главная  форум  общение  публикации
 статьи и обзоры


Поиск по сайту:  

 


Фанфик "Шопен в другом списке"

Просмотров: 527; Ответов: 2

  1. Оффлайн

    Alan

    Магистр

    Сообщений: 30


    Фанфик "Шопен в другом списке"
    Автор: Alan
    Драма с элементами трагедии и наоборот, ООС/AU, послание от души фаната
    Фандом: Мюзикл "Темный дворецкий. Самая прекрасная смерть на свете"
    Персонажи: Алан Хамфриз, Эрик Слингби, Уильям Т.Спирс, Легендарный жнец; неканонные персонажи – Лилиан Уокслер, стажёр ОНС Лоуренс.
    Аннотация: Рваная по времени, вездесущая по пространству, канонная по антуражу и авторская по характерам зарисовка из жизни любимого шинигами о любви, музыке, о любви к музыке… и работе, а также о том, чего стоит опасаться, будучи доблестным сотрудником 3-го отдела ОНС. На высокохудожественность не претендует.
    Автор фанфика придерживается следующих допущений:
    - шинигами не убивают людей, только собирают, читайте - забирают души. Образно жнецов можно приравнять к грифам;
    - шинигами всегда несет только смерть, поэтому человек, увидевший жнеца, рано или поздно отправляется в мир иной, исключений нет;
    - канонный факт о смертельной болезни Алана опущен.
    Отказ от прав: Персонажи используемые в данном материале, принадлежат их законным владельцам. Материал не носит коммерческого характера и не распространяется с целью материальной выгоды.

    00:37 по местному времени.
    Печати поставлены, списки сверены. Осталось сущая безделица – формальность, которую обычно выполняешь в относительно спокойной обстановке в родном офисе, - отчёт о собранных душах. Завтра с утра он должен лежать на столе у шефа, а плёнки – в архиве…
    Каждодневная рутина шинигами, казалось, не могла осточертеть только одному сотруднику ОНС – м-ру Хамфризу.
    Блуждая где-то по лабиринту собственных рабочих размышлений, Алан не заметил, что возвращался в департамент обычным человеческим способом – пешком, огибая сонные фонарные столбы, минуя переулки… Вот ещё поворот и…
    - Ах, простите, сэр!
    Он столкнулся с весьма прелестным, хотя и довольно измученным созданием – девушкой, на вид не старше его, если бы он тоже являлся простым смертным. Ворох бумаг, что она несла, от столкновения разлетелся в радиусе одного метра, а Алан выронил папку. Он не сразу понял, что произошло.
    - Ничего страшного. Позвольте... - Хамфриз присел, чтобы помочь девушке.
    - Благодарю Вас, - торопливо вымолвила она, собирая потерянное.
    Алан обратил внимание на её руки – изящные, будто выточенные искусным мастером из самого податливого материала, но не кукольные, а живые; тонкие цепкие пальцы, подбирающие разбросанные фрагменты «Ноктюрна до-диез-минор», «Революционного этюда» и «Вальса №7» Фредерика Шопена так ловко и аккуратно, словно это ценнейшие старинные рукописи, а не просто ноты. Жнец не первый день работал в ОНС и поэтому научился чуть ли не с одного беглого взгляда замечать детали. Однако это застывшее мгновение всё-таки отличалось от будничной внимательности оперативника.
    - Возьмите! – проговорили они хором, поймав взгляд друг друга и протягивая одновременно чёрную папку и вторую страницу «Вальса…».
    Алан устало и чуть заметно улыбнулся.
    - Спасибо, сэр! – показалось, что девушка слегка смутилась, но потом осторожно окинула взором молодого человека: не на таком уж распространённом галстуке боло – череп, по правую сторону – острое лезвие на длинной рукоятке, в глазах – нет, скорее смирение, чем холод, скорее вечность, чем желание убивать.
    - Вы… - несмело начала она.
    Алана будто прожгло, резануло по сердцу собственной косой смерти, и мысли пронеслись быстрее, чем можно было бы их озвучить.
    - …меня простите ещё раз, - выдавил из себя жнец, стараясь не показывать своей ошеломлённости. Затем он поправил свои очки, вежливо поклонился и собирался уже уходить. Однако девушка, прижимая к груди ноты, будто бы продолжая начатое «Вы» и не обращая ни малейшего внимания на то, как странно выглядит её собеседник, промолвила:
    - …любите Шопена?
    В ответ на столь неожиданную реплику Алан лишь вопросительно бросил взгляд на девушку. Он «пришёл в себя» только когда «нимфа» скрылась из виду, бросив робкое «извините» на прощание. «Ерунда какая-то», - Алан быстро и безрезультатно пролистал бумаги в папке, потом озадаченно посмотрел в сторону ушедшей незнакомки.

