпался по крыше. — Только о себе и думаете!

    — Поверьте, если бы я думал только о собственной персоне, вы бы давно влачили жалкое существование моей очередной игрушки, или бы вообще покинули пределы этого мира, — голос Дракулы окутал девушку подобно облаку, а сама она снова оказалась прижатой к груди вампира.

    — Поистине царская щедрость. Вот только пока я ощущаю себя забытой на пыльном чердаке и никому ненужной куклой.

    — Мы всегда можем это изменить, — аристократичные пальцы отвели рассыпавшиеся по плечам локоны, в то время как острые клыки уже почти коснулись голубой венки на шее.

    — Даже не думайте об этом, — прошипела Гвен, с ловкостью кошки выворачиваясь из стальных объятий. — Вы обещали мне дать время на раздумья, и я еще не готова вам ответить.

    Влад совершенно не понимал, что с ним происходит. И чем больше он об этом думал, тем сильнее увязал в лабиринтах собственного разума. Раньше он бы не задумываясь подчинил девушку своей воле, но почему-то именно сейчас ему не хотелось видеть рядом с собой послушную марионетку. Вампир пытался пару раз укротить мятежный дух своей гостьи, но каждый раз ловил себя на том, что безумно устал от рабской преданности, от покорности, с которой его невесты шли за ним и в огонь, и в воду. Где-то в самом дальнем уголке своей темной души Дракула знал, что в этот раз непременно хочет сохранить внутреннюю силу Гвендолин, ее индивидуальность, ее огонь, способный разжечь его мертвое сердце…

    — А мы действительно с вами похожи, — медленно протянул Влад, отпуская девушку.

    Глухой раскат грома расколол мир надвое, похоронив в своем рокоте слова вампира и на какое-то мгновение прекратив словесную перепалку между Дракулой и мисс Оллфорд.

    — Вы говорили о доверии, — очень тихо начала Гвен, — но сами отгородились от всего и всех глухой стеной, через которую невозможно пробиться даже при огромном желании. Знаете, я всегда уважала, даже, скорее, восхищалась вами, как мудрым правителем, неординарным и умным человеком. Возможно, иногда вы перегибали палку, но времена тогда были другие и то, что сейчас нам кажется настоящим ужасом было не более, чем суровой действительностью. Да и ваша политика, чего скрывать, имела удивительные результаты. Единственное, чего вам не хватило в прошлой жизни — так это времени и немного везения. Если бы тогда вы смогли убить султана, то кто знает, как бы повернулась история? Но и та неудача не сломила вас, вы не спрятались в кокон. Вы продолжили борьбу. И даже после двенадцатилетнего заточения в Соломоновой башне вы взяли в руки меч и снова встали на защиту своей страны. Почему же сейчас вы похоронили себя в этом мрачном доме и вынуждаете окружающих вас людей бояться даже вспоминать ваше имя? Я прекрасно понимаю, что ваша иная сущность играет в этом ключевую роль, но, хоть вы и будете это отрицать, в вас осталось еще много от того человека, которым вы были несколько столетий назад. Вы также, как и любой из нас, хотите понимания и… — Гвендолин замолчала, ожидая хоть какой-то реакции на свои слова, но ответом ей была лишь скорбная песнь господствующего над миром ветра. — Я поражена наличием людей в вашем доме. Не представляю, как и чем вы их удерживаете, кроме воздействия на разум. Кажется, только Больдо вам всецело предан и готов ради вас на все причем по собственной воле. Потому что даже ваш потомок при встрече с вами трясется, как осиновый лист на ветру. Вы хотите добиться этого и от меня? Страха?.. — глаза Гвен встретились наконец-то с задумчивым взором Дракулы, который сейчас мало чем отличался от мраморной статуи, неподвижно застыв в шаге от девушки. — Большей реакции на свои слова я бы добилась, разговаривая с черепичной кладкой на этой крыше, — подытожила Гвен, отворачиваясь от вампира и кутаясь в соскользнувший с плеч плед.

    — И кто из нас теперь изображает психолога? — поинтересовался Влад, приблизившись к стоящей на краю крыши Гвендолин.

    — Кто бы сомневался, что вы в очередной раз отмахнетесь от меня, одев маску сарказма, — вздохнув, произнесла та. — Вы напоминаете мне собаку на сене: она и сама его не ест, но и никого к нему не подпускает.

    — Люди слишком часто меня разочаровывали и предавали, — целую вечность спустя ответил князь.

    — И поэтому вы решили больше никому не давать ни малейшего шанса пробиться сквозь вашу броню? — Гвен снова повернулась к вампиру лицом.

    — Зачем? Чтобы в очередной раз получить нож в спину? — глаза Дракулы горели как два полуденных солнца в темноте ночи, прожигая девушку насквозь. — И ваш драгоценный Ван Хельсинг лучшее тому доказательство.

    Внезапно совсем рядом с ними прогремел гром, и окрестные горы многократно его повторили.

    — Какой ужасный грохот, — вздрогнула Гвендолин, словно очнувшись.

    — Драк все-таки проснулся, — усмехнулся Влад, не без облегчения меняя щекотливую тему разговора.

    — Что?

    — Так говорили здешние крестьяне, когда начиналась подобная гроза, от которой, кажется, сотрясаются даже Карпаты. В громовых раскатах невежественным людям слышался голос драка, они верили, будто это сам дьявол предупреждает беспечные души о своем приближении.

    — Как же я их понимаю, — прикрыв глаза и пережидая очередной, слепящий не хуже полуденного солнца всполох молнии, произнесла Гвен. — От этого грохота кровь стынет в жилах. Верните, пожалуйста, меня в мою комнату. И, — она в упор посмотрела на вампира, — еще раз спасибо. За все.

    Влад просто кивнул и, снова подхватив Гвендолин на руки, перенес девушку в ее спальню.

    — Постарайтесь хоть немного отдохнуть, — повернувшись в дверях, сказал Дракула. — Вам понадобятся силы в ближайшее время.

    — Легче сказать, чем сделать, — прошептала Гвен, откидываясь на кровати.

    Стоило Владу закрыть за собой дверь и раствориться в темноте коридора, а Гвен прикрыть глаза и попытаться отправиться в царство Морфея, как все ее страхи в одночасье воскресли. Гвендолин понадобились считанные минуты, чтобы неотступные мысли о ее темном, неясном будущем, о собственной жизни, ставшей игрушкой в чужих руках, вновь на нее обрушились, подтачивая душевные силы, как капли воды гранитную глыбу.

    — Вы невозможны! — услышав подле себя бархатный, обычно спокойный, но сейчас буквально сочащийся ядом голос, Гвен вскрикнула и резко села на кровати. — Не кричите! — Влад приложил палец к губам Гвен, вынуждая замолчать.

    — Не пугайте так, я думала вы ушли, — бросила в ответ девушка. — Так и инфаркт можно получить.

    — Ушел, точнее, попытался. Но каши с вами, как вижу, не сваришь. Я думал, мы обо всем договорились.

    — Это выше моих сил, — совершенно не обращая внимания на раздражение князя, устало произнесла девушка. — Вы можете что-то с этим сделать? Пожалуйста. Эти стены меня убивают, как и одиночество.

    Буквально зарычав, Влад прилег на кровать рядом с Гвен и, обняв девушку, притянул к себе. Затем с нежностью, очень медленно, провел рукой по ее напряженной спине, вынуждая расслабиться. Его голос, что-то нашептывающий ей на ухо, сейчас походил на отдаленный рокот водопада — он успокаивал… Глаза Гвендолин, повинуясь приказу вампира, послушно закрылись, и несколько минут спустя, удобно устроившись на груди Дракулы, Гвендолин уже спала безмятежным сном младенца, поэтому и не увидела алых всполохов в беспросветно черных омутах князя…
    Риша, Эйрэна, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    25 мая 2017 - 19:17 / #6
  7. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16261

    Замечательное продолжение, Ева!!! Как всегда - невероятно образно и красочно!

    — Почему вы, смертные, никогда не живете настоящим? Все только предвкушаете будущее и торопите его, словно оно опаздывает, или призываете прошлое и стараетесь его вернуть, словно оно ушло слишком рано. Вы так неразумны, что блуждаете во времени, вам не принадлежащем, пренебрегая тем единственным, которое вам дано, — задумчиво произнес Дракула, словно разговаривая с самим собой.
    - точно!:)

    Интересно... а там нет настоящего драка?:) Это ведь дракон?:) Спасибо! Ждём продолжения! Согласится Гвен на обращение или нет... Её переживания мне очень близки и понятны:)
    Эйрэна, terraL, Будур нравится это сообщение.
    25 мая 2017 - 20:07 / #7
  8. Оффлайн

    Эйрэна

    Советник хранителя

    Сообщений: 14012

    Наконец-то продолжение!!!))) pushpryg Очень интересно, погружаешься целиком в эту увлекательную историю!) chud
    terraL, Риша, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    26 мая 2017 - 06:34 / #8
  9. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Риша, как всегда благодарю за прекрасные слова и вдохновляющий отзыв!!!
    Нет, настоящего, кроме Дракулы, нет... drakonchik А вообще, переводится двояко, тут схожие слова, слившиеся воедино: драг - дракон, драк - дьявол. Отсюда и Драгуля (Дрэгуля), во всяком случае, именно так он подписывал свои письма (я имею в виду, конечно, реального князя Влада III). Но... Дракула он и в Африке - Дракула. smdrakonfly Как говорится, все смешалось: кони, люди...
    По поводу Гвен даже намекать не буду, пусть интрига сохранится... Но на днях будет новая глава.
    cvetserdpic cvetserdpic cvetserdpic
    Риша, Эйрэна, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 26 мая 2017 - 12:13

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    26 мая 2017 - 12:11 / #9
  10. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Эйрэна, огромнейшее мерси за комментарий. Невероятно приятно знать, что кто-то еще ждет и читает мои работы. Спасибо за поддержку!!!

    cvetserdpic cvetserdpic cvetserdpic
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    26 мая 2017 - 12:12 / #10
  11. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Chapter two: It never rains but it pours...

    Огромная, почти пустая комната была погружена в полумрак. Лишь одинокий фонарь светил прямо в окно, выхватывая из черноты небольшой участок помещения и старый продавленный в нескольких местах диван, на котором в неестественной позе лежал мужчина лет пятидесяти. Все вокруг него было залито кровью: стена, пол, даже на потолке алели брызги, создавая замысловатый и зловещий узор. Гвендолин медленно, дрожа всем телом, как огонек свечи на сквозняке, приближалась к злополучному предмету мебели, почему-то зная, кого на нем увидит. Предчувствия не обманули — крик отчаяния и боли сорвался с ее уст, когда она увидела бездыханное тело своего отца. Но настоящий ужас девушка испытала, поняв, что в комнате не одна, что здесь все еще притаился убийца, не желающий оставлять свидетелей. Мгновение, и из густой и вязкой, как смола, темноты появился человек, держащий в руке окровавленный нож. Увидев Гвен, мужчина остановился, затравленно на нее взглянул и рухнул на колени, заливаясь слезами:

    — Я не понимаю, что происходит, — прошептал он. Рука его задрожала и нож упал к ногам застывшей Гвен. — Помоги мне!

    Полностью перестав владеть собой, девушка бросилась к стоящему перед ней мужчине, но чем ближе она приближалась, тем дальше оказывался он.

    — Отец! — закричала Гвен, и резко проснулась...

    — Гвендолин, все в порядке, дорогая, — произнес тихий приятный голос, а затем чья-то рука ласково провела по мокрому лбу девушки, убирая с него прилипшие прядки. — Тебе просто приснился кошмар. Ты дома, в безопасности.

    Гвен все еще находясь на границе между мирами, никак не могла унять сумасшедший пляс сердца, который гулким эхом отдавался у нее в ушах, заставляя кровь стыть в жилах от только что виденного ужаса. Тело уже пробудилось, но разум все еще продолжал блуждать в лабиринтах царства Морфея. С трудом переведя дыхание, девушка открыла глаза и…

    — Мама, — выдавила Гвен, смотря в упор на улыбающуюся женщину средних лет, по щекам которой тоненькими ручейками текли слезы. — Мама? — повторила она, пытаясь поверить собственным глазам. Как такое могло случиться? Ведь лететь в Лондон они должны были только вечером или же… — Мама! — ошарашенно произнесла Гвен, наконец-то сбросив с себя удушающие объятия сновидений и приходя в себя.

    Девушка очень медленно села на кровати, затем осмотрелась вокруг. Сомнений не было — она действительно была дома. Эта комната разительно отличалась от мрачного, вечно погруженного в кромешный, даже могильный мрак, особняка Дракулы в Тырговиште. Здесь буквально каждый дюйм помещения был пронизан светом, несмотря даже на то, что за окнами был пресловутый английский туман. Светлые пастельные стены, пол из древесины зебрано, резная макассаровая мебель семнадцатого века, на окнах легкие портьеры. После давящей мощи эбенового дерева и кемпаса, все в родных стенах казалось Гвендолин воздушным и легким. На какой-то момент она вновь ощутила себя маленькой девочкой, принцессой, и только теперь поняла, как скучала по дому и родителям. Ореховые глаза Гвен тут же застлали слезы.

    — Как же я рада, что ты жива, — обняв дочь, миссис Оллфорд наконец-то дала волю чувствам. Всегда спокойная, временами даже слишком холодная и высокомерная женщина, предпочитающая держать сердце на замке, сейчас забыла обо всем на свете.

    — Прости меня, — пролепетала Гвендолин, пытаясь остановить всхлипы, которые грозились перейти в самые настоящие рыдания. — Я так сожалею, что поругалась с вами.

