главная  форум  общение  публикации
 статьи и обзоры


Поиск по сайту:  

 


Фанфик "Солнце воды"

Просмотров: 7317; Ответов: 277

  1. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2654

    Фанфик: «Солнце Воды»
    Автор: Akvarella
    Фандом: все три части компьютерной игры "Гиблые земли".
    Персонажи: Энжел, Марк, Антонио и Тереса Фуэнтес, Милагрос, доктор Торрес.
    Аннотация: Энжел, учитель начальных классов, потеряла самое дорогое, став жертвой эксперимента. Мысленно заговоривший с ней неизвестный демон предложил всё исправить. Но условия сделки далеки от моральных норм. Как поступит Энжел? Какая судьба ждёт её?
    Это фанфик по компьютерной игре "Гиблые земли".
    Посвящается Тине Валентиновой, нашему с Антонио ангелу-хранителю, прочитавшей не только «Солнце воды», но и «Второй шанс». Покойся с миром.

    http://hobby-land.info/forum/categories-39

    Отказ от прав: персонажи принадлежат их создателям. Автор не извлекает материальной выгоды от их использования. Размещение на других ресурсах с согласия автора и при наличии ссылки на данную публикацию.

    Специально для сайта Хобби-Ленд.

    Текст перезаливается и постоянно правится.

    Глава 1. Отмена экскурсии. Энжел

    Начался 1921 год. Волны с рокотом набегали на осколок суши, разбивались вдребезги о пляжи и порты, наполняли воздух Торминтэ запахом Средиземного моря. Городок Торминтэ на испанском острове топорщился горами, словно сгорбились гиганты, облачённые в кучерявые леса и ослепляющие белизной снежные ленты в вышине. У подножия начинались кирпично-черепичные домики, искусственным лесным массивом простирающиеся до площади, над которой возвышался шпиль музея. Приехавшая из Америки Энжел Смит пять лет назад сняла один из этих домиков. Она жила там по сей день и работала учительницей начальных классов.
    В воскресенье в десять утра девушка стояла на площади и тёплый весенний ветер пытался растрепать волосы, уложенные волнами. Энжел не сменяла своего старого платья больше похожего на мешок с рукавами, обладая при этом утончённой внешностью. Её чёрные волосы, бледная матовая кожа и алые губы, точно агат, жемчуг и гранат в одной шкатулке. Её статная фигура и большие глаза призывали обернуться прохожих на улице, но от внимания щёки алели, а взгляд упирался в туфли. Трепетное отношение к своей красоте уводило от глубинных переживаний. Подробности об этом будут позже, как и о приезде Энжел в Испанию.
    Девушка теребила рукав любимого платья, а взгляд тонул в клубящемся тумане: ученица Милагрос Торрес, которая всегда заходила в класс первой, почему-то решила опоздать на экскурсию. По заданию от руководства школы Энжел собиралась отвезти учеников на экскурсию и передать гиду. Права девушка получила ещё до отъезда из Америки после окончания автошколы. Но произошла заминка с одной девочкой. Мысли носились испуганными зайцами. Каждое дерево и каждый дом в городе напоминали духов и призрачную обитель из-за не проходящего марева. «Почему туман не испаряется на солнце? — кольнула иглой сознание запоздалая мысль. — Весна-то тёплая. Будто туману всё-рано какая температура у воздуха! Да уж, и трёх лет не прошло, как я заметила это... Милагрос никак не видно. Она не может задержаться без серьёзной причины!»

    На площади уже появилось много фигур родителей и детей в двубортных пиджаках, брюках и прямого кроя платьях, а обулись все в мужские и женские туфли. Ребята — ученики второго «А» класса — спешили к ждущему их и распахнувшему двери школьному автобусу, который находился рядом с Энжел на краю площади. Второклассники исчезли из поля зрения учительницы в чреве автобуса, расселись и стали в нетерпении дёргать спинки стульев. Ведь им обещали рассказать о работе шахтёров и показать, а в конце экскурсии покатать на вагонетке. Учительницу радовало образование в Торминтэ, которое постоянно предлагало младшему поколению познавательные экскурсии. Ей уже доводилось отвезти детей в музей, где им запомнились каменные изваяния: пернатый змей и календарь ацтеков. Ведь раньше, перед захватом острова испанцами, Торминтэ назывался Теночтитланом и был населён ацтеками.

    Прим. от. авт: Теночтитлан — реальный город ацтеков, существовавший на месте современного Мехико.