    ***
    Она была музыкантом по выбранной профессии, призванию и состоянию души. Лилиан Уокслер – тот самый случай, когда твоё, любимое, дорогое и единственное не праздно парит в высших сферах, а спустилось - уж не ведомо по мановению чьей волшебной палочки - на землю и стало частью тебя – творец. Творец-исполнитель вальсов, ноктюрнов, элегий… Из музыки состояла вся жизнь молодой пианистки, оканчивающей консерваторию, - от первых лучей солнца до последних кадров самых прекрасных снов и угасающего сияния предрассветной звёздочки. Она была женственна, мила… (во всяком случае, в глазах неисправимого романтика и такого же дальновидного чудака не от мира сего) и… очень одинока в своей фанатичной страсти к музыке. Она играла так легко и воздушно, как только можно себе представить, - словно полет колибри, словно перышко, подхваченное весенним ветерком; словно душа, освободившаяся от тягостного бремени и получившая пару крыльев неземной красоты и маневренности…
    А ещё она могла видеть шинигами…
    Всю следующую неделю и днями позже казалось, что занималось бумажным сбором/разбором и непосредственно сбором душ только тело Алана Хамфриза, а сам он находился где-то очень далеко и уж точно не в 3-м отделе ОНС. Работавший до сих пор практически без сучка и задоринки шинигами с каждым днём всё меньше соответствовал «статусу» образцового. Алан стал опаздывать на планёрки, забывал отмечаться в приемной, начал пропускать пусть и не столь важные, но всё же распоряжения сверху, отчего тормозился документооборот; путаться в ближайшей отчётности и, наконец, в один из самых будничных и напряжённых дней просто не явился в офис, умудрившись на следующее утро поругаться с Т.Спирсом в самом что ни на есть прямом смысле. А Т.Спирс, как известно в не столь широких кругах шинигами, – это, как минимум, тысяча и одно последствие…
    Впрочем, причина сего внутреннего переворота звалась коротко – Лилиан, вернее, мисс Уокслер. За все те многочисленные столкновения, что преподнесла судьба им обоим, ни Алан, ни Лилиан так и не осмелились (а может, им просто не пришло в голову) обратиться друг к другу по именам. Какое бы выездное задание не выпадало Хамфризу, он то в одном, то в другом районе буквально натыкался на неё. Или она на него…
    Поначалу недалеко от одного музыкального магазинчика в Кенсингтоне(1), затем возле Оперного Театра в Ковент Гарден(2), по дороге на вокзал в Кэмдене(3)... Формальный обмен приветствиями и пожеланиями доброго дня постепенно перерос в приятные беседы о высоком.
    В тот самый день Лилиан сидела за столиком у окна в одном из тихих и неприметных кафешек, теребя нежными пальчиками салфетку и задумчиво глядя как бы сквозь пространство. Алан «в полной боевой готовности» (разве что без косы) находился напротив и записывал что-то время от времени в блокнот, внимательно наблюдая за кем-то из посетителей. Объект двинулся к выходу, и шинигами поспешил было за ним…
    - М-р Хамфриз! – слегка взволнованный звонкий голос отвлёк жнеца от дела.
    Алан ещё мгновение поколебался – махнуть рукой на девушку и отправиться за клиентом, тем более что это было рабочее задание, или поступить вопреки вечной здравой логике шинигами. Он выбрал последнее. У него были свои интересы…
    - Я задерживаю Вас?
    - О вовсе нет, мисс Уокслер, - услужливо заметил Алан, сворачивая на ходу все записи. «Вы гораздо более интересны сейчас, мисс, гораздо…»
    Она улыбнулась, пригласила «милого друга» за столик и уже через пару минут с упоением, как впрочем и всегда, рассказывала о предстоящем отчётном концерте, серьёзной публике, зале, заполненном волшебными звуками… Алан лишь поинтересовался, не находит ли она странным их знакомство и вот такое быстрое открытие души чуть ли не первому встречному. На что получил ответ:
    - Вы… моя муза, м-р Хамфриз. Я поняла это в самую первую нашу встречу… мне правда всё равно, кто Вы, как Вы выглядите и чем занимаетесь. Вы всегда так сосредоточенно и внимательно слушаете все мои музыкальные… - она осеклась, - другие называют это работой или бреднями. А Вы ни разу мне не сказали дурного слова… Понимаете, видя Вас рядом с собой, я хочу всё больше играть, я не хочу спускаться с музыкальных небес на землю. Мне кажется, если я остановлюсь, то не буду больше жить.
    - Жить… Ну, если так… - это единственное, что Алан смог извлечь из нахлынувшего на него самого потока сознания. – Вы бы хотели, чтобы я услышал Вас?..
    - Да! Приходите на концерт. Пожалуйста, - Лилиан с надеждой обхватила руки Алана.
    Он согласно кивнул. И она, кажется, успокоилась.