    — Когда с нами связалась румынская полиция мы думали, что потеряли тебя навсегда. Нам сказали, что ты пропала без вести, и скорее всего… погибла от рук того маньяка, — дрожащим голосом закончила леди Элизабет. Затем она немного отстранилась от дочери, как и она, не веря в реальность происходящего. — И вот случилось чудо — ты вернулась домой. Живая и невредимая. Мне кажется, если я тебя отпущу хоть на секунду, ты снова исчезнешь.

    — Никуда я теперь не денусь. Все будет хорошо, — девушка все-таки смогла немного успокоиться и взять себя в руки. Мысли, также очнувшись ото сна, закружились в сознании, пытаясь занять свои места. — Я скучала… Я, правда, очень сожалею.

    — Знаю, Гвен. Мы все тогда погорячились и были неправы, — миссис Оллфорд вновь обняла дочь и, прикрыв глаза, прошептала: — Отец ждет не дождется встречи с тобой. Он очень надеется, что ты на него не сердишься, — она многозначительно посмотрела на дочь, словно боясь говорить вслух о пережитом той ужасе.

    — Да черт с ним, — отмахнулась Гвендолин. Конечно, она не могла не злиться на отца за то, что тот отказался от собственного сына, и чисто по-человечески девушке было жаль парня, у него вся жизнь была впереди, но, как говорил Дракула, каждый сам себе судья и только сам решает оставаться на этом свете или покинуть его. К тому же Бен столько натворил, что несмотря на смягчающие обстоятельства его вина была чудовищна, а план мести их общему родителю циничен и коварен. Другое дело, что Влад не имел права самолично решать судьбу Мюррея, но и тут Гвен была абсолютно бессильна. Князь всегда жил по своим собственным законам и что-то доказывать ему, тем более, когда кто-то вмешался в его планы, нарушил их и подверг опасности того, кого вампир считал своим, было совершенно бесполезно. Своих решений Влад не менял и горе тому, кто по неосторожности или по глупости оказывался на его пути. — Никто из нас не в силах что-то изменить или исправить. Мне жаль Бена, но я его почти не знала, и он убил… — Гвен замолчала, понимая, что давно простила родителя. — Сейчас главное разобраться, что произошло с отцом, помочь ему, а потом, возможно, будем сожалеть о грехах прошлого.

    Леди Элизабет с удивлением смотрела на дочь, машинально отмечая изменения, произошедшие с ней за то время, что они не виделись.

    — Это вообще не поддается никакому объяснению, — задумчиво сказала женщина, и ее глаза, еще мгновение назад лучившиеся счастьем, вновь потухли. — Самое ужасное, что в Скотланд-Ярде уверены, что те ужасные убийства совершил Гарольд.

    — Но это же абсурд! — возмутилась Гвен. — Они что не понимают, что отец не мог совершить ничего подобного.

    — Гвендолин, мне очень жаль, но, — леди Элизабет замолчала на несколько бесконечных секунд, собираясь с силами, — у них есть неоспоримые улики. Есть записи камер наблюдения, показания свидетелей, подтверждающие его присутствие на местах преступления.

    — Но… — попыталась возразить девушка.

    — И я не знаю, где он был в те дни. Никто из его друзей его не видел.

    — А прислуга в доме? — спросила Гвен. — Не мог же он раствориться в воздухе? Не вампир же он в конце концов!

    — Мне жаль. Его действительно никто не видел и, более того, он сам не может объяснить произошедшее, а еще, — женщина, не выдержав, снова заплакала, — я нашла его одежду. На ней кровь тех людей… — она закрыла лицо руками. — Наши адвокаты ничего не могут сделать. Единственное, что они придумали — это признать вину и сослаться на расстройство рассудка.

    — Но это же бред… полный бред… — повторяла шепотом Гвен, словно мантру, не желая верить в виновность отца. Да, он небезгрешен, бывал жесток, но, чтобы убить кого-то… — Нет, это полный бред! — вынесла она вердикт. — Мы со всем разберемся, найдем других адвокатов, раз эти ничего не могут и…

    — Гвен, подожди, — миссис Оллфорд положила руку на плечо дочери, — не горячись. Во-первых, тебе нужно отдохнуть, ты еще очень слаба, а во-вторых, мистер Алукард подключил к делу своих юристов и вместе с сэром Рэймондом им удалось добиться разрешения на свидание.

    — Прекрасно! — сказала девушка, наконец-то поднимаясь с кровати. — И старинный друг предложил моему отцу признать себя безумцем и маньяком?

    — У него нет другого выхода, так он хотя бы не попадет в тюрьму, — печально ответила леди Элизабет.

    — Зато до конца своей жизни окажется запертым в сумасшедшем доме, где его будут изо дня в день накачивать наркотиками! — зло бросила Гвен. Потом вдруг до нее дошел смысл, сказанного матерью чуть ранее. — Алукард? — переспросила она.

    — Владислав Алукард. Тот человек, который помог тебе в Румынии и который привез тебя, — пояснила женщина, не понимая удивления дочери. — Что-то не так?

    — Нет, все так, — процедила сквозь зубы девушка, желая оторвать голову вампиру. — И что же он тебе рассказал?

    — Рассказал, что произошло в Тырговиште, как он случайно подобрал тебя на улице, когда на тебя напали, что ты все это время была в его доме, восстанавливаясь после ранения, а также объяснил твое молчание, — Гвен хотела что-то сказать, но миссис Оллфорд ее опередила: — Я не знаю, кого нам благодарить, что ты повстречала этого человека и что все сложилось именно так, а не иначе. И то, что ты не хотела говорить с отцом после всего вполне понятно. Да и твое состояние до сих пор оставляет желать лучшего. Кстати, он позаботился даже об этом и привез с собой врача, который наблюдал за тобой в Румынии. Тот не отходил от тебя все время.

    Гвендолин застыла, не в силах справиться с нахлынувшими на нее эмоциями. Она чувствовала себя одновременно ошеломленной, удивленной и обманутой. Даже в какой-то степени преданной.

    — Где он? — поинтересовалась девушка, вставая с кровати и направляясь к двери.

    — Кто?

    — Дракула! — выпалила Гвен раньше, чем успела обуздать гнев и прикусить язык.

    — Кто? — подумав, что ослышалась, переспросила миссис Оллфорд.

    — Алукард! — тут же исправила оплошность Гвендолин. — Прости, но мне очень срочно нужно с ним поговорить.

    — Да, конечно. Он был в библиотеке, когда я видела его в последний раз. Но ты уверена, что хорошо себя чувствуешь?

    — Вполне, — кивнула девушка. — Я люблю тебя! И я очень рада вернуться домой, — Гвендолин обняла мать и стремительно покинула свою комнату.

    — И я, — задумчиво произнесла женщина в пустоту. — Это ведь невозможно?.. Или все-таки?.. Румыния, Дракула… А.л.у.к.а.р.д… — почти шепотом произнесла леди Элизабет. Она любила историю, а также всякого рода загадки, поэтому внезапная оговорка дочери навела ее на вполне определенные размышления. — Неужели это правда?..

    *******

    Гвендолин не заметила, как буквально пролетела добрую половину дома, пугая немногочисленных слуг, которые занимались своими привычными повседневными делами. Резко затормозив перед входом в библиотеку, она потянулась к двери, но не успели ее пальцы коснуться массивной бронзовой ручки, как та неожиданно распахнулась. Похоже, Гвен ждали. Кипя от злости, девушка ворвалась в комнату и остановилась только перед огромным письменным столом эпохи Возрождения, за которым спокойный, словно древний сфинкс, восседал Дракула. Даже громко хлопнувшая дверь не заставила Влада пошевелиться. Он оставался неподвижным, точно скала, по-прежнему внимательно изучая какие-то документы, лежащие перед ним. Только его губы слегка дрогнули, сложившись в подобие насмешливой улыбки.

    — Наконец-то наша спящая красавица решила почтить нас своим присутствием, — негромко произнес князь, не отрывая взгляда от бумаг. — Как себя чувствуете?

    — Просто прекрасно! — голос девушки звенел от плохо сдерживаемой ярости, но в то же время она чувствовала себя довольно глупо, устраивая подобный спектакль, но ее переполняли эмоции, которые она уже была не в силах удержать взаперти. — Что вы себе позволяете? Я попросила у вас всего-то пару часов покоя, а вы усыпили меня на сутки! Как вы могли?! Именно в такие минуты я вас действительно ненавижу!

    — А в остальные? — ехидно поинтересовался князь.

    — Будьте добры, перестаньте изображать Юлия Цезаря* и подарите мне хоть минуту своего драгоценного времени! — в тон вампиру бросила Гвен, гневно сверкая глазами.

    Ответом ей послужили приподнятые в удивлении брови и многозначительное молчание Влада, которым тот сказал больше, чем всеми словами, известными человечеству. Но все же Дракула нарочито медленно отложил документы, которые читал, закрыл ноутбук и вопросительно воззрился на девушку, напоминающую сейчас разъяренную фурию.

    — Чем вы сейчас недовольны? Я сделал так, как посчитал лучшим…

    — Лучшим для кого? — не унималась девушка.

    — Могли бы и спасибо сказать. Я избавил вас от тяжелого разговора с матерью.

    — Спасибо! Удивлена, что вы рассказали ей почти правду.

    — А чего вы ожидали? Сказки про вампиров?

    — Но вы могли хотя бы посоветоваться со мной. Это же моя жизнь. Предупредить на худой конец. Так нет же, вам плевать на чувства других!

    — Прекратите наконец кричать! Вас уже весь дом услышал, — слегка повысив голос, сказал князь.

    Влад сидел в своей излюбленной величественной позе, крепко обхватив пальцами кожаные подлокотники кресла. Было видно, что сейчас она его тяготила, но привычка — вторая натура…

    — Да пусть хоть все Соединенное королевство! — выпалила Гвен в сердцах.

    Как Дракула преодолел расстояние между ними, девушка даже не заметила. Только в следующее мгновение Гвендолин оказалась в стальных объятиях вампира, а ее слабая попытка сопротивления была пресечена на корню. И когда ее губ коснулись губы князя, вовлекая в страстный поцелуй, девушка ощутила себя расплавленным куском воска в руках умелого мастера, который мог делать с ней все, что ему угодно.

    — Успокоились? — поинтересовался Влад, наконец-то прекратив терзать уста Гвен, но все еще крепко удерживая девушку.

    — Да, спасибо, — пробормотала та в ответ, опуская глаза, не в силах выдержать внимательный взор черных, подернутых легкой дымкой алого пожара глаз. — Весьма оригинальный способ заставить замолчать.

    — И очень действенный, надо заметить. Еще ни разу меня не подводил, — на лице Дракулы играла задорная мальчишеская улыбка, которая так меняла его суровые черты.

    — Кто бы сомневался.

    Впервые Гвендолин посмотрела на стоящего рядом Влада, как на мужчину. Статный, надменный, аристократичный, князь до кончиков пальцев. Он был красив какой-то строгой мрачной красотой. Соблазнительный, таинственный, харизматичный, но при этом холодный и жестокий, как сам Дьявол. И такой же опасный. Но несмотря на все это, Гвендолин непреодолимо тянуло к нему, и она ничего не могла с этим поделать. Мрачное вампирское очарование… Будь оно трижды проклято! Он казался ей ангелом — падшим, но не утратившим удивительного внутреннего света.

    — Вам приснился кошмар? — отпуская Гвен, поинтересовался Влад, не без интереса смотря на залитые румянцем щеки девушки и читая ее, словно раскрытую книгу.

    — Д-да… — отворачиваясь к окну, тихо сказала та. — Но это просто сон. Хоть и ужасный. Мама сказала, что вы договорились о встрече с отцом? — спросила Гвендолин, совершенно не желая думать о внезапно посетивших ее мыслях и чувствах. Только не сейчас!

    — У вас есть два часа, чтобы привести себя в порядок и собраться, — отчеканил вампир. Гвендолин повернулась, собираясь что-то спросить, но Влад, прочитав мысли, тут же опустил девушку с небес на грешную землю: — Освободить его не получается. Я сожалею.

    — Но вы же…

    — Гвендолин, — в тоне Дракулы зазвенела сталь, — вы же прекрасно понимаете, что мое воздействие на человеческий разум имеет пределы. Вашего отца считают безумным серийным убийцей и даже я не в силах это изменить. Поэтому мы будем действовать спокойно и согласно закону, а там посмотрим. Давайте решать проблемы по мере их возникновения.

    — Вы правы, конечно. Простите, — и с этими словами мисс Оллфорд покинула библиотеку.

    *******

    Гвендолин имела весьма скудное представление о тюрьмах. Да и в полиции она была всего лишь раз и то в Тырговиште. Поэтому безликая серая коробка в несколько этажей, окруженная колючей проволокой, произвела на нее довольно сильное и гнетущее впечатление.

    — Мы с Драганом будем ждать здесь, — сказал Влад, бледной, как мел, девушке, помогая выбраться из машины. — Всех нас все равно не пустят. Вы пойдете с моим адвокатом Арнольдом Кроуфордом, который сейчас занимается этим делом вместе с вашим семейным юристом, — кивнул вампир в сторону идущего к ним навстречу невысокого плотного мужчину лет пятидесяти. — Ему можно доверять. Вы меня слышите? Гвен!

    — Да, простите, я немного задумалась. Не представляю, как отец может здесь находиться, — выдохнула Гвендолин.