    А Милагрос всё не было. «Ну где же ты, малышка, где?» — Энжел нервно потёрла шею.
    А ребята с тоскливым ожиданием смотрели через ясные окна автобуса на уходящих родителей, которые пройдя несколько метров, словно попали в мир призраков. Дети и взрослые могли удивиться сухости воздуха при густом тумане, ведь стёкла не мутнели, а в городе дышалось, как всегда. Однако сейчас у первых и вторых были другие заботы.
    Туман сделал Энжел слепой, но не глухой. Ветер шуршал кроной растущего вокруг площади невидимого миндаля. Откуда-то издали доносился заливистый лай собаки. Откуда-то поблизости доносились запахи жареной рыбы и чурроса. Энжел вздрагивала от лая и мысленно облизывалась от запахов, хотя перед выходом вполне плотно позавтракала омлетом с сыром. Голод был ни при чём это её нервы натянулись струной. Ещё и взгляд сталкивался с доской для объявлений. Чёрно-белыми фото пропавших без вести людей доска разбавляла молочную пелену Торминтэ. Они ушли из дома, да хоть куда: в те же шахты добывать уголь, рыбачить в море или в таверну «Три быка». Ушли и не вернулись. Ни одна живая душа больше не видела их. Поговаривали, что начались бедствия с приходом тумана.

    Пропавшие без вести люди вовсе не заезжали в какую-нибудь глушь, горожане могли даже увидеть их в последний раз, добравшимися до пункта назначения. Потом испуганные и растерянные знакомые спешили в полицейский участок писать заявление. Покинув участок, они с надеждой смотрели на новое фото, которым пополнилась доска для объявлений. Но фото долгие дни и месяцы бесполезно занимало на ней место. Остальных же, чьих близких и друзей пока не унесло не зримое торнадо, доска развлекала, открывая простор для фантазий. И мурашками по спинам шли страшные байки у посетителей таверны «Три быка», и коконом иллюзорной безопасности обволакивали. Как будто если о проблеме не думать она станет паром и сольётся в вальсе с туманом. Не соберётся в грозовые тучи. Люди, как жители Торминтэ, начинали действовать только тогда, когда грянет гром и спасаться будет поздно. К ним относилась и Энжел. Она внушила себе, что стала хозяйкой судьбы, что пожара в душе не будет, а конечности не покроются инеем. Но сейчас тревога не проходила, как девушка ни старалась избавиться от неё.

    Уже последний ученик скрылся за дверями автобуса.
    А Милагрос всё не было.
    «Что делать? — Энжел сдерживала слёзы. — Ехать в полицию? Или сначала к Торресу? Наверное, сначала поеду к Торресу. Какая теперь экскурсия, коли беда случилась? Ну, скорее всего». Девушка повернулась к дверям автобуса и, поставив между ними ногу, приложила ладони к прохладному металлу. Она оглянулась с последней надеждой. Маленькая фигура в расклешённом платье бежала в её строну со стороны госпиталя. Чем ближе становилась бегунья, тем больше деталей становилось видно: пухлые щёки, уложенные назад волосы, чулки и туфли с ремешками. «Ура, Милагрос в порядке! — с улыбкой опознала девочку Энжел. — Слава богу, что малышка не пропала».
    Энжел вернула ногу на мостовую и рванулась было навстречу ученице, но сдержала этот порыв. «Ну нет, — одёрнула себя девушка. — Учитель должен обучить детей не только математике. Сдержанность и собранность наше всё». Она почти успокоилась и переминалась с ноги на ногу в ожидании, когда Милагрос за минуту пересечёт улицу. Но смутная тревога подпитывалась остановками и оглядыванием назад ученицы, как будто она опасалась преследования. Учительница привычно потёрла шею. Ученики показались в дверях автобуса и столпились за спиной учительницы. Запыхавшаяся малышка остановилась рядом с ними минуту спустя и молчала.
    — Что стряслось? — быстро поинтересовалась учительница.
    Ученица медлила с ответом, а остальные дети медлить не могли:
    — Как так Милагрос опоздала?
    — Милагрос, ты простыла?
    — А может, Милагрос сбежала от маньяка?
    Последнее предположение неприятно хлестнуло по нервам Энжел. Ещё и мысли запрыгали по кочкам от поднявшегося шума и она хлопнула в ладоши.
    — Тихо, пожалуйста! — Энжел ребята слушались, затихли и теперь. — Так что происходит, Милагрос? И вообще, почему ты одна бегаешь по площади? Где твой родитель?