    ***
    «Лилиан Уокслер… Её нет ни в одном списке за последние дни, почему я постоянно встречаю её на своём пути…это странно… И что это?.. Чёрт возьми, эта музыка… Нет, если её имя всё-таки попадётся сегодня-завтра, ей нельзя умирать сейчас…»
    - Алан! – жнеца резко схватил за плечо его напарник. – Ты где шляешься?! И вчера ты где был? Т. Спирс тебя ждёт, кстати. И далеко не с распростёртыми объятиями. Давай поторопись, может, ещё отделаешься моральным убийством.
    - Эрик, - Хамфриз всё ещё был на своей волне, - ты ничего не понимаешь. В твоих списках Лилиан Уокслер есть?
    Решительный тон коллеги заставил Слингби порыться в документах.
    - …Сегодня… нет. И что ты возишься с этой смертной, Хамфриз? Сдалась она тебе! Лучше подумай, что ты шефу говорить будешь. Я честно пытался прикрыть тебя, но Т. Спирс сегодня, похоже, проницателен донельзя.
    - Спасибо, но… плевать на Т. Спирса! Он меня уже достал своими ненужными поручениями. А она… Эрик, она видела меня с косой смерти и, возможно, за работой. Первое, что она спросила: «Любите ли Вы Шопена?» И если бы только слышал, как она рвала душу, когда говорила о музыке!
    Слингби многозначительно вздохнул и с некоторой долей скептицизма продолжил:
    - Ну-ну… Ты прав, Ал, я ничего не понимаю. Слышал бы тебя шеф…Напомню, он не в настроении. Да, мне в библиотеку пару плёнок пересмотреть надо. А ты мужайся. Не глупи только, хорошо?..
    Алан как-то не по-доброму отмахнулся.

    ***
    Но и через полчаса искромётной речи Т. Спирса Алан не сдавался:
    - Пусть катится ко всем чертям это бессмысленное дело для галочки! Я уже сказал, что не собираюсь тратить своё драгоценное время на какого-то одного из сотен тысяч таких же, совершенно не представляющего интерес для ОНС!
    Убивал холодный и до умопомрачения спокойный тон начальника:
    - Кажется, до Вас не дошло… Что Вы себе позволяете, Хамфриз?! Пока ещё я решаю, что представляет и что не представляет интерес для нашего отдела! Но даже я не делаю поспешных выводов за всю Организацию! – воспользовавшись тем, что Алан отвёл взгляд, Уильям, пока говорил, стал медленно опускать скрученный в трубочку отчёт и затем резко стукнул им по столешнице.
    Хамфриз от неожиданности вздрогнул:
    - Простите, сэр… погорячился… Я… уволен?
    - Разумеется, нет! И не надейтесь, что я отправлю Вас в архив! Так, оружие – сдать! Вам выдадут штрафное. И распишитесь вот здесь. Закончите с делом «для галочки», - Т. Спирс сделал недвусмысленный акцент на этих словах, - и займётесь незарегистрированными душами. Из-за этого инцидента мы не можем за прошлый квартал статистику закрыть. Полагаю, переговоры с низшим миром вернут Вас к нормальному графику. И прекратите строить из себя идиота, Хамфриз! Даже студенту-первокурснику понятно, что человек, увидевший бога смерти, очень скоро попадает в наши списки. И это не обсуждается! Да, кстати, Ваш список на сегодня. Первый и последний раз бегаю за Вами. Будьте добры являться вовремя. Вопросы?
    - Нет вопросов, сэр… - мрачно выдал Алан, с ужасом в глубине души понимая, что придётся делать невозможное, чтобы встретиться с мисс Уокслер хотя бы ещё раз.
    - Вот и прекрасно! Идите работайте!