    — Поверьте, это не самое страшное, — сказал подошедший Кроуфорд. — Есть свидетели преступлений, которые опознали вашего отца. Но хуже всего, — он взгляну на Влада и, дождавшись его кивка, продолжил: — что секретарь вашего отца проследил за ним и застал за совершением очередного убийства, но не смог его остановить. Ваш отец напал на него, едва не убил, а сам скрылся с места преступления. Его несколько часов спустя нашли дома, всего в крови.

    — Этого не может быть! — ахнула Гвендолин. — И почему тогда мне мама об это не сказала, когда мы с ней говорили?! Нет! Я не верю! Это все полный бред!

    — Я вас понимаю, вы не первая родственница… — адвокат резко замолчал, ощутив могильный холод, разливающийся по телу. Инстинктивно передернув плечами, Арнольд выдавил: — Вы не должны питать напрасные надежды. Я сделал все, что было в моих силах, но с такими уликами, — он развел руками, — сами понимаете. Единственный недочет, который я пока нашел — это отсутствие мотива.

    — Но так нужно потянуть за эту ниточку, — тут же ухватилась девушка за спасительную соломинку.

    — Согласен, сейчас только благодаря этому мне и удалось добиться встречи для вас. Кстати, нам пора идти, — спохватился мужчина.

    Тяжело вздохнув, Гвендолин молча последовала за Кроуфордом, который стремительно направился в бетонные недра здания, где располагались камеры предварительного заключения.

    — Что же касается вашей матери, — заметил Кроуфорд, когда они сели за небольшой столик в комнате для свиданий, — то, видимо, она просто решила вас не шокировать всем и сразу.

    Дверь напротив открылась, и охранник ввел герцога Графтона всего в цепях, словно какого-то средневекового каторжника. Гвен на миг потеряла дар речи — это был не ее отец. Точнее, он, но совершенно не такой, каким она его знала. Сутулая спина, потухший, ничего не выражающий взгляд ореховых глаз, не в меру худощавый, осунувшийся, под глазами залегли черные тени.

    — Отец! — Гвендолин вскочила на ноги. Ей так хотелось обнять родителя.

    — Сядьте, мисс! — тут же приказал полицейский, сопровождающий Гарольда Оллфорда. — Одно замечание и свидание будет прекращено.

    — Хорошо, простите, — бросила девушка, снова занимая свое место, и сразу забыв обо всех, кроме отца. — Что происходит? Я ни минуты не верю в твою причастность ко всему этому ужасу.

    — Гвендолин, прости меня, если сможешь, — устало произнес сэр Гарольд, тяжело опускаясь на стул напротив. — Тебе пришлось расплачиваться за мои ошибки…

    — Не надо, ты не виноват. Хотя, виноват, конечно, но это сейчас неважно. Обо всем этом мы поговорим, когда этот кошмар закончится и ты будешь на свободе.

    — Я не верю в чудеса, Гвен, — мрачно заметил мужчина. — Тем более, что получил от жизни больше, чем когда-либо ожидал. Ты вернулась домой, живая. Хотя нас и заверили, что тебя уже нет на этом свете. Большего мне не надо, и, если это расплата за твою жизнь, я готов понести заслуженное наказание.

    — Отец, о чем ты говоришь? Какое наказание? Ты не заслужил ничего подобного, — сердце девушки сейчас рвала на куски стая голодных хищников. Она готова была горы свернуть, только бы хоть как-то помочь отцу.

    — Правда, Гвен, я уже смирился. После нашего разговора я подпишу признание и…

    — Не смей! Слышишь, не смей этого делать! — снова едва не вскочив на ноги, Кроуфорд еле успел ухватить ее за руку и посадить обратно, отчеканила девушка. — Мы вытащим тебя!

    — Гвен… — мужчина резко втянул воздух, — прости, — и камнем рухнул на пол, перевернув стул и едва не опрокинув стол, за которым они сидели.

    Девушка застыла, не в силах поверить в случившееся. Слова застряли где-то в горле, шок сковал по рукам и ногам, Гвен буквально приросла к стулу. Она попыталась закричать, но не издала ни звука. Словно в замедленной съемке, Гвендолин наблюдала за происходящим в комнате. Она видела, как к ее отцу, лежащему на полу у ее ног, подбежали полицейские, как они стали проверять пульс, как переговариваясь по рации, вызвали медиков. Она слышала, как кто-то к ней обращается, требуя покинуть помещение…

    — Уведите ее отсюда в конце концов! — громкий голос кого-то из полицейских, видимо начальника, прогремел над самым ухом девушки, заставив ту вздрогнуть.

    — Я отомщу! — процедила сквозь зубы Гвендолин, смотря на то, как охранники уносят тело ее отца.

    — Гвен, нужно уходить, — Кроуфорд с трудом заставил девушку встать на ноги, которые вмиг стали ватными и едва ее держали. — Мне очень жаль, но сейчас нам действительно лучше уйти.

    Как они вышли из здания, как она оказалась в ролл-с-ройсе Дракулы, а потом и дома, Гвендолин совершенно не помнила. Она молча и покорно, словно робот, выполняла то, что ей говорили, но при этом ничего и никого не видела и не слышала, перед глазами все время стоял ее отец, молящий простить его за грехи молодости, которые чуть не стоили ей жизни. Такого всепоглощающего и беспросветного отчаяния девушка не испытывала еще никогда в жизни. Его черное крыло накрыло мир вокруг, казалось, навеки поглотив все остальные краски и эмоции.

    Встав с кровати, куда ее почти силой уложили, предварительно напоив целой кучей лекарств, Гвен безмолвной тенью выскользнула в коридор. На миг задумавшись, девушка резко развернулась и, быстро спустившись по лестнице, вышла на улицу. Огромный парк, расцвеченный старым золотом и багрянцем, надежно укрыл Гвен от посторонних глаз, и девушка направилась к небольшому озеру. Чем ближе она приближалась к водной глади, тем быстрее шла, а потом и вовсе побежала. Узкий деревянный мостик, уходивший на несколько футов в водоем, внезапно закончился и девушка уже была готова ощутить холодную воду, погрузиться в нее с головой, как кто-то перехватил ее поперек талии, прекратив падение.

    — Вы окончательно рассудком повредились? — поинтересовался Влад, делая несколько шагов по исиння-черному зеркалу озера и возвращая Гвен снова на мостик.

    Девушка как-то странно взглянула на своего спасителя, а потом, спрятав лицо у него на груди, разрыдалась в голос. Мгновение спустя рука вампира легла Гвендолин на затылок и прижала к себе.

    — Это вы так мстить собрались? — в макушку плачущей девушки произнес Влад, успокаивающе гладя ту по спине. — Ваша мать с ума сходит, весь дом верх дном стоит…

    — Я не знаю, как здесь оказалась, — пролепетала Гвен куда-то в пиджак вампира, справившись с рыданиями. Потом подняла мокрое лицо и тут же встретилась со всепонимающими темными глазами князя.

    — Мы найдем того, кто это сделал с вашим отцом, — твердо сказал Влад. — Только пообещайте мне больше не выкидывать подобных фокусов. Я не всегда смогу оказаться рядом.

    — Обещаю, — вытирая рукавом оставшиеся слезы, кивнула Гвендолин. — Вы сказали… сделал? Я думала, у отца был инфаркт или что-то подобное.

    — Не хотелось бы усугублять ваше состояние, но вы все равно все узнаете. Поэтому не вижу смысла ходить кругами. Вашего отца отравили в тюрьме.

    — Что?! Как?! Кто?! — девушка отстранилась от князя и едва не упала на землю, попятившись назад и споткнувшись о какой-то корень, торчащий у кромки озера.

    — Вот это нам и предстоит выяснить, — снова подхватив девушку, ответил Дракула. — Он умер от отравления цианидом. Это пока все, что я знаю. Сейчас проводится предварительное расследование и там работают мои люди. Так что как только хоть что-то прояснится мы об этом сразу узнаем, — заверил ее вампир.

    — А нельзя нам…

    — Гвендолин, вы едва на ногах стоите. Сейчас только отдых. Всем займемся завтра, — безапелляционным тоном заявил Дракула, а потом его глаза полыхнули алым, и Гвен тут же ощутила, как ее сознание улетело куда-то, убаюканное волнами чужого разума.
    Эйрэна, Риша, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 15 июня 2017 - 14:30

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    28 мая 2017 - 00:45 / #11
  12. Оффлайн

    Эйрэна

    Советник хранителя

    Сообщений: 14012

    Так быстро продолжение!!!))) Здорово!!!))) kniga Так переживательно о Гвен, чувствуешь её ощущения, читая... И Влад - огромная сила, беспощадная, но в то же время оберегающая Гвен...
    Спасибо, очень увлекательно!!!))) chud
    Риша, terraL, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    28 мая 2017 - 06:16 / #12
  13. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16261

    Замечательное продолжение, Ева! Такое динамичное и такое драматичное... Кто же отравил отца Гвен... И что же там с убийствами?! Просто теряюсь в догадках... Вернее - не в чем теряться:) - даже представить не могу, кто и как всё это устроил!
    Гвен пора уже перестать закатывать истерики по каждому поводу... Кроме Дракулы никто ей тут не поможет.
    Спасибо!!! Жду продолжения!!! smkot
    Эйрэна, terraL, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    28 мая 2017 - 12:24 / #13
  14. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Эйрэна, спасибо-спасибо-спасибо!!! Надеюсь, и дальше понравится.
    cvetserdpic cvetserdpic cvetserdpic
    Риша, Эйрэна, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    29 мая 2017 - 21:13 / #14
  15. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Риша, как всегда огромное мерси за прекрасный и подробный отзыв.
    Ну-у, не могу я же в первой главе (почти) все сразу раскрыть. Все расставим по местам, но чуть позже. Пока только завязка, хотя маленькие подсказки я стараюсь дать, во всяком случае наметить подозреваемых и возможные мотивы. Надеюсь, это получается. Потому что это мой второй детектив и очень хочется, чтобы он не был слишком прост и предсказуем.
    У Гвен то была, можно смело сказать, последняя истерика. Дальше ей будет не до этого. Совершенно.
    Еще раз спасибо!!!
    cvetserdpic cvetserdpic cvetserdpic
    Эйрэна, Риша, Будур нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 29 мая 2017 - 21:19

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    29 мая 2017 - 21:16 / #15
  16. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Chapter three: A journey of a thousand miles begins with a single step...

    Когда на следующее утро Гвендолин спустилась на первый этаж и вошла в приоткрытую дверь библиотеки, импровизированный военный совет был, что называется, в самом разгаре. Сэр Рэймонд Эддингтон, королевский адвокат и друг детства герцога Графтона, явно не выспавшийся и пребывающий в прескверном расположении духа, восседал за огромным письменным столом, полностью погрузившись в какие-то бумаги, двумя аккуратными стопками лежащие перед ним. Драган Дракулешти, врач, сопровождающий Влада и Гвен из Тырговиште, и по совместительству потомок грозного князя, задумчиво просматривал отчеты судмедэкспертизы, медленно прохаживаясь вдоль стеллажей с книгами. Арнольд Кроуфорд, коллега сэра Рэймонда, но представляющий целиком и полностью интересы Дракулы, который давно вел дела в Великобритании, а посему имел довольно обширные связи в самых разных кругах британского общества, о чем-то тихо спорил с незнакомым Гвен мужчиной и был явно раздражен.

    — Ты болван, Бабкок! — все-таки не выдержав, констатировал Кроуфорд, наступая на высокого коренастого мужчину, с пышной копной рыжих волос. — Прошло более двенадцати часов, а это все, что вы можете предоставить по поводу смерти герцога?! Ты даже не потрудился снабдить нас полной информацией о проведенном расследовании!

    — Я старший инспектор Скотланд-Ярда! — прогремел в ответ тот. — А не мальчик на побегушках! И никому ничего не должен! Расследование проводит полиция…

    — Ты ним и останешься, можешь даже не мечтать получить звание суперинтенданта, — на мгновение оторвавшись от своего занятия, вклинился в разговор сэр Рэймонд. — В этих бумагах тоже полный хаос. Твои ребята хорошо постарались, проводя обыски. Ничего найти невозможно.

    — Отчет еще не готов, это только предварительные данные. У меня людей не хватает, — сбавив обороты, попытался оправдаться Генри Бабкок. Он грезил наяву новым назначением, но прекрасно понимал, что если сейчас опростоволосится, то с должностью точно попрощается навсегда. К тому же иметь в недругах двух ведущих королевских адвокатов ему тоже очень не хотелось.

    — Это можешь рассказывать налогоплательщикам, я-то прекрасно знаю, что твой отдел укомплектован по полной, — устало произнес Кроуфорд. Старший инспектор хотел возразить, но адвокат продолжил: — Я понимаю, что на тебя давят со всех сторон. Честно, не хотел бы оказаться на твоем месте, но как ты не поймешь, что мы не палки тебе в колеса вставляем, а пытаемся помочь в этом деле. В конечном итоге, именно ты окажешься в выигрыше.

    — И не ты, а комиссар полиции будет выглядеть полным дураком перед королевской семьей, — как бы между прочим заметил сэр Рэймонд. — И не мне тебе рассказывать, что он после этого с тобой сделает, — на минуту библиотека погрузилась в тишину, а потом Рэймонд Эддингтон задумчиво произнес: — Это дело замять не получится, как бы тебе не хотелось. Слишком большой резонанс оно вызвало в обществе, да и интерес, чего уж скрывать. Подобного не было со времен Джека Потрошителя.

    — Но здесь же все ясно, — возмутился Бабкок. — Все улики налицо, свидетели. Да если бы все дела раскрывались так легко.

    — А вы не видите в этом ничего странного? — к разговору присоединился молчавший до этого времени Драган.

    — В каком смысле? — не понял старший инспектор.