    Девочка притянула на себя все взгляды, но будто никого не видела, кроме учительницы; со страхом смотрела ученица на неё в упор. «Да что происходит!» — в сердцах воскликнула Энжел мысленно. Стараясь согреть заледеневшие руки, она энергично потёрла их друг о друга. И одновременно боролась с возрождением паники. Не отрывая от неё взгляда, Милагрос протянула дрожащую руку в сторону госпиталя.
    — Там… — девочка роняла сбивчивые слова. — Недалеко отсюда… туда буквально пара минут езды… настало время вам увидеть их, сеньорита Смит! Поехали, пожалуйста!
    — Стоп. Попробуй старайся рассказать без тумана и чуть более связно, пожалуйста.
    Малышка вздохнула и опустила руку. От страха во взгляде остался только остывающий след, его заменила печальная сосредоточенность и осознание, что она ребёнок, слова которого могут подвергнуться сомнению. Это подействовало на Энжел успокаивающе, как чай из мелиссы с мёдом. «Коли ребёнок уже не боится, то и я не должна паниковать».

    — Вам нужно увидеть моих друзей, сеньорита Смит. Сейчас они недалеко от площади. Прямо рядом с моим домиком на дереве. Но могут уйти! Безумно важно застать их!
    «Даже перед экскурсией?» Девушка не стала выражать сомнение вслух, ведь Милагрос была умна, сама всё понимала.
    — Хорошо. Но ты мне не ответила, где твой… — пренебрежительное «папаша», слово, неподобающее для учительницы, едва ли не сорвалось с языка, выдав неприязнь к Торресу-старшему. Его надменность вызывала у Энжел отторжение и непонимание — как в таких условиях растёт замечательный ребёнок.
    — Так почему ты одна, Милагрос?
    — Я не успела вернуться к папе. Я боюсь, что моих друзей что-нибудь испугает, они спрячутся где-то и мы их долго не увидим. А завтра мы с папой уезжаем в наш новый дом. Если же я попрошу папу отложить отъезд, то он может не понять меня. Как и вы, сеньорита Смит.
    «Они уезжают», — отметила про себя Энжел.
    Неделю назад особняк Торресов вспыхнул, как дерево от молнии и остались только обгоревшие стены. Доктор едва ли вырвал из крепких объятий пламени свою девочку о чём они сразу рассказали учительнице. Потом все газеты написали о пожаре, добавив упоминание о новом мутном обстоятельстве. В почтовом ящике отца Милагрос была найдена записка с угрозой. Это и было причиной отъезда.



    — Честно говоря, я и правда тебя не очень понимаю, Милагрос. Почему твои друзья надолго спрячутся? Ты так говоришь, будто они не из цивилизованного мира.
    — Что ж, пока считайте так, сеньорита Смит.
    Малышка выглядела такой серьёзной, что Энжел показалось: она совсем по-взрослому устала либо от самой жизни, либо от необходимости что-то недоговаривать. Это поразило учительницу. Девочке-то было всего восемь лет от роду. «Загадочная детская душа», — подумала девушка.
    — Так мы будем ехать иль нет?
    Энжел колебалась и задумалась. Мир будто скрыла полупрозрачная ткань и Энжел никого не замечала вокруг себя. Зато прохожие замечали её. Они умудрились урвать ошмётки странного разговора девушки и девочки. «Итак, я дождалась всех детей, — размышляла Энжел. — Милагрос опоздала, но всё-таки пришла и стала говорить чудные вещи. Опоздание — не про неё, да ещё и поначалу была испуганной. И эта серьёзность... впрочем, девочка сама по себе серьёзна, но всё же не настолько. Значит, стоит прислушаться к Милагрос, хотя вся эта ситуация и выглядит странной. Но дорога к её друзьям может быть опасной. Что-то же испугало её. Впрочем, возле госпиталя есть сторожка, а там — ружьё… неужто кто-то осмелится напасть на нас? Да и в госпитале услышать могут… глупо нападать там».
    — Так мы будем ехать иль нет? — повторила Милагрос с неожиданной напористостью, будучи всегда кротким и тихим ребёнком.
    Учительница перестала смотреть как бы сквозь людей и взглянула на малышку.
    — А не скажешь ли ты мне где обычно встречаешься со своими друзьями? Чтобы я потом сама туда наведалась.
    Милагрос упрямо покачала головой.
    — Вы не пойдёте туда, сеньорита Смит. Ибо не верите мне, не верите, что это важно, — она плотно сжала губы, словно не собиралась больше говорить.
    — Я верю!
    Учительница не хотела расстроить любимую ученицу. И стремилась быстрее избавиться от тяжести предчувствия беды. И Энжел ответила кричащей об опасности интуиции — нет. Энжел не верила до конца в опасность, не хотела верить. Она приняла решение. Она обвела взглядом притихших учеников.
    — Ну… смотрите, на экскурсию мы уже опоздали минут на пять. А друзья Милагрос недалеко от площади, как я поняла, да?
    Девочка энергично закивала. Девушка озвучила свой вердикт:
    — Хорошо. Едем к твоим друзьям.