    ***
    Утешало лишь то, что и в этом злосчастном списке Её не оказалось. Ни в этом, ни в списке тремя днями спустя. Работы ни на шутку как-то вдруг прибавилось у всех и сразу – время летело совершенно незаметно. Уйдя с головой во все поручения, Алан даже успокоился с темой «божественной Лилиан Уокслер». Он регулярно просматривал поступающие сведения из административного отдела – Лилиан не собиралась покидать бренную землю. «Значит, - делал вывод жнец, - я могу нести не только смерть. Её дар творца даёт ей уникальные возможности. О великие силы, она прекрасна!»
    ***
    Эрик о чём-то оживлённо беседовал с коллегами в коридоре департамента, когда заметил чуть поодаль Алана, который тихонько пристроился возле окна.
    - Ладно, ребят, я пошёл! С меня причитается, я помню!
    - Ну наконец-то! Неужели Алан Хамфриз показался на глаза?! – Слингби подошёл к напарнику. – Не достучишься до тебя которую неделю! И сделай ты перерыв хоть на пять минут! – Эрик поспешил взять листок из рук коллеги, но сделал это как-то неудачно: ручка Алана съехала и провела уродливую кривую через весь документ. Хамфриз поднял буквально испепеляющий взгляд на Эрика.
    - Извини, дружище… И чего это тебя так трясёт?
    - Я посмотрел бы, как бы тебя трясло после общения с представителями администрации Преисподней. А общество Нибраса даже злейшему врагу не пожелаешь*.
    - Что ты у них делал?! – мягко говоря, удивился Эрик.
    - Не спрашивай! Лучше верни мне бланк, и я пойду переписывать его третий раз по твоей милости, - процедил Алан сквозь зубы.
    - Не злись, Ал… Расслабься, постарайся хотя бы… Держи, - но Эрик перепутал со своими бумагами и вместо бланка протянул список душ.
    Имя Лилиан Уокслер безошибочно отпечаталось в сознании младшего оперативника.
    - Не-ет… - Алан тихо сполз по стенке.
    - Эй, Хамфриз, ты в порядке?..
    Имя: Лилиан Уокслер, дата рождения… место рождения… предположительная дата смерти… Причина смерти: острая сердечная недостаточность. Время смерти… Выходя на сцену для своего выступления, оступится, схватится за сердце… Попытки оказания помощи окажутся безуспешными.
    …У Т. Спирса, видно, совсем крыша поехала – так сотрудников доводить. Ты меня слушаешь? - Эрик помог подняться другу.
    - Забудь про Т. Спирса. Какое сегодня число?
    - Восьмое с утра было…
    Алан подскочил как ошпаренный:
    - Прости, Слингби… Это, - он потряс списком, - я на себя перепишу.
    - Да пожалуйста! Но, по-моему, кто-то от рутины избавиться хотел…
    - Рутина?!. Мисс Уокслер, по-твоему, рутина?!.
    Эрик пожал плечами:
    - Ну да. Это у тебя сознание помутнилось, а я вот пару часов назад как закончил её данные обрабатывать – самая рядовая душа, более того, могу тебе сказать, что, на её же счастье, её мучения закончатся сегодня.
    - Нет времени, напарник, правда, мне пора! Разберусь сам. Если будут меня спрашивать, пусть в Обитель Ада спускаются! – сыронизировал жнец и быстро скрылся за поворотом, оставив коллегу в полном недоумении…