    — Что все настолько ясно и не вызывает сомнений. Создается впечатление, что вам все преподнесли на блюдечке, — пояснил свое замечание Дракулешти.

    — А вы, простите, вообще кто? — гневно поинтересовался полицейский, вперив злобный взгляд в Драгана.

    — Я врач, — спокойно ответил мужчина с ярко выраженным восточноевропейским акцентом.

    — И это делает вас экспертом? — саркастично бросил Бабкок.

    — Поверьте мне на слово, моих знаний вполне достаточно, чтобы понять, что такая доза цианида не могла убить человека так быстро. А это может означать только одно…

    — Что травили его медленно на протяжении какого-то времени, — ошарашенно произнесла Гвендолин, обнаруживая свое присутствие в библиотеке.

    — Совершенно с вами согласен, — кивнул Драган. — Как вы себя чувствуете? — спросил он у все еще очень бледной девушки, которая, сейчас могла составить конкуренцию самому Владу.

    — Доброе утро, — кивнул сэр Рэймонд. — Простите, Гвен, мы за своими спорами вас не заметили.

    — Не страшно, — сказала девушка, усаживаясь в глубокое кожаное кресло, где так любил сидеть ее отец. — Вполне сносно, не беспокойтесь, — повернувшись к Дранану, добавила она.

    — Но я все-таки бы настоял на вашем отдыхе.

    — Прошу, я хочу участвовать в расследовании. Безделье сводит меня с ума, — в ореховых глазах застыла немая мольба. — Возможно, я могу чем-то помочь.

    — Так действительно будет лучше, — из-за стеллажа раздался бархатный голос Дракулы, а затем появился и он сам, держа в руках довольно увесистый том, оказавшийся справочником по ядам. — Леди Элизабет занята организацией похорон, а Гвендолин может рассказать нам об отце, его привычках, — безапелляционным тоном произнес Влад. — Кстати, ты прав, — князь подошел к своему потомку и что-то показал ему в книге.

    — Что там такое? — возмутился полицейский.

    — Всего лишь подтверждение слов доктора, — задумчиво отозвался Дракула. — Единственное, чего я не понимаю, кто и как отравил герцога Графтона в тюрьме.

    — А до этого? — спросила Гвен.

    — До его заключения вариантов масса, — выбирая самый темный угол в комнате и слегка поморщившись от ярких слепящих лучей солнца, которые проникали в библиотеку через раскрытые ставни, сказал Влад. — Начиная с вашей матери и заканчивая прислугой.

    — Но вы же не можете серьезно думать, что моя мать отравила отца? — возмутилась Гвендолин. — Это еще больший бред, чем-то, что отец вампир и убийца!

    — Конечно, не думаю. Я просто констатирую факт, — заметил князь. — Просто вы сами подумайте, это должен быть кто-то, кто имел возможность каждый день использовать яд и при этом не вызывать ни малейших подозрений ни у кого из домашних и вашего отца, в частности.

    Внимательно слушавший разговор Бабкок внезапно спохватился, его зеленые глаза засияли, как будто на него снизошло озарение. Он повернулся к сэру Рэймонду и, растянув губы в гаденькой улыбке, торжественно произнес:

    — Сэр Рэймонд Эддингтон, я задерживаю вас по подозрению в убийстве герцога Графтона! Извольте проследовать со мной!

    Над библиотекой свои крылья распростерла вязкая и гнетущая тишина. Тишина, не нарушаемая ни единым звуком, даже биением сердец присутствующих в ней людей. Тишина, которая обволакивает все вокруг, как ватой. Внезапно ее нарушил натянутый и какой-то неестественный смех. Все, словно по команде, повернулись в сторону письменного стола.

    — Безумие, оказывается, заразно! — утирая слезы, выступившие на глазах, сказал сэр Рэймонд. — Бабкок, не видать тебе должности суперинтенданта, как собственных ушей. Это я тебе обещаю!

    — Не нужно меня пугать. Сейчас не те времена! — довольно пафосно заявил старший инспектор.

    — Боюсь, что ты вообще вряд ли сохранишь работу в полиции, если сейчас же не покинешь этот дом! — Кроуфорд сделал несколько шагов в сторону полицейского.

    — Угрозы не доказательство невиновности! — все еще на повышенных тонах бросил Бабкок, сияя и, видимо, представляя себя уже суперинтендантом. — И, кстати, вас это тоже касается! Мистер Кроуфорд, вас я тоже арестовываю до выяснения всех обстоятельств дела. Возможно, вы, двое, были в сговоре, потому что только вы, двое, — он сделал ударение на последнем слове, — имели доступ к заключенному. А при нем яда не было, как не было его и в камере. Так что кто-то из вас что-то принес и это что-то унес! И, если вы сейчас не проследуете со мной в Скотланд-Ярд добровольно, я вернусь сюда через пару часов с ордером и прессой и устрою настоящее представление с наручниками, арестом и всеми вытекающими из этого последствиями. Оно вам надо?

    — Бабкок, ты действительно не в своем уме! — печально покачав головой, произнес Арнольд, взглянув на Дракулу. — Надеюсь, вы простите мне мое вынужденное отсутствие.

    — Мне с кем-то связаться? — поинтересовался Влад у королевских адвокатов.

    — Нет, спасибо! Мы с этим сами разберемся, — ответил сэр Рэймонд, после чего они трое покинули библиотеку.

    Гвендолин ошарашенно смотрела вслед уходящим мужчинам, затем повернула голову и ее взгляд уперся в портрет предка — Карла II, висящий над письменным столом.

    — Никогда не считала себя снобом, — едва слышно произнесла Гвен, — но в такие моменты действительно жалеешь, что прошли те времена, когда простолюдинов, подобных этому полицейскому, даже на порог дома не пускали.

    — Замечательно! — проговорил Дракула, легким взмахом руки закрывая злополучные ставни на окнах и тем самым погружая библиотеку в приятный полумрак. — Теперь можно продолжить, — и с этими словами Влад исчез, но уже мгновение спустя откуда-то сверху послышалось: — Гвендолин, можете перечислить всех, кто постоянно находится в доме? Сейчас я слышу десять сердец: вас двоих отбрасываем, плюс ваша мать, остается еще семеро.

    Девушка рассеянно взглянула на потолок и тут ее осенило:

    — Вы с ума сошли? Вы заставили этого Бабкока арестовать…

    — Начнем с того, что ничего с ними не будет. Они совершенно невиновны, но, — он на секунду замолчал, — во-первых, я жутко устал от этого солнца и мне надоело подпирать собой углы, а во-вторых, яд действительно не нашли, поэтому будет не лишним провести обыски еще раз. Возможно, ваша доблестная полиция что-то пропустила, а, возможно, они сами того не подозревая помогли настоящему убийце.

    — Но тогда кого-то из них могут арестовать за пособничество, — задумчиво вставил Драган, наблюдая, как его предок меряет размеренными шагами высокий потолок библиотеки.

    — Могут, — согласно кивнул Дракула. — Но тогда и будем думать, что с этим делать.

    — Нет, вы все-таки невозможны, — констатировала девушка. — Если так пойдет, то могут арестовать и маму.

    — Могут, — снова повторил вампир. — У нее-то как раз была и возможность, и мотив.

    — Вы это сейчас, о чем? — опешила от подобного заявления Гвендолин.

    — Думаю, Влад хочет сказать, что, узнав о проступке вашего отца, ваша мать могла обвинить его в вашей смерти и захотеть отомстить. Договориться с лучшим другом мужа, а может быть, сделать его невольным соучастником этой драмы, уверен, проблем бы не составило, — ответил вместо Дракулы Драган.

    Гвендолин хотела возмутиться и возразить, но, подумав, она не могла отрицать подобного развития событий. Конечно, чисто теоретически. Девушка была более, чем уверена, что мама не могла совершить ничего такого. Но эта жизнь ей уже не раз доказала, что в ней возможно абсолютно все. И за примерами странного чувства юмора судьбы-злодейки ей далеко ходить было не надо. Вполне достаточно было взглянуть в зеркало. У Гвен голова пошла кругом. Невероятно, но Дракула смог все-таки зародить зерно сомнения…

    Тихий, но настойчивый стук в двери заставил девушку вздрогнуть и напрячься. Ей подумалось, что сейчас в дом ворвется полиция и заберет ее мать. Картинка так отчетливо нарисовалась у нее перед мысленным взором, что она совершенно растерялась, увидев в дверном проеме Больдо, управляющего Дракулы и его личного водителя.

    — Хозяин, мы можем ехать. Все готово, — учтиво склонившись перед приземлившимся на пол Дракулой, сказал Больдо. — Он в Клинике Харли Стрит, в ее Центральном клиническом корпусе на Мэрилебон-роуд.

    — Отлично! — сказал Влад и, повернувшись к окнам, что-то неразборчиво прошептал, а затем сделал замысловатый пас рукой. — Можно идти, — стремительно проходя мимо застывших, как статуи, Гвен и Драгана, добавил вампир.

    — А вы не могли призвать тучи раньше? — спросила Гвендолин.

    — Мог, конечно, но мне нужно было убрать лишних свидетелей нашей с вами прогулки в госпиталь, — небрежно бросил Влад на ходу.

    Переглянувшись, люди последовали за князем на улицу, где их ждал ролл-с-ройс фантом.

    — Вы, кажется, привезли с собой половину Тырговиште? — не удержалась девушка от сарказма, сев в машину. — Я думала, мне вчера показалось, но сегодня вижу, что не ошиблась. Чем же вам не угодил автопарк моего отца.

    — Ничем, кроме того, что это не просто машина, — немного туманно ответил вампир. — Здесь есть некоторые специфические функции, если можно так выразиться, которые значительно облегчают мне жизнь особенно вдали от дома. Но вы так и не ответили на мой вопрос, — резко сменив тему, проговорил Влад.

    — А, простите, — выдавила девушка, переводя внимательный взгляд с одного мужчины на другого, но те упорно молчали. — Значит так, в доме есть дворецкий, он работает у нас почти тридцать лет, его зовут…

    — Пока обойдемся без имен, — прервал девушку вампир.

    — Хорошо. Еще есть экономка, она тоже больше двадцати лет здесь живет, две горничные: одна работает по меньшей мере лет десять, вторая — лет шесть-семь, повар — она начинала работать поварихой еще в доме моей матери, а потом пришла к нам, а вот ее новой помощницы я не знаю.

    — Это шесть. В доме был кто-то еще.

    — Наверное, это садовник, он появился у нас лет пять назад, — задумчиво добавила Гвендолин.

    — И кто из них способен…

    — Не спрашивайте меня об этом, — перебила девушка вампира. — Я даже думать не хочу, что кто-то из этих людей способен изо дня в день хладнокровно травить моего отца и при этом равнодушно наблюдать, как он медленно умирает!

    — Гвендолин, но Влад прав, как ни посмотри, — тихо произнес Драган. — Это будет далеко не первый случай, когда затаившая обиду прислуга…

    — Я понимаю! Все понимаю! — Гвен отвернулась и бездумно уставилась в окно. Одна улица сменяла другую, Больдо уверенно вел машину, с удивительной легкостью лавируя между многочисленными автомобилями и прекрасно ориентируясь в незнакомом городе, да еще и с левосторонним движением. Удивляться сил у Гвен уже не было, в ее голове сейчас царил такой кавардак, что она едва не стонала в голос, пытаясь расставить мысли по полочкам.

    — Кого-то недавно увольняли или, может, были какие-то трения по поводу той же оплаты? — тихо спросил Драган, выводя девушку из раздумий.

    — Нет, точнее, я не знаю. Об этом лучше поговорить с мамой.

    — Похоже, вам, и правда, стоило еще немного отдохнуть, — заметил Дракула, внимательно наблюдая за девушкой.

    — Только не вздумайте меня снова усыплять! — тут же сказала Гвен. — Я просто задумалась. Столько информации. Скоро у меня разыграется паранойя и я начну подозревать даже себя.

    — Да уж, настоящая задачка со многими неизвестными, — усмехнулся вампир. — Надеюсь, после этой встречи нам хоть чуть-чуть удастся продвинуться в нашем расследовании.

    — А куда мы, собственно, едем. То есть, куда я поняла, но зачем?

    — К последней и единственной выжившей жертве вашего отца — его секретарю, — пояснил Влад. — Пришлось потратить целое утро, чтобы выяснить, где он находится. В полиции об этом молчат, словно боятся, что ваш отец воскреснет и захочет завершить начатое.

    Закатив глаза Гвендолин откинулась на мягкую кожаную спинку заднего сидения ролл-с-ройса и снова уставилась в окно, обдумывая все, что узнала.

    — Знаете, а ведь я его совершенно не знаю. Даже имени, — воззрившись на мужчин, сказала девушка. — Он появился в нашем доме после моего ухода. Может, это очередной Бен? — произнесла Гвен, и сама себе не поверила.

    — Признаться, это единственный вариант, который я не рассматривал, — задумчиво протянул вампир. — Но, если это так, то у Всевышнего явно проблемы с фантазией.

    — Думаю, ему вообще плевать на людей, — устало сказала девушка. — Мой отец никогда не был ангелом, но такого он не заслужил. Я должна очистить его имя от всей этой грязи.

    — Я тут вот еще, о чем подумал, — Драган посмотрел на Влада, — а что, если это действительно как-то связано с прошлыми грехами? Тем же бизнесом, например. Ведь у герцога весьма обширная сфера деятельности и предприятия во многих странах мира. Что если он кому-то чем-то не угодил?

    — Возможно, я как раз склоняюсь к чему-то подобному, но… слишком много остается этих самых «но», — сказал Дракула. — Пока мы не поймем, как он выбирал жертв, что их всех между собой связывало, то не сможем продвинуться в этом деле.