    ***

    Тогда был 1919 год. Свечи на стенах зонировали мрак на освещённые неровным оранжевым светом участки. Рокотом волн Средиземного моря шумели разговоры, смех, стук каблуков и звон посуды. В блюдах, которые поставили на стол, из-под жёлтого от куркумы риса выглядывали мидии в ракушках.
    Энжел с наслаждением вдохнула запах паэльи и приступила к еде вместе с компанией, сидящей вокруг стола. В светлых одеждах, жемчугах и галстуках они выглядели богаче учительницы. Но не смотря на это учительница и вся компания вели себя не принуждённо.

    — Расскажи, как ты сюда приехала, Энжел. Ну и вообще, как жила и живёшь.
    — Начну с 1916 года. На пляже, где я обычно загорала у нас в Нью-Йорке, частично виден бруклинский мост. Ну и поток людей — местных и туристов — там велик. Лежу себе на песочке, на солнце, слушаю шум волн и гвалт отдыхающих, и вдруг вижу — что-то блестит, — она прервалась для еды и продолжила: — Что-то блестит в нескольких шагах от меня. Подхожу, зачерпываю пальцами песок, а на ладони — золотая цепочка! Ну, по крайней мере, она выглядела золотой. Не представляете себе, сколько радости было, я чуть не пустилась в пляс прямо на глазах у всех. Вы же знаете, я всегда на мели. Я тут же собрала все свои пляжные вещи и довольная понесла свою находку в ломбард. Ещё более довольная я вернулась домой, ибо цепочка и правда оказалась золотой, а кошелёк приятно отяжелел.
    — Ух ты, как повезло! — воскликнул дружный хор голосов.
    — И куда ты потратила неожиданный улов? Не на очередной антиквариат, надеюсь?
    — Нет, — усмехнулась девушка и опустила взгляд на принесённый десерт. Тосино де сиело стоял в тарелке ярко-жёлтой башенкой. Она рассыпалась во рту приятной сладостью.

    Все новые товарищи уже знали страсть Энжел к вещам с историей. Пусть в холодильнике будет пусто, пусть будет старое платье, она не откажет себе в удовольствии поставить в гостиную стул начала семнадцатого века. Дыхание вечности антиквариата рождало чувство особенности, девушке его всю жизнь не хватало. И мешковатое платье на ней было подобно антиквариату — помнило подростковые слёзы и смущение.
    — Нет, мой неожиданный улов пошёл на учёбу. У нас в Нью-Йорке открылась автошкола, первое учебное заведение такого типа на тот момент. И среди молодых девушек началась мода на новую профессию водителя. Я пошла туда за компанию. После успешного обучения в этой автошколе мне захотелось сменить обстановку.
    — А почему?
    Взгляд Энжел стал задумчиво-печальным.
    «И правда — почему?». Она прислушалась к своим чувствам. В душе до сих пор копошилось нечто, пусть запрятанное в самой глубокой подводной пещере, но ещё рабочее. И нужное. Пещеру отчего-то не хотелось опустошить.
    Внезапно закончив все свои дела в Америке, девушка выставила на продажу дом. Это было сделано впопыхах, будто Энжел спасалась бегством. Её лицо напряглось.
    «От кого я убегала? От болезненных воспоминаний? От своих прегрешений? Или в надежде найти себя на неизведанных мной землях? Нет, я не хочу об этом думать».
    Но она давно научилась ставить щит между собой и тем, что волновало душу. Справилась и сейчас; напряжение схлынуло волнами. Любопытная приятельница проронила извиняющимся тоном:

    — Не хочешь — не отвечай. Я тебя не заставляю.
    — Да нет, всё нормально. Знаешь, когда слишком много всего накапливается, иногда возникает желание сбросить этот груз. Вот я и начала искать новое место жительства. И сразу обратилась за советом к своей подруге-переводчице.
    Повисло короткое молчание. «Ну в самом деле, не рассказывать же ей личное: об отношениях с матерью и о мести обидчикам, — Энжел вдохнула, не зная, что ей ещё придётся взбаламутить дно той подводной пещеры.
    — Так вот. Моя подруга-переводчица часто ездила по миру и видела много уютных мест. Вот эта подруга и порекомендовала мне Торминтэ. Она сказала мне, что в городе невероятная сказочная атмосфера, море и горы, приветливые жители, — Энжел нежно улыбнулась и приятельница отразила её улыбку, подобно прозрачной воде. — Да, всё так и оказалось. Я рада, что познакомилась с тобой и всеми вами.
    — Мы тоже рады знакомству с тобой, — отозвался дружный хор голосов.
    Приятное общение услаждало душу учительницы, но не затрагивало её глубин.
    — Пожалуй, продолжу. Разумеется, к некоторым вещам мне пришлось привыкнуть. И я привыкла. Было немного непривычно, что здесь никто не знает английского. А ещё я дома ношу свитер и колготки под юбкой. Ибо здесь почти нигде нет центрального отопления.
    — Увы, есть такое дело, — товарищи сочувственно вздохнули. — Только в госпитале топится.
    — Кстати, могу рассказать о нём, — добавила приятельница. — Точнее не совсем о госпитале, а о докторе Торресе.
    — Да ничего, — Энжел снова улыбнулась. — И да, давай поговорим о госпитале после моего рассказа, почему нет. Дальше. Я освоилась в Торминтэ и стала искать постоянную работу. Не хотелось подрабатывать, где придётся, как раньше. Мне повезло. Нужен был учитель в школу, а я имею необходимый диплом. Вот и сходила на собеседование в пятницу и к моей радости всё прошло, как по маслу. В итоге сказали: в понедельник ваш первый рабочий день.
    — Отлично!
    — Но ты же знаешь мою любовь к беготне по барахолкам, да бабушкиным квартирам в поисках интересных вещиц. Так вот, от подработок отказаться не удалось. Потому я время от времени подменяю водителя школьного автобуса. Ну, я же получила права ещё до приезда сюда. Вечерами вот провожу время с вами: ужинаем в таверне или гуляем по городу. Как-то так.
    — Здорово, что тебе всё нравится, — улыбнулась приятельница и тут же стала серьёзной. — На счёт госпиталя. В нём есть несколько отделений, в том числе и психиатрическое. Вот за это отделение отвечает доктор Торрес.
    Девушка вдруг переглянулась со своими друзьями и, подсев поближе к Энжел, шепнула ей на ухо:
    — Он свою беременную жену Каталину, возможно, убил.
    Учительница вскрикнула, прикрыла рот ладонью, а её лицо стало бледнее, чем обычно. Знакомая продолжила:
    — Он во время родов подсунул ей какое-то экспериментальное лекарство и... всё. А официально это признали несчастным случаем. Мол, Каталина сама приняла не ту таблетку по невнимательности.
    — Послушай, — бледность Энжел прошла, но голос звучал тихо и дрожал. — Это какие-то сплетни. Может, и правда был несчастный случай? Почему ты не веришь в официальную версию?
    Девушка нахмурилась и продолжили разговор тоном обычной громкости.
    — А почему у Торреса и Фуэнтеса, брата Каталины, после этого… гм… «несчастного случая» отношения стали уж больно странными?
    Девушка говорила про Антонио Фуэнтеса, известного учёного-натуралиста.
    — То есть — странными?
    — Ну смотри. До того, как Каталина умерла, эти двое были друзьями не разлей вода. А потом их перестали видеть вместе. Сейчас всё стало вообще загадаш-шно, — прошипела она, нагнетая атмосферу. — Дочка-то Каталины выжила, её назвали Милагрос. Она подросла и стала ходить в гости в особняк Фуэнтеса. Играть с его сыном. Так вот. Милагрос Торрес входит в особняк, а папаша её, ну, Торрес-старший, всегда торчит снаружи, как пень. Потом девочка выходит и они вдвоём покидают участок особняка. Ну. Выглядит как минимум непонятно, не находишь?
    — Угу. Но давай всё же не будем говорить об убийстве. У нас же нет доказательств? Ещё за клевету засудят.
    — Да ладно, вокруг все свои, — девушка сделала жест рукой в сторону своих друзей. — Но, как знаешь.
    Энжел расслабилась и крикнула официанту, собираясь рассчитаться. Потом товарищи попрощались:
    — Спасибо за приятное общение! До свидания!
    — И тебе спасибо. До скорого!
    Жизнь Энжел Смит после того вечера продолжила идти чередом: дом, школа, вещевой рынок, товарищи, которых она никогда про себя не называла друзьями. Она общалась только во избежание вопросов об одиночестве, хотя девушке пришлось признать, что иногда жизнь в обществе становилась красочной. Всё шло предсказуемо, но ровно до того рокового дня, когда Энжел решила отменить экскурсию в шахты. Её жизнь стала, как здание во время землетрясения и сохранятся ли хотя бы стены — неизвестно. Пассивность жителей Торминтэ сыграла роль в судьбе города.