    ***
    «Лилиан… На что я надеялся?!. Но ещё есть один шанс, который упускать нельзя! Т. Спирс и так меня уже четвертовал, хуже уже не должно быть. Он вроде говорил, что сегодня важное собрание начальства. А поскольку все придут, естественно, заранее… » Хамфриз прикинул по часам: он как раз успевал совершить задуманное. Ещё один лестничный пролёт – и жнец оказался у стильной, прикрытой вечным слоем пыли, стального цвета дверью с буквой U по центру. Алан отдышался, одёрнул пиджак и аккуратно постучал – тишина.
    Десятью минутами ранее, где-то в районе столовой Алан остановил взъерошенного новичка – стажёра Лоуренса, имевшего в ОНС не самую завидную репутацию «без пяти минут на вылет». Но, несмотря на это, Лоуренс ещё держался в строю, так как объективно был бесполезен разве что с точки зрения чопорного руководства. Иные жнецы, даже самые «правильные», знали, что к этому «субъекту» всегда можно обратиться со щекотливой просьбой, если, конечно, есть что предложить взамен. У Алана был похожий случай.
    - У Вас, говорят, есть ключи от всех дверей в департаменте... – заинтересованно начал Хамфриз.
    Лоуренс лениво изобразил согласие кивком и за отмазку касательно одного из намеренно пропущенных важных выездов всё-таки поделился драгоценной отмычкой.

    ***
    После повторного «стук-молчание» Алан виновато посмотрел по сторонам, потом, на удивление, быстро и довольно легко открыл заветную дверь, бесшумно проник в помещение и нащупал выключатель. Комнату озарило приглушённым и каким-то неестественным светом. У Легендарного всё, как всегда, покоилось на местах привычного беспорядка. Не теряя времени, Алан стал быстро проверять главный стол на наличие потайных ящиков. «Похоже, это была дурацкая идея… Как обычно, сам себе всё усложняю», - торопясь и ужасно волнуясь, жнец дрожащими руками всё же нащупал нужное отделение. Что-то щёлкнуло, и деревянная ёмкость отделилась от своего «убежища». Но как только жнец открыл коробку и понял, что перед ним то, что он ищет, Хамфриз резко побледнел, стал задыхаться, в панике хвататься за горло. Наконец, без сознания рухнул на пол.
    Бедняга стал приходить в себя от явно проступающего ощущения, будто что-то вязкое и склизкое пропихивается в глотку то ли своей же, то ли чужой рукой. До боли знакомый голос «со смешком» прорывался сквозь нависшую на сознание пелену:
    - Давайте-давайте, Алан! Проглатывайте, иначе не подниметесь!
    Сделав над собой усилие и всё же сглотнув комок несусветной «отравы», откашлявшись, Хамфриз хрипло и чуть внятно проговорил, не поднимаясь с пола:
    - Что это за дрянь?
    - Противоядие, а Вы что думали? – хозяин вскрытого помещения определял небезопасный ящичек на место. – А вообще, всего лишь меры предосторожности, ловушка для излишне любопытных.
    Алан посмотрел на Легендарного, по-хозяйски облокотившегося на спинку кресла, и уже триста раз пожалел, что стал воплощать в жизнь свою затею.
    - Вот уж не ожидал, что моим пёрышком заинтересуетесь именно ВЫ, - жнец обличительно ткнул в сторону попавшегося с поличным. – Не стыдно? Вам, с вашей репутацией… Кажется, Вы сейчас думаете, как бы успеть вовремя поменять чью-то судьбу. Никак, жалость и сочувствие в Вас проснулись? А может, и нечто более волнительное…
    Никогда ещё Алану не было так гадко на душе, но Легендарный попал в самое сердце проблемы, а времени действительно оставалось не так уж много.
    - Но Вам очень повезло, Алан, - продолжал высший жнец. – У нас…хе-хе… совещание сейчас, поэтому эту чудную сказку о проникновении на мою территорию Вы мне поведаете попозже, этак в первой четверти после полуночи по земному времени…
    Хамфриз обречённо вздохнул.
    - …А чтобы у Вас был ещё один повод заглянуть ко мне, вот, держите, - Легендарный протянул перо. – Берите! Что же Вы?.. Надеюсь, Вы понимаете всю ответственность и пользоваться этим умеете.
    - Д-да… Конечно… Спасибо… Извините меня за вторжение… Мне очень жаль… Но моё дело крайне важно… - Алан старался спокойно подбирать нужные слова, но сердце бешено колотилось.
    - Будет очень жаль и уже совсем не важно, если Вы опоздаете… - жнец недобро улыбнулся, хотя был вполне удовлетворён итогом «переговоров». – До скорой встречи, м-р Хамфриз! Ах да! Не волнуйтесь, наша сделка остаётся нашей… - Легендарный дал понять, что эта неприятная история не получит дальнейшей огласки.
    Камень с души упал, пусть и самый маленький – Алан поспешил на музыкальные небеса.