    — Никак он не выбирал! Он невиновен! — вспылила Гвен, сверял вампира свирепым взглядом. — Вы забыли о презумпции невиновности?

    — Я все отлично помню, но и пока ничего отрицать не могу. Уж простите меня, для вас же стараюсь, — голос Влада сочился ядом, вампир явно был раздражен сложившейся ситуацией. — В любом случае, думаю, нам удастся хоть что-то прояснить после разговора с этим Ником Одли.

    — Мы на месте, — послышался с водительского места учтивый голос Больдо.

    — Что же, давайте хоть что-то выясним, — сказал Драган и первым вышел из ролл-с-ройса, затем подал руку Гвен. Дракула, на мгновение задержался, отдавая очередные распоряжения Больдо, но не успели люди дойти до входа в госпиталь, как Влад к ним присоединился.
    Эйрэна, Риша, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 29 мая 2017 - 23:07

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    29 мая 2017 - 21:17 / #16
  17. Оффлайн

    Эйрэна

    Советник хранителя

    Сообщений: 14012

    Ого, это уже настоящее детективное расследование!!!))) smsvechka И Гвен взяла себя в руки, включила соображение, пытаять "расставить мысли по полочкам"!) Спасибо за продолжение!!!))) pushcvety
    terraL, Риша, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.
    29 мая 2017 - 22:32 / #17
  18. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Эйрэна, да, истерики позади. Впереди только детектив. И намерение Гвен разобраться во всем и очистить имя ее семьи. Ну а Влад и К будут ей помогать.
    Искренне благодарю за прекрасный отзыв и поддержку!!!
    pushpryg pushserce
    Эйрэна, Риша, Тина и ещё 1 нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    29 мая 2017 - 23:10 / #18
  19. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16261

    Замечательное продолжение, Ева!!! Так увлекательно... И Гвен, взявшая себя в руки, - это уже совсем другое дело!:) Очень-очень интересно... Буду с нетерпением ждать продолжения! С большим нетерпением!!! Вдохновения тебе побольше и всего самого чудесного!!!
    smkot vostorg
    Эйрэна, Тина, terraL и ещё 1 нравится это сообщение.
    30 мая 2017 - 12:25 / #19
  20. Оффлайн

    Тина

    Магистр

    Сообщений: 4150

    terraL,
    Замечательно! Не была знакома с вашими произведениями, но это зацепило. Сначала было так печально- волшебно от описания чувств девушки, которая казалась такой хрупкой, а теперь читаю крутой детектив, а Гвен словно подменили. Она стала сильной и уверенной в себе! Жду продолжения!!! Всего хорошего!!! chud
    Эйрэна, Риша, terraL и ещё 1 нравится это сообщение.
    30 мая 2017 - 13:22 / #20
  21. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Риша, невероятно приятно! Спасибо большущее за приятный, вдохновляющий отзыв и пожелания!!! Новая глава будет через день-два, не успеваю закончить никак.
    Обстоятельства изменились - вот и Гвен изменилась. Не до слез и истерик стало.
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    31 мая 2017 - 22:49 / #21
  22. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Тина, большущее-пребольшущее мерси!!! Очень рада, что смогла заинтересовать.
    Боюсь, что до крутого детектива мне еще очень далеко, так как это только моя вторая попытка написать работу в этом жанре, но, очень надеюсь, что и дальше Вам понравится. По поводу Гвендолин - как уже говорила, ее жизнь резко изменилась. Если она до этого сидела в четырех стенах совершенно не представляя, что ее ждет завтра, а потом Дракула ее огорошил "приятной новостью" и она вообще растерялась: встреча с родителями, все произошедшее в первой части этой истории, обида на отца, вообще размолвка с родителями и т.д. То сейчас она четко представляет, что делать. У нее есть цель, есть поддержка, но все равно она останется собой. Крутой Мери Сью из нее я делать не буду.
    Еще раз большущее спасибо за поддержку и пожелания. Новая глава на днях.
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 31 мая 2017 - 23:00

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    31 мая 2017 - 22:59 / #22
  23. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Chapter four: Rome wasn't built in a day...

    Достаточно быстро сориентировавшись в хитросплетениях больничных коридоров, Влад, Драган и Гвендолин поднялись на третий этаж госпиталя и, отыскав необходимое отделение, вошли в широкие двустворчатые двери, над которыми была надпись: «Хирургия». Правда, их тут же остановила миловидная девушка в голубой форме, которую здесь носил весь младший медперсонал, вполне ожидаемым замечанием о том, что посетителям сюда вход строго воспрещен. На что Влад только усмехнулся:

    — Боюсь, мы не совсем обычные посетители, — очень тихо произнес вампир тоном, от которого у Гвен мурашки побежали по телу. Слишком хорошо она помнила, чем чревата подобная ласковость князя. — Вы не только разрешите нам пройти, но еще и сопроводите до нужной палаты, — Влад сказал только это, но во вкрадчивых нотках, что проникали в сознание человека, явственно ощущалось присутствие чего-то потустороннего, что обвилось вокруг слов вампира, словно змея вокруг дерева.

    — Д-да, конечно, — кивнула девушка с короткими темно-каштановыми волосами и чуть раскосыми карими глазами, преданно смотря на стоящего напротив мужчину. — Как прикажете.

    К несчастью медицинской сестры отделение было непривычно пустым, лишь парочка врачей, о чем-то тихо переговариваясь, показалась в другом конце длинного перехода, но и они тут же скрылись за одной из многочисленных дверей.

    — Мы ищем Ника Одли, — переглянувшись с Владом и получив его утвердительный кивок, сказал Драган. — Его доставили…

    — Я знаю, кто вам нужен, — отозвалась девушка, пребывая в гипнотическом трансе. — Трудно было не запомнить несчастного. Хорошо, что этого свихнувшегося лорда… — договорить она не успела, получив от Гвен звонкую пощечину. Ничего не понимая, медсестра уставилась на разгневанную Гвендолин.

    — Прекратите! — князь в один миг оказался между девушками.

    — Пусть следит за языком! Я ни от кого не намерена выслушивать оскорбления в адрес своих родных! — попыталась возмутиться Гвен, но тут же, безошибочно уловив в черных омутах князя угрозу, поникла и, усмирив пыл, произнесла: — Простите. Вы как всегда правы. Просто подобные речи… Это выше моих сил. Такое ощущение, что меня режут по живому.

    — Я вас отлично понимаю, даже лучше, чем вы думаете. Но позвольте заметить, что, выцарапав глаза этой девушке, вы ровным счетом ничего не добьетесь, кроме совершенно не нужных нам проблем. Еще одна подобная выходка, — в глазах вампира полыхал самый настоящий пожар, — и потом не говорите, что я не предупреждал, — едва уловимый жест, и глаза их проводницы заволокло плотным туманом.

    — Его палату охраняет полиция, — добавила она, словно извиняясь, враз позабыв о Гвендолин и все с той же безграничной преданностью смотря на вампира.

    — Это не проблема! — отрезал Дракула, и они уже вчетвером направились к нужной им палате.

    Пару минут спустя девушка указала на последнюю по правую сторону от них дверь, возле которой одиноко стоял молодой полицейский. Завидев посетителей, он выпрямился и сделал шаг в сторону, закрывая собой проход.

    — Без разрешения старшего… — он резко замолчал, повинуясь молчаливому приказу вампира, и остекленевшим взглядом уставился в противоположную стену.

    Но не успели они войти внутрь, как их остановил гневный окрик еще одного полицейского, который со всех ног несся с другого конца длинного коридора, держа в руках два стакана кофе. Момент, и темноволосый парень выронил свою ношу и на полном ходу впечатался в стену. Послышался характерней хруст ломающихся костей и парень, отключившись, сполз на пол.

    — Влад, — очень тихо произнес молчавший до этого Драган, понимая, что если не остановит предка сейчас, то ничем хорошим для полицейского дело не закончится. — Он тут не по своей воле, он просто выполняет приказ.

    Дракула медленно опустил руку, пристально посмотрев на стоящего рядом мужчину, затем повернувшись к первому полицейскому, бросил:

    — Занеси его внутрь, а ты, — он обратился к медицинской сестре, — можешь вернуться на свое место! — люди послушно исполнили приказы вампира, но Гвен и Драган не двинулись с места. — А вам особое приглашение нужно? — Влад, развернувшись, быстро вошел в палату номер триста шестьдесят четыре.

    — Не могу к этому привыкнуть, — прошептала Гвен, смотря вслед уходящей девушке и ощущая собственное бессилие перед вампиром, которое незримым кнутом било ей по нервам.

    — А к этому привыкнуть невозможно. Я не один десяток лет с ним общаюсь, но у меня каждый раз мороз по коже, когда я вижу на что он способен, — выдохнул Дракулешти. — Влад совершенно беспощаден, был таким до смерти и таким же остался, переступив порог вечной жизни. Ему все равно, кто перед ним, когда этот кто-то встал на его пути. Огнем и мечом — такова его сущность. Кажется, он может тебя убить и даже этого не заметить. Так человек наступает ногой на паука, и спокойно идет дальше. Но при этом он каким-то удивительным и непостижимым для меня образом способен на настоящие человеческие чувства…

    — Между прочим, я вас прекрасно слышу, — донесся из-за приоткрытой двери насмешливый голос, заставивший двух людей непроизвольно вздрогнуть. — Когда закончите разбираться в моей противоречивой личности, буду счастлив видеть вас рядом. У меня возникли непредвиденные трудности.

    Переглянувшись, Гвендолин и Драган вошли в палату, не желая более испытывать судьбу без особой на то надобности. Дракула стоял возле самой больничной койки, где без сознания, опутанный кучей всевозможных проводов и трубок, лежал мужчина лет тридцати, напоминающий собой живой труп. Мертвенная бледность его лица сливалась с белизной наволочки, и он мог дать фору даже князю ночи. Вокруг кровати стояла целая куча разнообразного оборудования, которое послушно поддерживало жизнь в человеке, облегчало его страдания и следило за малейшими изменениями его состояния.

    — Он в коме? — вопросительно посмотрев сначала на Влада, затем на Драгана, поинтересовалась Гвен.

    — Насколько могу судить — да, — утвердительно кивнул Дракулешти. — Неприятный сюрприз, надо сказать.

    Он подошел к кровати, к поручню которой была прикреплена история болезни пациента и все назначения лечащего врача. На какое-то время мужчина погрузился в чтение, а Гвендолин молча приблизилась к больному и стала внимательно всматриваться в его восковое лицо, словно надеясь отыскать в его застывших чертах ответы на свои многочисленные вопросы.

    — Ничего не понимаю, — выпрямившись, сказал Влад, стоящий по другую сторону кровати. — Обычно, даже если человек без сознания, я без особых усилий могу прочитать его мысли, разум. Но тут, куда ни глянь, глухая стена — ни одной двери, которую можно открыть. Такое ощущение, что я иду вдоль бесконечного забора.

    — Возможно, это потому, что он в искусственной коме, — заметил Драган, пробегая глазами ровные строчки в истории болезни пациента. — Его сознание блокировано насильно, так сказать.

    — Возможно, — эхом отозвался вампир, предпринимая еще одну попытку проникнуть в разум человека. Но снова увидев вместо мыслей и воспоминаний Ника лишь пустоту, отступил. — Нужно взламывать сознание силой, а это чревато последствиями, — смирившись, заключил вампир.

    — У него довольно серьезные повреждения, много ножевых ран, большая потеря крови, поэтому и было принято решение погрузить его в сон, чтобы дать организму шанс на восстановление, — возвращая историю болезни Ника Одли на место, сказал Драган.

    — Значит, мы опять ничего не узнали, — констатировала Гвендолин, садясь на стул. — Кстати, я его ни разу не видела и понятия не имею кто он.

    — Из досье, собранного полицией, следует, что его биография без подводных камней, — Дракула снова склонился над кроватью больного. — К тому же, уверен, ваш отец тоже интересовался его прошлым, принимая на работу.

    — Но не может быть, чтобы… — девушка замолчала, наблюдая за князем, который довольно бесцеремонно повернув голову Ника, внимательно разглядывал две ранки на его шее.

    — Это не укус вампира, — вынес наконец-то вердикт Влад. — Это даже не след от клыков, — добавил он, осматриваясь по сторонам.

    — Что ты ищешь? — спросил Драган.

    — Что или, точнее, кого укусить, — кривая ухмылка исказила правильные черты князя, когда на него уставились два ошарашенных взгляда.

    — В каком смысле? — едва совладав с голосом, спросила девушка, все еще надеясь, что Влад просто пошутил.

    — В самом прямом, — Дракула подошел к полусидевшему у стены полицейскому и, рывком поставив на ноги бессознательного человека, уже был готов впиться своими клыками молодому парню в шею, как его остановил вскрик Гвен:

    — Я готова поверить вам на слово, как эксперту в этом деле, — она вскочила со стула и почти повисла на руке князя.

    — Предпочитаю, все-таки практику, — усмехнулся Дракула, и его острые зубы вонзились в шею человека, безвольной куклой застывшем между ним и девушкой. — Видите разницу? — Влад с легкостью, словно пушинку, перенес тело полицейского и наклонил тому голову так, чтобы оба укуса хорошо просматривались.