    Риша, Эйрэна, Добродушная Ведьма и ещё 7 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 12 апреля 2021 - 16:00
    2 августа 2018 - 21:11 / #1
  2. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2654

    Я думаю о смене названия, но пока ещё твёрдо не решила на какое именно. Есть вариант - "Солнце Воды". Это по ацтекской мифологии:
    "Тескатлипока сделал так, что дождь не прекращался. В течение многих дней шел дождь, и землю затопило. Вода унесла растения, животных и людей. Те люди, которые остались в живых, превратились в рыб. Так окончилась эпоха Четвёртого Солнца (Солнца Воды)".

    А Четвёртым Солнцем была Чальчиутликуэ («она в одежде из нефрита») — богиня воды. Изображалась в виде молодой женщины, сидящей среди водного потока.
    Начало "Города теней" - Марк и Энжел на лодке в море. И у Энжел кулон с зелёным камнем.
    Эйрэна, Риша, Будур нравится это сообщение.
    6 апреля 2021 - 22:16 / #271
  3. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 17984

    Akvarella,
    Солнце Воды - очень красиво и загадочно! smgood
    Эйрэна, Будур, Akvarella нравится это сообщение.
    6 апреля 2021 - 23:34 / #272
  4. Оффлайн

    Будур

    Магистр

    Сообщений: 2732

    Цитата: Риша
    Солнце Воды - очень красиво и загадочно

    Поддерживаю!
    Риша, Akvarella нравится это сообщение.
    7 апреля 2021 - 06:59 / #273
  5. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2654

    Риша,
    Будур,
    pushcvety
    Ещё есть вариант "Освобождающий огонь" - это связано с развязкой. Задействую там огонь, чтобы тоже было как в ацтекской мифологии...
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.
    7 апреля 2021 - 15:37 / #274
  6. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2654

    Я решила, что события будут развиваться не спешно. Динамика не моё.


    PS. Я говорила, что встретила игрока в Литкафе? Анна Неделина проходила "Гиблые земли". Очень удивилась и обрадовалась этому.
    Эйрэна, Риша, Будур нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 9 апреля 2021 - 21:36
    9 апреля 2021 - 20:59 / #275
  7. Оффлайн

    Эйрэна

    Советник хранителя

    Сообщений: 15721

    Цитата: Akvarella
    встретила игрока в Литкафе

    Здорово, когда есть единомышленники!) smkot
    Риша, Akvarella, Будур нравится это сообщение.
    9 апреля 2021 - 21:24 / #276
  8. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 17984

    Akvarella,
    О! Анна Неделина - она и пишет отлично:))) Да, у каждого свой ритм - в том числе и ритм повествования)) giverom
    Эйрэна, Akvarella, Будур нравится это сообщение.
    10 апреля 2021 - 15:09 / #277
  9. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2654

    Эйрэна,
    Риша,
    pushcvety
    Мне её книга очень понравилась, такой сюжет я искала. Мы идеально сошлись.
    Риша, Эйрэна, Будур нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 10 апреля 2021 - 18:12
    10 апреля 2021 - 18:12 / #278

СТАТИСТИКА САЙТА:

Всего на сайте: 7
Пользователей: 0
Гостей: 7


            

 

 

Hobby-Land.info - волшебный мир твоих увлечений 2015-2021
Правила сайта | Вопросы и ответы | Связь с Администрацией | Карта сайта