    ***
    Зал жарко аплодировал только что закончившему выступление скрипичному трио. Предназначенное время неумолимо приближалось. Вот-вот Она должна была показаться из-за кулис. Объявили следующий номер.
    И хотя дело уже было сделано, Алан напряжённо следил за каждой секундой, заняв наблюдательный пост в глубине партера.
    Наконец «шопеновская нимфа» явилась взору внимающих, поклонилась и села за рояль. Начался тот самый, из незримого ангельского мира, воздушный, чистый и прозрачный, как кристальное озеро из девственных лесов, звенящий и обнажающий душу вальс, а потом ноктюрн (до-диез минор), фантазия… Она не играла, она колдовала над чёрно-белыми клавишами эликсир вечного рая, в котором тончайшие звуки, сплетаясь со струнами души, образовывали единое целое блаженство.
    Правда, Алана хватило лишь на скромную улыбку: «Это Ваш вечер, Ваша партия и Ваша музыка, мисс Уокслер! Я знаю, что моё решение относительно Вас в корне неверно, но позволить Вам умереть сейчас – значит лишить всех, кто пришёл сегодня сюда, великой силы. А у меня уж точно нет такого права, да и возможности. Вы, конечно, не измените весь мир, но Вы обязательно измените что-то в сердцах тех, кто пришёл Вас сегодня услышать…» Жнец аккуратно закрыл безжизненную папку. Он выглядел измученным, но не затравленным, как пару дней назад. Пожалуй, он был уставшим не более чем сие божественное создание в ночь их первой встречи…
    ***
    Спустя три дня.
    Величественный рояль затаился в мягком свете игривых язычков пламени свечей. Переливчатая мелодия, рождаемая «шопеновской нимфой», напоминала лодку, покачивающуюся на волнах самой спокойной реки в мире, направляющей свои воды в край вечной тишины.
    - Играете в темноте, мисс Уокслер… чтобы озарить светом Вашей музыки беспроглядную тьму или чтобы свет не мешал Вашему полному растворению в дьявольски прекрасных звуках? – красноречивый голос, казалось, прозвучал точно между пассажами, чётко попадая в паузы и цезуры. Отблеск брошки с галстука обладателя этого приятного, но холодного и звенящего голоса отвлёк «нимфу» – лодка точно села на мель.
    - Ах… М-р Хамфриз, просто предпочитаю в такие минуты отдаваться музыке без остатка. Искусственный свет, знаете ли, несколько мешает… А Вы так неожиданно вошли! Простите, я совсем ничего не замечаю вокруг, когда сажусь за инструмент, - потом она выждала короткую паузу и добавила: - Вы столь быстро исчезли после концерта?..
    - У меня… - напоминание лишний раз о позднем визите к Легендарному неприятно кольнуло Хамфриза. - …были дела. Извините, что не успел предупредить.
    Она понимающе кивнула и, встав из-за рояля, направилась куда-то в сторону окна:
    - Но… как замечательно, что Вы сейчас здесь! М-р Хамфриз, Вы только представьте – в тот вечер как будто целая жизнь пролетела мимо меня! Вообще-то, я думала, что не доживу до концерта… Но, видимо, судьба дала мне этот шанс. Я заметила, ещё на рефрене, боковым зрением сияние из глубины зала! Я почувствовала до боли в прямом смысле знакомую энергетику и поняла, что Вы всё-таки пришли!.. – она говорила очень взволнованно и быстро. – Честно признаться, м-р Хамфриз, у меня больное сердце… и на концерте оно меня очень беспокоило… – Вы придали мне сил! Спасибо, м-р Хамфриз! Я надеюсь, Вы услышали зов моей души, - Лилиан спешно повернулась к собеседнику лицом, соединив руки в замок на груди. – Дай Бог…
    Алан, дежурно бросив взгляд на часы и в долю секунды, приблизившись к «божественной музе», обхватив левой рукой её хрупкие запястья и прижав к своей груди, прервал её мысль:
    - Вы счастливы, мисс Уокслер?
    - О да… счастлива… Моя мечта… До-диез минор звучал особенно глубоко, мне никогда не удавалось сыграть ноктюрн так… Вы принесли надежду в моё сердце… Вы мой Ангел Хранитель?
    - Я не приношу надежд и не дарю крыльев, мисс! – уверенным полушёпотом, находясь в личном пространстве своей жертвы, жнец завершал и без того затянувшийся диалог. В его речи читалась безысходность и необратимость: - Вы правы, я ангел, но если и хранитель, то только смерти. И это не изменить, как и то, что Вы скоро умрёте. Я долго не понимал, мисс Уокслер, почему Вы можете просто видеть меня, не будучи включённой в наши списки. Наконец, когда та самая надежда, о которой Вы говорите, посетила и меня, всё рухнуло. Но теперь… Вы счастливы, мисс, и это главное. Значит, то незначительное, что я сделал для Вас, было не зря. Всё остальное уже не имеет значения. Вы бесподобно играете! Возможно, так больше никто не сыграет Шопена… У Вас необыкновенный талант! И возможно, при иных обстоятельствах Вы бы сыграли ещё на тысячи концертах - я мог бы отдать свою душу за Вашу. Но вот беда – не уверен, что она у меня ещё есть, а вот у Вас – вне всяких сомнений! И Ваше время… на исходе. А это моя работа – собирать души вовремя. Не я, а Вы принесли в моё сердце свет надежды. Но теперь…прощайте, - и Алан поцеловал её волшебные руки перед роковым ритуалом.
    Приступ Лилиан Уокслер окажется внезапным лишь для тех, кто войдёт позже в этот зал и констатирует сей печальный исход. В свой последний миг «шопеновская нимфа» обронила лишь красивую улыбку. Острое лезвие жутко неудобной косы в миниатюре ловко срезало долгожданную… добычу?.. Плёнка шла с душераздирающим скрежетом. Зацепившись финальным завитком за правую кисть молодого жнеца, она тут же была натянута и плавно соскользнула, будто бы сдалась. «Дай Бог… - он словно подхватил ранее оборванную фразу… - чтобы Вас больше ничего не беспокоило». Плёнка скрутилась в неразборчивом шуме, лишь её заключительные кадры были наполнены звуками несмолкающего «Вальса…»