    — Согласен, — какое-то время спустя заключил Драган, внимательно изучив предоставленные предком «улики». — Раны, нанесенные Нику, выглядят неестественно и довольно неаккуратно. Да и само место, — он наклонился еще ближе к шее человека, — вена почти на полдюйма выше. Правда, стоит отметить, что убийца спешил и явно не закончил начатое. Тогда…

    — Тогда это еще одно подтверждение того, что мой отец здесь абсолютно не при чем, — отозвалась девушка, все еще стоя у противоположной стены и пытаясь справиться с эмоциями, которые опять грозили взять верх над ее измученным разумом. — Он ничего не делал спустя рукава. И если бы отец был виновен, то, я уверена, сделал бы все как надо.

    — Отнюдь, — парировал князь, отбрасывая уже ненужное тело и давая ему спокойно упасть на пол, — это только доказывает, что это дело рук человека, а не вампира. Хотя, я не утверждаю, что герцог Графтон имеет хоть малейшее отношение ко всему этому, как не могу это и отрицать. Информации пока слишком мало, чтобы делать окончательные выводы. Но все же не вижу тут никакой мистики, укус просто имитирован. К тому же совершенно неумело, что можно списать на не совсем адекватное душевное состояние нашего убийцы. Ваш брат и то приложил больше усилий, создавая необходимый антураж.

    — Или все-таки здесь замешан весьма хитроумный вампир, который хотел, чтобы все выглядело так, будто бы поработал обычный человек, — не удержалась от сарказма Гвендолин, не желая мириться с очевидным. Даже само предположение, что в этих преступлениях может быть как-то замешан ее отец выводило девушку из себя, что уже говорить о доказательствах, которые на ее глазах, как паззл, собирались в поистине ужасающую картину. — С ним все в порядке? — она подошла к лежащему на полу парню и, присев на корточки, проверила его пульс. Он едва прощупывался. — Вы чудовище!

    — Давайте по порядку, — Дракула, частично трансформировав свою левую руку в лапу демона, разрезал когтем указательный палец на правой и, приложив его к ранам на шее полицейского, легко провел по ним своей кровью. Два аккуратных отверстия тут же, словно по волшебству, затянулись, и уже секунду спустя абсолютно ничего не напоминало о том, что произошло. Парень дышал еле слышно, но зато ровно. Драган подтвердил, что с полицейским все в порядке, просто он без сознания. — Теперь по поводу вашего замечания…

    — Странный у вас порядок, — немного повеселев вздохнула Гвен.

    — Так вот, — сделав вид, что не заметил последних слов девушки и стерев капли алой крови со своего полностью здорового пальца, Влад продолжил: — Вампиров в Лондоне, да и во всей Англии, не так много и, поверьте, если бы это, — он указал на Ника, подключенного к аппарату искусственного дыхания, — была работа кого-то из них, я бы уже это знал. Не буду вдаваться в подробности и рассказывать о вампирах, их кланах и этике, скажу просто: каждый укус — уникален. Это что-то вроде человеческих отпечатков пальцев или того же ДНК. Поэтому могу с уверенностью заявить, что дело мы имеем с самым обычным человеком.

    — Ну, обычным я бы его все-таки не назвал, — задумчиво вставил Драган. — Он явно обладает незаурядным умом, хорошо организован, а сами преступления, знаете, очень напоминают…

    — Месть, — закончил за него Дракула.

    — Месть?! Но за что?! — почти шепотом произнесла Гвендолин, пытаясь хоть как-то разобраться в том, что происходит.

    — А вот это мы и должны выяснить, — внимательно посмотрев на девушку, подытожил Влад. — Нужно хорошо покопаться в прошлом вашей семьи. Уверен, все ответы там. Не накручивайте себя снова, — на последних словах в голосе вампира зазвучала сталь.

    — Вам легко… Простите, — Гвен закрыла лицо руками, затем глубоко вдохнула, выдохнула. — Что будем делать дальше? — она посмотрела на мужчин.

    — Учитывая, что секретарь вашего отца согласно медицинским записям будет в коме еще пару дней и то, что Влад не может пробиться в его сознание, делать, полагаю, нам здесь больше нечего, — взглянув на Дракулу, сказал Драган.

    Повисшую в палате тишину разрезал, как нож масло, звук мобильного. Достав из кармана дорогого пиджака телефон, Влад несколько следующих минут с кем-то тихо разговаривал, но не успел он отключиться, как раздался второй входящий вызов. На этот раз звонил Больдо, он сообщил, что поручение князя выполнено и он ожидает их у входа в госпиталь.

    — Появилась еще одна нить, за которую стоит потянуть, — наконец-то произнес Дракула, что-то обдумывая.

    — Тогда не будем терять время, — кивнул Драган и направился к выходу из палаты вслед за предком.

    — Простите, конечно, — голос Гвен, немного дрожащий от сдерживаемых эмоций, догнал Влада уже в дверях, — но мне дать пощечину медсестре нельзя, а вам играть людьми, словно они брошенные игрушки, можно?

    Драган замер в шаге от вампира, едва не врезавшись тому в спину, когда Влад резко остановился. Тишина стала осязаемой и настолько тяжелой, что, казалось, сейчас раздавит находящихся в помещении. Князь очень медленно развернулся на сто восемьдесят градусов и в следующий момент он уже стоял перед Гвендолин, смотря той в глаза с укором. С укором и насмешкой:

    — Вы снова искушаете судьбу в моем обличье? — голос Влада ударил волной, заставляя дернуться хрупкое тело Гвен.

    — Не-е-ет, — выдавила девушка, не имея шанса прервать зрительный контакт с вампиром, глаза которого отливали рубиновым огнем. — Но они же люди…

    — Они обычные люди, которые через пять минут после нашего ухода и не вспомнят, что здесь произошло. Как забудут и нас, — совершенно спокойно произнес Влад.

    — Но…

    — Вы волнуетесь за его травмы? — Дракула скользнул хищным взглядом по все еще лежащему на полу полицейскому, ощутив сладковатый привкус его крови на своих губах. — Не стоит. Там пара незначительных трещин. Его коллега вообще ничего не видит и не слышит, и точно так же ничего не будет помнить. Это вас устраивает? — Гвендолин машинально кивнула. — Раз мы прояснили и этот момент, то теперь, с вашего позволения, мы в конце концов можем уже покинуть это место? — все с той же смесью укора и насмешки поинтересовался Дракула, прекрасно видя, как девушка буквально прикусила язык, чтобы удержаться от очередной колкости в его адрес.

    — Проблемы? — придя в себя и быстро сориентировавшись в ситуации, спросил Дракулешти.

    — Кроме того, что я чувствую себя голодающим перед шведским столом, абсолютно никаких, — аристократичные черты лица вампира на одно короткое мгновение исказились, обнажая его истинную сущность. — Может, все-таки уйдем отсюда? — открыв настежь дверь, князь сделал приглашающий жест своим спутникам.

    Драгана дважды просить не пришлось. Подхватив Гвендолин под локоть, мужчина быстро вывел ее из палаты и повел по коридору к выходу из отделения. Отпустил он девушку только когда они оказались по ту сторону двери. Гвендолин обернулась и увидев, как Влад склонился к медсестре, чуть не бросилась обратно, но Драган ее остановил, преградив путь и закрыв за своей спиной дверь в отделении хирургии.

    — Вы с ума сошли? — буквально прошептал мужчина, удерживая Гвен за локоть.

    — Мне больно, — девушка зашипела, словно кошка.

    — Простите, не хотел, — Драган отпустил свою спутницу и встал напротив двери так, чтобы видеть приближение предка. — Вы разве не понимаете, что он играет с вами? Влад слишком долго прожил среди людей, он читает нас как открытые книги, знает все наши страхи и тайны. Не спорю, это звучит ужасно, но я общаюсь с ним намного дольше вас, поэтому можете мне поверить на слово. Не знаю, чем, точнее, конечно, я понимаю, чем вы зацепили его, но не испытывайте его терпение на прочность, оно, увы, небезгранично. Я имел сомнительное счастье убедиться в этом, хвала Всевышнему, не на собственном опыте. Гвендолин, вы мне симпатичны и, поверьте, я меньше всего желаю вам зла. Особенно после всего, что вам довелось пережить. Прислушайтесь к моему совету, — Дракулешти понизил голос до едва различимого шепота: — Влад щадит вас, но я не могу сказать насколько его хватит. И если вы не прекратите свои попытки изменить его, то рискуете однажды просто потерять себя, превратившись в еще одну безликую куклу в его многочисленной коллекции.

    — Но я же знаю, на что он способен, да и вы сами говорили, — пролепетала Гвен, устало привалившись к стене. — У него ведь есть эмоции, душа. Пусть и скрытая за семью замками.

    — Я этого и не отрицаю. Влад жесток, расчетлив и опасен, не мне вам об этом говорить, но при этом я бы никогда не назвал его равнодушным. И для тех, кто ему по-настоящему дорог, пусть он и не показывает этого так, как нам бы того хотелось, он сделает абсолютно все. И то, что мы находимся в Лондоне, лучшее тому доказательство, — он внимательно посмотрел на Гвен.

    — Согласна с вами на сто процентов, — выдохнула наконец-то девушка. — Но мне очень тяжело смириться с подобным положением вещей. Я осознаю, что играю с огнем, но просто не могу молчать и ничего не делать, когда он…

    — У Влада железная воля, его не сломили ни неудачи, ни плен, ни даже смерть… Он никогда и ничего не делает просто так, все просчитано на десять ходов вперед. Нравится нам это или нет, но мы были и остаемся для него всего лишь фигурами на шахматной доске, которыми он распоряжается по собственному усмотрению. Вы сильная личность и во многом на него похожи, но между вами в тоже время огромная разница: вами руководят эмоции, им же — разум. И с этим ничего не поделаешь. Либо вы примите его таким, какой он есть, либо… — Драган внимательно посмотрел на притихшую девушку и многозначительно развел руками. — Просто примите правила игры. Сделайте это ради себя, — Гвен хотела что-то сказать, но мужчина сделал ей знак молчать, увидев приближающийся силуэт.

    Гвендолин, слушая Драгана, понимала правоту мужчины в отношении его грозного предка, но ей так хотелось видеть в Дракуле только лучшее. Ведь несмотря на его зловещую репутацию и тяжелый нрав, его поступки говорили об очень многом… Конечно, Гвен с первой их встречи знала, кто князь такой и на что способен, но до этого самого разговора, Гвендолин просто не позволяла себе об этом задумываться, пребывая в паутине чувств и эмоций. Гвен вдруг показалось, что она все время находилась в темной комнате, и вот впервые там зажгли свет…

    — Я что-то пропустил? — проницательные обсидиановые омуты подобно морскому прибою одновременно и притягивали к себе, и отталкивали, проникая в саму душу.

    — Нет, мы просто говорили, — вопрос Влада подействовал на Драгана словно удар, заставив в один момент переключиться на насущные проблемы. — Мы можем ехать? — в свою очередь поинтересовался мужчина.

    — Да. Мэри с нами свяжется, как только будут новости, — сказал Влад, все еще не отводя взгляд от застывшей девушки. — С ней все в порядке, как и с полицейскими. И поскольку вы так печетесь об их благополучии, то смею сообщить, что направил к ним доктора, сообщив, что один из охранников споткнулся и, упав, повредил руку. Так что можете перестать на меня смотреть, как на бездушное исчадие Ада, — усмехнулся Дракула, направляясь на улицу.

    — И как его можно принять?.. — пробубнила Гвен и поспешила следом за уходящими мужчинами. — Он одно сплошное противоречие…
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 15 июня 2017 - 15:14

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    15 июня 2017 - 14:31 / #23
  24. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16261

    — Между прочим, я вас прекрасно слышу, — донесся из-за приоткрытой двери насмешливый голос, заставивший двух людей непроизвольно вздрогнуть. — Когда закончите разбираться в моей противоречивой личности, буду счастлив видеть вас рядом.
    pushsm

    Замечательное продолжение, Ева! Да, противоречивый и притягательный:)) Жаль, что не удалось заглянуть в разум и память Ника Одли... Что-то странно это - что там такая "серая стена"... даже несмотря на объяснение, что это из-за искусственной комы - всё равно как-то подозрительно...
    Поддельный след укуса, новые загадки... Очень интересно!!! Жду продолжения!!!
    smkot vostorg
    Эйрэна, terraL, Будур нравится это сообщение.
    15 июня 2017 - 15:36 / #24
  25. Оффлайн

    Эйрэна

    Советник хранителя

    Сообщений: 14012

    Ева, спасибо за продолжение!!!))) pushcvety Читается как вполне самостоятелное произведение - если бы не имя Дракулы, воспринималось бы совершенным оригиналом!!!))) Хороший литературный слог, легко читается, а главное - интересно!!!))) chud
    Риша, terraL, Будур нравится это сообщение.
    15 июня 2017 - 18:40 / #25
  26. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Риша, как всегда огромное-преогромное спасибо за прекрасный комментарий!!! Очень и очень рада, что глава понравилась. Угу, точно подмечено... ;-)) Дракула он такой...
    По поводу сюжета скромно промолчу, но уже в следующих главах начну раскручивать клубок. Надеюсь, что развязка получится не менее увлекательной, чем завязка... *_*
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 17 июня 2017 - 23:41

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    17 июня 2017 - 23:35 / #26
  27. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Эйрэна, Вам огромнейшее спасибо за постоянную поддержку!!! Безумно приятно.
    Что же до ориг. произведения, то в принципе, так и задумывалось, а Дракула - ну, стоит поменять черные глаза на зеленые, а хвост просто на рассыпавшиеся по плечам волосы - и будет оригинал... Просто у меня как-то слились эти два образа воедино, вот и оставила пока в фандоме "Ван Хельсинг". Но в планах уже есть самостоятельное произведение с реальным Владом.
    И большое спасибо за комплимент. Получить его от такого талантливого человека - высшая награда.
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    17 июня 2017 - 23:40 / #27
  28. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Chapter five: Light at the end of the tunnel... part 1

    Снова оказавшись в замкнутом пространстве автомобиля, Гвендолин впервые ощутила себя не в своей тарелке. Девушка буквально не знала, куда себя деть. И это при том, что Влад, полностью отрешившись от действительности, погрузился в чтение каких-то бумаг, переданных ему Больдо, а Драган что-то сосредоточенно выискивал на карте Лондона, поминутно сверяясь с навигатором в своем смартфоне. Атмосфера, царящая в салоне ролл-с-ройса, была мрачной и угнетающей, а от напряжения, висящего в воздухе, казалось, этот самый воздух сейчас заискрится.