    ***
    Имя: Лилиан Уокслер, дата рождения… место рождения… дата смерти… Причина смерти: острая сердечная недостаточность. Время смерти… Играя в актовом зале консерватории, ненадолго прервётся, чтобы открыть окно, но не успеет достигнуть назначенной цели…
    - И это переписанный вариант? – закончив читать, Эрик подвинул лист к напарнику.
    - Он самый, - Алан произнёс это на выдохе, продолжая лицезреть закручивающуюся Вселенную в чашке кофе. – Будем считать, что дело закрыто. Подробности ты знаешь, - жнец сделал маленький глоток и безразлично откинулся на спинку мягкого диванчика.
    - Понесло же тебя, Ал… В какой-то момент мне даже показалось, что ты спятил…
    - Оно того стоило.
    - Возможно, и так, но если уж… у вас… всё оказалось настолько серьёзно, ты вполне мог бы отдать свою душу за её. Не волнуйся, я бы тогда уж постарался с отчётом… Дело о влюблённом ангеле смерти… Ла-а-адно, шучу я! – усмехнулся Слинби, словив укоризненный взгляд коллеги.
    - Ценю твой дежурный цинизм, Эрик, но не думаю, что отдал бы. Вот скажи мне, что убивает шинигами?
    - Демоны, косы смерти, эмоции…
    - О! - Алан остановил друга красноречивым жестом. - Эмоции! Так что… без вариантов. Покривлю душой, если скажу, что мне её не жаль. Но знаешь, есть очень немногие, за кого я бы мог отдать всё, что у меня есть. И как бы Лилиан Уокслер ни была хороша, она, к сожалению, оказалась в другом списке. Ко всему прочему, мой друг, я сделал для неё всё, что мог. Боюсь, я не в праве нарушать законы Жизни и Смерти и далее. - Хамфриз машинально посмотрел на часы над бар-стойкой и спешно засобирался, хотя без малейшего желания. – О нет, мне через десять минут надо быть у Легендарного… Я пошёл.
    - «Зубочистку» свою не забудь! – иронично заметил Слингби, протягивая коллеге штрафную косу, оставленную на столе. – Кстати, чем ты там занимаешься, а?
    Алан с видом «издеваешься, да?!» попытался резко выхватить оружие:
    - Так интересно?!.
    Эрик, ехидно кивая, не отпускал ручку косы.
    - Переписываю пером смерти 27 раз первую редакцию Устава Организации «Несущие Смерть», с примечанием в виде инструкции по применению всех необходимых атрибутов жнеца. Доволен?
    - Оу…жестоко, - Слингби даже как-то сочувственно посмотрел на напарника и отпустил косу.
    - Отдыхай, дружище! За меня не беспокойся. Завтра на планёрке встретимся! - Алан криво усмехнулся, шутя в эриковской манере отдал честь и уже почти покинул местную забегаловку.
    - Ал, а я? – окликнул Хамфриза его старший товарищ.
    - Что ты?
    - А в каком списке я?
    - А… Догадайся!.. – лезвие мини-косы недвусмысленно блеснуло в ответ.