    — Могу я узнать, что происходит, что вы словно воды в рот набрали? — наконец-то не выдержала Гвен, поочередно сверля пасмурным взором сидящих рядом мужчин. — Стоило мне на пару минут задержаться, как вы уже развели тут тайны мадридского двора.

    Выдержав паузу, достойную лучших театральных подмостков, Дракула поинтересовался:

    — Есть две новости: плохая и… очень плохая. С какой начинать?

    — С какой хотите, вам виднее, — обреченно выдохнула Гвендолин.

    — Пока мы навещали Ника Одли в больнице, Больдо встретился с моим человеком, непосредственно участвующим в расследовании, и тот передал ему очередную порцию информации, — князь замолчал на мгновение, доставая из довольно объемной папки несколько листов. — Так вот, новость первая — установлено, как именно отравили вашего отца…

    — И что же здесь плохого?! — перебила Гвендолин Влада, подавшись немного вперед и пытаясь заглянуть в злополучные бумажки. — Наоборот, это отличная новость!

    — Я бы не спешил радоваться на вашем месте, — тихо вставил Драган. — Это далеко не все, к сожалению.

    — Ну не тяните уже кота за хвост! — не выдержала Гвен, практически подпрыгивая на месте. — Я понимаю, вы хотите подсластить пилюлю, но просто скажите все, как есть.

    — Раз вы так просите, — губы вампира тронула едва заметная печальная улыбка, но от Гвендолин, прожившей с Дракулой не один день, это скупое проявление эмоций не укрылось, отчего девушке стало совсем не по себе. — Цианидом были пропитаны бумаги, с которыми работал герцог Графтон в последнее время, а также страницы его любимой настольной книги.

    — К чему вы клоните? — осмысливая сказанное Владом, поинтересовалась Гвен, до сих пор не желая верить в то, что кто-то в ее родном доме действительно был способен на подобную подлость, расчетливость и жестокость.

    — Я заметил у вас привычку периодически подносить палец к губам, когда вы перелистываете страницы во время чтения. Подозреваю, что ваш отец тоже так делал. И эта совершенно безобидная при любых других обстоятельствах привычка сыграла с ним злую шутку, — Влад внимательно смотрел на Гвен, которая побелела, словно мел.

    — Отсюда и постоянное недомогание, на которое он жаловался, — уточнил Дракулешти, наконец-то отложив смартфон и карту. — Кто-то очень хорошо знал привычки герцога и был с ним в постоянном контакте.

    — Но… а в тюрьме… — мысли Гвен путались, натыкаясь друг на друга, отчего она никак не могла сформулировать свой вопрос.

    — Здесь наше предположение тоже подтвердилось, — продолжил князь, прекрасно понимая, о чем хотела спросить Гвендолин. — К счастью или к сожалению, несмотря на всю некомпетентность старшего инспектора Бабкока его подчиненные работают как раз-таки слаженно и оперативно. Поэтому сопоставив факты, они проверили и те бумаги, с которыми к герцогу в тюрьму приходил его адвокат. Оказалось, что…

    — Можете не продолжать, я все поняла, — закрывая лицо руками, пробормотала девушка. — Неужели сэр Рэймонд причастен ко всему этому? Но как? Почему? Они же с отцом дружили с самого детства.

    — На эти вопросы, боюсь, не может ответить даже он сам. Сэр Рэймонд пребывает в полной растерянности от обнаруженных против него улик. Как ни крути, но получается, что именно он принес и унес орудие убийства, — опять в машине повисла тишина, нарушал которую только мерный шум двигателя. — У меня такое ощущение, что настоящий преступник с нами играет и это начинает мне надоедать. Мы все время на шаг позади, — в темных глазах вампира на короткий миг вспыхнули алые искры, показывающие, что терпение князя на исходе.

    — Согласен, все слишком явно, — задумчиво обронил Драган. — Как и в случае с отцом Гвендолин. Кто-то разыграл прекрасный спектакль, только что ленточкой не перевязал, преподнося полиции подозреваемых и улики против них. Могу я еще раз просмотреть отчеты?

    Влад молча передал своему потомку папку с документами, предварительно вытащив из нее пару листов, вложенных в прозрачный файл, которые отдал Гвендолин.

    — Это… это завещание?.. — с трудом выдавила девушка, вчитываясь в знакомый отцовский почерк.

    — Да, — кивнул Дракула. — И именно оно стало последней каплей. Точнее, клейкая лента на конверте, в который и были запечатаны бумаги. Перед тем, как встретиться с вами, герцог Графтон внес кое-какие изменения.

    — Господи… — прошептала Гвендолин и выронила документы.

    Ее руки тряслись, а из глаз градом катились слезы. Хрупкие плечи девушки содрогались от беззвучного плача. Как же ей сейчас хотелось оторвать голову тому, кто стоял за всеми этими преступлениями. Гвендолин даже представила, как собственными острыми, словно бритва, клыками вгрызается в горло злодея, медленно, каплю за каплей, выпивая из него жизнь… Она не знала, откуда в ней взялась подобная кровожадность, но сейчас она отлично понимала Влада, привыкшего вершить правосудие по-своему. Переведя сбившееся дыхание, Гвен вытерла слезы и, в упор смотря на Дракулу, отчеканила:

    — Когда мы поймаем убийцу, вы отдадите его мне! — в обычно спокойном пасмурном взоре, сейчас зарождалась неистовая буря, а в голосе зазвенела та самая не терпящая возражения сталь.

    Драган содрогнулся, услышав слова Гвендолин, а посмотрев на нее — похолодел. Подобные ощущения он испытывал только, общаясь с грозным предком. «Они стоят друг друга, — мысленно произнес он. — Не хотел бы я оказаться на их пути». Еще каких-то полчаса назад он просил Гвен не провоцировать Влада, но откуда же он мог знать, что она настолько буквально воспримет его совет…

    — Даже не сомневайтесь, — лицо вампира было по привычке скованно непроницаемой маской, но в глубине обсидиановых глаз читался триумф.

    Неизвестно, сколько бы еще длилась эта игра в гляделки между девушкой и вампиром, но Больдо припарковал машину в тихом переулке, заканчивающимся тупиком. Не успел стихнуть звук мотора, как Драган со скоростью пробки от шампанского вылетел из ролл-с-ройса. Резкий звук закрывшейся двери произвел эффект разорвавшейся бомбы, в одночасье вернув Влада и Гвен к проблемам насущным.

    — Где мы? — поинтересовалась Гвендолин, оказавшись на улице возле старого, с облупившейся в нескольких местах штукатуркой дома. Невзрачное одноэтажное строение сильно контрастировало с роскошным автомобилем, отчего казалось еще неказистей.

    — Согласно записям полиции, мы должны быть в восточной части Большого Лондона, в Долстоне, — совладав с так некстати разыгравшимися эмоциями и сверившись с навигатором, ответил Драган.

    — В Хакни? — удивилась девушка. — Но что мы забыли в одном из самых опасных боро города? Хотя, сейчас он и встал немного на ноги, обзаведясь презентабельным видом и модными магазинами, но Ист-Энд был и остается Ист-Эндом.

    Перебросившись несколькими словами с Больдо, к разговору присоединился и Влад:

    — Здесь, — князь указал на тот самый дом, перед которым они сейчас стояли, — были обнаружены две последние жертвы.

    — Две? — эхом переспросила Гвен.

    — Да. Ник Одли, который прежде чем потерять сознание смог вызвать медиков, и неизвестный мужчина лет пятидесяти…

    — Подождите, подождите… — на Гвендолин, словно ушат ледяной воды вылили. Она осмотрелась по сторонам. — Не может этого быть, — прошептала она. — Это же был только сон.

    — О чем вы? — почти одновременно спросили мужчины, но девушка уже их не слушала, она быстро перешла дорогу и, приблизившись к сорванной с петель двери и не обращая никакого внимания на ограждающую полицейскую ленту, вошла в дом.

    — Ты что-то понимаешь? — поинтересовался Драган у Влада.

    — Думаю, это как-то связано с кошмаром, что приснился Гвен в день нашего приезда, — ответил князь, также входя внутрь старого здания.

    Когда мужчины, преодолев темный коридор, оказались в небольшой комнатушке, то увидели стоящую посреди помещения Гвендолин, которая с ужасом в ореховых глазах смотрела на… продавленный в нескольких местах диван. Затем она медленно повернулась к окну и увидела тот самый одинокий фонарь, что в ее сне освещал злополучную комнату. Рассматривать стены и потолок, которые, как она отлично помнила были сплошь расцвечены алым, у девушки не было ни малейшего желания. Еще раз обведя мрачное помещение пристальным взглядом, она быстро прошла мимо Дракулы и Драгана и стремительно выскочила на улицу, пытаясь хоть как-то разложить по полочкам произошедшее.

    — Невозможно, просто невозможно. Этого не может быть на самом деле. Это всего лишь страшный сон и не более, — словно заведенная твердила девушка, нервно расхаживая вдоль автомобиля.

    — Сожалею, но сейчас, точно также, как и в первую нашу с вами встречу, аутогипноз вам вряд ли чем-то поможет, — с легкой улыбкой произнес князь, подходя к Гвендолин, которая явно потерялась среди своих далеко не радужных дум. — Все, что происходит до безобразия реально, — он встал на пути Гвен, тем самым прекращая ее мельтешение. — Расскажите, что вам тогда приснилось, — сильные руки слегка сжали хрупкие плечи в знак поддержки.

    Девушка статуей застыла перед Владом, отрешенно смотря куда-то сквозь вампира и пытаясь собраться с мыслями, которые предательски убегали от нее, словно крысы с тонущего корабля. Тяжело вздохнув, она уронила голову ему на грудь и закрыла глаза, восстанавливая жуткое сновидение во всех подробностях. Вздрогнув от нахлынувших на нее ужасных воспоминаний, она, немного отстранившись от князя, прошептала:

    — Лучше смотрите сами.

    Дракула с легкостью перехватил пасмурный взор Гвендолин и окунулся в сознание, бережно переворачивая страницы ее памяти. Несколько бесконечных минут прошли в полном молчании, а потом Влад, удивленно приподняв брови, поинтересовался:

    — Почему же вы раньше об этом не сказали?

    — О чем? — не сразу поняла девушка, все еще блуждая в хитросплетениях собственного разума.

    — О том, что видели двух отцов, если можно так выразиться, — уточнил свой предыдущий вопрос вампир.

    — Но… я думала, это просто сон. Это важно? И что все это может означать? — Гвен с надеждой в глазах посмотрела на Дракулу.

    — Только то, что наша загадка начинает казаться не такой уж загадочной, — немного туманно ответил Влад. — Все…

    Договорить он не успел, так как из дома, где еще оставался Драган, стали доноситься крики и угрозы, тут же перешедшие в самую настоящую ссору, сдобренную самыми сочными и отборными ругательствами на румынском и английском языках.

    — В машину! — скомандовал Дракула и, буквально силой впихнув ничего не понимающую девушку в ролл-с-ройс, жестом приказал Больдо оставаться на месте, а сам тенью метнулся в близ стоящее строение.

    Очнувшись от мыслей и сообразив, что что-то произошло, Гвендолин попыталась выбраться из автомобиля, но не тут-то было. Двери были надежно заблокированы, а Больдо предусмотрительно отгородился от салона перегородкой, хоть и прозрачной, но, судя по всему, звуконепроницаемой. Гвен возмущалась, требовала ее сейчас же выпустить, но это не возымело на преданного душой и телом Дракуле человека никакого эффекта. Осознав всю бесплотность своих попыток и больно ударившись запястьем, девушка смирилась с положением пленницы. В сердцах откинувшись на кожаную спинку, Гвендолин заметила ту самую папку с документами, которые до этого изучал князь. Бегло просмотрев отпечатанный на компьютере текст, предоставленный Владу кем-то из его людей, следивших за ходом расследования, она уже почти положила бумаги на место, как вдруг ее взгляд зацепился за имя матери. Не поверив собственным глазам, девушка снова взяла документы и с ее губ сорвался тихий стон, полный отчаяния.

    — Да что же это такое? — голос задрожал, но она быстро взяла себя в руки. — Не время сейчас давать волю эмоциям! Хватит! — сцепив зубы, как разъяренная кошка прошипела Гвен.

    Потасовка в доме закончилась в ту самую секунду, как посреди комнаты точно чертик из табакерки появился вампир. Одним ударом Влад отбросил двоих коренастых парней от Драгана, рука которого сильно кровоточила, а костюм был порван в нескольких местах. Его потомок явно проиграл схватку с местными жителями, которые пришли сюда поживиться. Их не смущало даже то, что здесь всего каких-то несколько дней назад были обнаружены жертвы серийного убийцы. Наоборот, они рассчитывали отыскать что-нибудь, что можно было бы продать. А увидев роскошный автомобиль и богато одетых людей, они вообще подумали, что сорвали джекпот. Правда, они и представить не могли, с кем свела их судьба. Разлетевшись в разные углы комнаты и выронив ножи, парни лет двадцати-двадцати пяти во все глаза уставились на вампира, совершенно не понимая, как один человек так легко с ними справился. Тем более, когда они уже почти праздновали победу, забрав кошелек, дорогой смартфон и золотые часы у Драгана.

    — Ты в порядке? — совершенно не обращая внимания на копошащихся по углам молодых людей, спросил Влад у своего потомка.

    — Да, это всего лишь царапина, — отрывая остаток рукава и перевязывая ним кровоточащую руку, ответил Дракулешти. — Гордость и самоуважение пострадали намного больше, — выдохнул он, устало привалившись к стене.

    — Я не буду повторять дважды, — и Влад протянул руку, однозначно намекая на то, чтобы горе-грабители вернули то, что забрали.

    Слова были сказаны будничным, даже безразличным тоном, но от этого скрытая угроза, прозвучавшая в них, была особенно убедительной. Вампир перевел яростный взгляд с одного парня на другого, от которого те окончательно струсили. Послушно положив бумажник, телефон и часы на пол, молодые люди, словно подброшенные пружиной, вскочили на ноги и кинулись наутек из злосчастного дома, не желая оставаться там ни минутой дольше.

    — Спасибо, — с облегчением сказал Драган, — ты появился как раз вовремя.

    — Я не сразу услышал, — Влад задумчиво замолчал, осматривая комнату.

    — Что?

    — Вон там, видишь, — и вампир указал на крохотную белую точку под диваном.

    — Это таблетка, — ответил Драган. — Я как раз собирался ее достать, как на меня напали эти молодцы.

    Князь в мгновение ока очутившись возле дивана, поднял найденную улику и снова вернулся к мужчине, который пытался остановить кровь, но явно безуспешно.

    — Подожди, — Влад когтем разрезал себе палец, как накануне в больнице, и провел своей кровью по ране Драгана. Порез от ножа тут же затянулся. — Прости, но с костюмом так не получится, — вампир усмехнулся уголками губ.

    — Спасибо за помощь и не стоит беспокоиться, — в тон ему ответил Драган, одевая на руку часы и возвращая бумажник и телефон на прежние места.

    — Как думаешь, что это такое? — рассматривая на ладони таблетку, поинтересовался Влад.

    — Понятия не имею. Это может быть все, что угодно: от простого аспирина до какого-то наркотика. Сам видишь, что тут за контингент, — медленно идя вслед за предком, ответил Дракулешти. — Нужно провести кое-какие тесты, но и потом я бы не сильно рассчитывал на результат. Возможно, она и не имеет отношение к нашим преступлениям.

    — Возможно, а, возможно, и нет, — скорее самому себе, чем собеседнику сказал Влад, пряча находку во внутренний карман. Выйдя на улицу, вампир направился прямо к машине.
    Риша, Будур нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал terraL 3 июля 2017 - 13:54

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    3 июля 2017 - 13:16 / #28
  29. Оффлайн

    terraL

    Магистр

    Сообщений: 410

    Стоило появиться второму ее спутнику, как Гвендолин тут же позабыла все свои вопросы, которые хотела задать Владу. Она удивленно рассматривала изрядно потрепанного, но, к счастью, совершенно невредимого, если не считать костюма от Армани, Драгана.

    — Что случилось?

    — Ничего серьезного, всего лишь легкое недопонимание с жителями боро, — полушутливо ответил мужчина.

    — Хозяин, — перегородка оказалась опущенной и к ним повернулся Больдо, — боюсь, у нас незваные гости, — он указал на небольшую группу, человек шесть-семь, высоких, крепко сложенных парней с камнями и битами в руках, которые выстроившись в линию, преградили им путь из глухого переулка.

    — Кажется, кто-то позаботился о моем ужине, — плотоядно смотря на местный «бомонд», оскалился в подобии улыбки вампир. — Как мило с их стороны.

    — Не стоит лишний раз светиться, — Драган взглянул на Влада, глаза которого уже были объяты рубиновым пламенем плохо сдерживаемой ярости. — Давай просто уедем.

    — Но как? — не выдержала Гвендолин. — Их целая куча, у них… оружие.

    — Хорошо, — нехотя согласился князь, загоняя внутреннего зверя далеко в глубины подсознания. — Все равно от них за милю разит страхом и наркотиками. Еще несварение желудка заработаю.

    Секунду спустя в машине раздался смех. Покачав головой, Драган сказал:

    — Только ты умеешь превратить опасность в шутку.

    Вместо ответа, Дракула только виновато развел руками, мол, каюсь, грешен…

    — Вперед! — скомандовал князь. — Чего мы ждем?!

    Второй раз повторять Больдо не пришлось, он со злорадной улыбкой на губах, по плотоядности не уступающей самому вампиру, нажал на газ, вдавливая педаль почти до предела. Машина рванула с места, тут же оказавшись окруженной со всех сторон. Но когда пришедшие на помощь товарищам молодые люди поняли, что сейчас их просто размажут по асфальту, то разлетелись в разные стороны, словно кегли в кегельбане.

    — Пистолет! — крикнула Гвен и инстинктивно прижалась к Владу, указывая вправо на рыжеволосого парня в спортивном костюме, который, целясь по стеклам, разряжал обойму Глока, явно намереваясь достать кого-то из пассажиров ролл-с-ройса, но вместо этого уложил парочку своих же людей, в которых срикошетили пули.

    — Вам совершенно нечего бояться, — успокаивающе погладив Гвен по волосам, сказал Дракула. — Эта машина по надежности не уступает крепости.

    Гвендолин подняла голову и, убедившись, что на стеклах нет ни единой царапины, снова откинулась на спинку.

    — А предупредить было нельзя?

    — Я говорил, но вы меня не слушаете, обычно, — отшутился вампир. — Спрашивайте, — добавил он, заметив какие взгляды девушка бросает то на него, то на лежащие рядом документы. Но так и не дождавшись крутившихся на кончике языка Гвен слов, сказал: — Леди Элизабет и сэра Рэймонда обвинили в сговоре, с целью убийства вашего отца. Сейчас и ваша мать, и ваш адвокат находятся в Скотланд-Ярде, но Кроуфорд со своей командой делают все необходимое, чтобы их выпустили под залог. Уверен, не позже чем завтра утром они окажутся на свободе. Хотя, боюсь, обвинения будет не так легко снять. Цианид нашли в комнате ваших родителей, среди вещей леди Элизабет. Правда, возникли некоторые проблемы с отпечатками…

    — Не без вашего вмешательства, полагаю, — уточнила Гвен, с удивлением смотря на вампира.

    — Иногда стоит брать дело в свои руки, — пространно бросил Влад.

    — Я так понимаю, что это и была та самая очень плохая новость? — смахнув предательскую слезинку, спросила девушка.

    — Да, — кивнул Влад. — Мне жаль.

    — Но вы же сами натолкнули этого дурака Бабкока на эти мысли! — гнев взял верх над болью, острой иглой пронзившей сердце. — Если бы вы…

    — Я понимаю, у вас есть все права на меня злиться, но, — Дракула сделал предупреждающий жест, заставляя Гвен промолчать, — пока полиция занята отработкой этой версии, мы спокойно можем заняться своей.

    — Прекрасно! Вы опять перепутали живых людей с шахматами, — все-таки не удержалась Гвен, ее обещание самой себе не проявлять больше эмоций и не ссориться с Владом лопнуло, словно мыльный пузырь. — А вы чего молчите?! — она зло уставилась на притихшего Драгана. — Скажете, что я не права?

    Вампир перевел внимательный взгляд на своего потомка и выжидательно уставился на него, с легкой насмешкой на устах. Он прекрасно видел, как тот мучается, думая, как бы не оказаться между двух огней.

    — Не… скажу, — наконец-то выдавил он под пристальным взором черных глаз. — Но все же подобное развитие событий нельзя сбрасывать со счетов. Мы утром об этом говорили в библиотеке, — тут же добавил он. — Полиция просто пошла по нашему пути и сделала те же выводы.

    — Хочешь усидеть сразу на двух стульях? — все с той же насмешкой поинтересовался князь.

    Дракулешти вместо ответа угрюмо уставился в окно, понимая, что его предок видит его насквозь и что-то сейчас объяснять себе же дороже выйдет.

    — Но вы, оба, значит, допускаете мысль о том, что моя мама, и правда, могла договориться с лучшим другом отца о… о… — она так и не смогла закончить мысль.

    — Допускаем, но не верим в ее жизнеспособность, — заверил ее Дракула. — И пока такой расклад нас вполне устраивает. Если это дело рук кого-то из прислуги, они могут себя выдать, подумав, что афера удалась.

    — Но что если мама…

    — Смерти желали только герцогу Графтону, — снова ответил на невысказанный вопрос Влад. — Леди Элизабет хотели просто подставить, чтобы окончательно уничтожить вашу семью. Поэтому в данный момент в полиции она находится в большей безопасности, чем в собственном доме. К тому же я приставил к ней своего человека, который не спустит с нее глаз ни на секунду, поверьте мне на слово.

    — Хорошо, — наконец-то смирилась с неизбежным Гвендолин. — Что мы будем делать дальше?

    — Убил бы за чашку крепкого черного кофе, — пробормотал Драган, поняв, что буря миновала.

    — Полностью разделяю ваши чувства, — вздохнув, сказала Гвендолин.

    — Сейчас вернемся к вам домой и мы с вами займемся исследованием особняка, а Драган — таблетки, которую он нашел. Что-то мне подсказывает, что мы потянули за нужную ниточку, — подытожил свои распоряжения Влад.

    — Кстати, а что вы думаете о двойнике моего отца? — вспомнив о доме, девушка вспомнила и свой кошмар.

    — В доме действительно было найдено двое пострадавших: Ник Одли и неизвестный, — вампир взял документы и дал Гвен один лист. — Смотрите: возраст, комплекция, рост жертвы полностью совпадает с показателями вашего отца. Поэтому я бы не очень удивился, если бы ваш сон оказался пророческим.

    — Но это нам все равно ничего не дает, ведь его нельзя опознать, лицо было сильно изуродовано, — выхватила девушка нужную строчку из отчета.

    — А это наводит на мысль о том, что кто-то очень сильно не желал, чтобы убитого опознали, — заметил Дракула.

    — Но это же глупо, — вставила Гвендолин. — А зубная карта зачем? Можно же установить личность погибшего по зубам.

    — Не установить — подтвердить, но для этого нужно знать, кого искать и с кем сравнивать. В нашем же случае, сами понимаете, — он многозначительно развел руками и посмотрел на Драгана.

    — Пока личность не установлена, — уточнил Дракулешти, — сравнить, и правда, невозможно. Ведь это же не отпечатки пальцев, базы зубов не существует.

    — Хорошо, но почему нельзя этого сделать по отпечаткам?

    — Потому что их тоже нет.

    — В смысле нет в базе полиции? — не поняла Гвендолин.

    — Нет, на руках убитого, — сказал Влад. — И это возвращает нас к тому, что кому-то очень хотелось скрыть личность подсадной утки.

    — Вы хотите сказать, что этот кто-то, то есть убитый, был действительно похож на моего отца? — опешила от своих же выводов девушка, снова вспомнив на миг злополучный сон.

    — Уверен в этом, — ответил вампир. — Но еще и потому, что он единственный, кто так сильно пострадал. Ни у одной жертвы, как вы могли убедиться, — князь указал взглядом на папку, — не было подобных повреждений. А у него, наоборот, не было признаков обескровливания, даже этой дешевой имитации укуса. Мне, например, кажется это весьма странным.

    — Вы правы, — задумчиво промолвила Гвен. — Тогда это может быть неплохим объяснением, откуда взялись фото и записи камер наблюдения, на которых якобы запечатлен мой отец.

    — Да, но вы все же забываете один момент — ваш отец понятия не имел, где был во время совершения преступлений, при чем всех пяти. И то, что ваша мать самолично обнаружила одежду герцога всю в крови, совпадающей с кровью жертв, — добавил ложку дегтя в бочку с медом князь. — Это нам и предстоит выяснить, потому что полиции до этого дела нет. А без раскрытия этой тайны мы не сможем двигаться дальше.

    — Ну конечно, у них все просто и ясно. Мой отец сумасшедший вампир-убийца, а мама и сэр Рэймонд сговорились, чтобы его убить, — зло бросила Гвендолин.

    — Как бы то ни было, но в конце туннеля перед нами наконец-то забрезжил свет. Хотя нам и предстоит ответить еще на ряд вопросов, — заметил Влад, открывая дверь ролл-с-ройса, который остановился перед роскошным средневековым особняком, утопающем в буйстве осенних красок, которыми были расцвечены многочисленные газоны и огромный парк, прилегающий к дому.
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.

    I remember too much, that's why I'm damn sad sometimes...

    3 июля 2017 - 13:54 / #29
  30. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16261

    Ух как всё интересно завёрнуто и закручено!:) Захватывающее продолжение, Ева! Труп изуродованного двойника отца, казалось бы, многое объясняет... Но то, что герцог не знал, где был во время совершения преступлений и кровь на его одежде... это всё снова сбивает с толку! Да ещё и этот цианид на страницах книги и документах... Да, мать Гвен и адвоката пытаются подставить... Очень интересно и загадочно! Спасибо!!! smkot
    terraL, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.
    3 июля 2017 - 15:48 / #30

СТАТИСТИКА САЙТА:

Всего на сайте: 1
Пользователей: 0
Гостей: 1


            

 

 

Hobby-Land.info - волшебный мир твоих увлечений 2015-2019
Правила сайта | Вопросы и ответы | Связь с Администрацией | Карта сайта