    ***
    Он стоял, подпирая стенку в коридоре, ведущем в монотонные шорохи, глухие шаги, шелест бумажек, хруст папок, скрип ручек… – в невыносимое однообразие бесконечного одиночества, туда, где никто и никогда не услышит иной музыки… вальсов и ноктюрнов Фредерика Шопена…Предательская слеза невольно скатилась, словно упала, как росинка с последнего листочка увядающего дерева, в невидимо глубокое и очень тёмное море души.

    - Хамфриз!
    Хлопнула дверь.
    конец

    *Алан говорит о представителях мира демонов. Нибрас (Nybras) – низший дьявол, ответственный за развлечения в Аду. Автор фанфика использует терминологию из классификации И. Виера (Вира) и Р. Бертона
    1 эстетически престижный район Лондона
    2 квартал в составе Вестминстер – Лондон
    3 один из северных районов Лондона
    Эйрэна, Yulli, Риша и ещё 1 нравится это сообщение.
    2 декабря 2015 - 01:21 / #1
  2. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16139

    Прекрасная и печальная история, Алан! Впрочем, для меня света в ней больше, чем печали...) Смерть приходит за всеми. Лилиан сыграла свой концерт и ушла счастливой. Алан... побывал на "музыкальных небесах") И вообще - то, что случилось с ним, было прекрасно:)
    Очень понравилось!
    Счастья и вдохновения Вам!!
    mihelman нравится это сообщение.
    3 декабря 2015 - 22:51 / #2
  3. Оффлайн

    Alan

    Магистр

    Сообщений: 30

    Спасибо, вы верно подметили ту самую мысль, которую так хотелось донести. Очень рад нашему единомыслию! drakonchik
    Риша, mihelman нравится это сообщение.
    7 декабря 2015 - 20:35 / #3

СТАТИСТИКА САЙТА:

Всего на сайте: 3
Пользователей: 2
Гостей: 1
Созерцатель Добродушная Ведьма


            

 

 

Hobby-Land.info - волшебный мир твоих увлечений 2015-2019
Правила сайта | Вопросы и ответы | Связь с Администрацией | Карта сайта