главная  форум  общение  публикации
 статьи и обзоры


Поиск по сайту:  

 


Статус темы: Тема закрыта, ответ в этой теме невозможен.

Мистическая повесть "Кольцо Душ"

Просмотров: 2822; Ответов: 85

  1. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Мистическая повесть "Кольцо Душ"
    Авторы: Akvarella, Риша
    Аннотация: После встречи с шаровой молнией Кира обрела способность видеть призраков и общаться с ними.
    Но мало этого — теперь девушку повсюду преследует зловещая Тень, требуя отдать неведомое Кольцо Душ. А во сне Киру навещает чернокожая шаманка и её воспитанница — белая девочка, обладающая большой магической силой. Помогут ли их подсказки Кире?
    А между тем с пациентами медцентра, где работает Кира, и со многими другими людьми в её окружении да и во всём городе всё чаще происходят необъяснимые и жуткие вещи.
    Да ещё и два бывших одноклассника внезапно объявились. Один — мрачный и нелюдимый. Другой — открытый, весёлый и всегда готовый прийти на помощь. Но можно ли им верить… Что если они подосланы Тенью?


    Специально для сайта Хобби-Ленд

    Закончено.

    Тема для обсуждения повести ЗДЕСЬ


    Зеленоглазая брюнетка Кира, молодая девушка с курносым носом смотрела в окно медицинского центра, где работала администратором. Сизые тучи, всё утро щедро поливавшие город дождём, разошлись, пропуская лучи летнего солнца. Зазвонил телефон на стойке администратора.

    — Добрый день! — бодро ответила Кира. — Медицинский центр слушает…
    Пока она разговаривала по телефону, в открытую дверь с улицы залетел яркий шар размером с теннисный мяч. Вслед за ним зашла удивлённая Нина Наумовна. У неё были карие глаза, крупные, как и нос. Волосы белые, подобранные обручем. Работает у них врачом. У Киры с Ниной сложились тёплые, дружеские отношения.

    А загадочный шар, тем временем, угодил в телефон и произошёл взрыв. Кира потеряла сознание, а помещение наполнилось дымом и запахом серы…

    ***

    Кира стояла на пороге знакомой комнаты. Старое трюмо, кровать, тумбочка рядом, а на ней — торшер. Синее одеяло, жёлтые шторы. Рядом с окном стояла покойная бабушка Катя. Она приветливо улыбалась. От её улыбки Кире стало тепло и спокойно.

    — Баба Катя, я теперь в медицинском центре работаю, — Кире захотелось рассказать о своей жизни. — Там у меня появилась очень хорошая подруга. Ниной зовут. Она врач.
    Бабушка Катя одобрительно кивнула, но продолжала молчать.

    — Мы в квартире небольшой ремонт затеяли, — между тем говорила Кира. — Дядя Олег помогает. Он нам вообще здорово помогает! Чтоб мы без него делали! — воодушевлённо добавила девушка.

    Екатерина Григорьевна могла гордиться детьми: они выросли достойными людьми. Анна всегда уличных котов кормит, жизнерадостная и открытая. А Олег — быстрый и трудолюбивый. Друг другу всегда стараются помогать, как могут. Бабушка Катя слушала внучку, улыбаясь и кивая. А потом сняла свою серебряную косынку с голубым узором.

    — Что? Бабуль, это же твой любимый платок, — растерялась Кира.
    Но бабушка Катя продолжала протягивать Кире свою вещь.

    — Я тронута, бабуль, — беря красивый платок, пробормотала девушка. — Хотя не понимаю: за что? Я ведь не такая, как мама. Мне б её чуткости…

    Но в этот момент Кира очнулась. На больничной койке.

    ***

    — Мне очень жаль, — покачала головой зашедшая в палату Нина. — Я даже не подумала, что тот шарик был шаровой молнией. Я ведь хотела в руки его взять, представляешь!
    — Ты ни в чём не виновата. К тому же я не сильно пострадала…
    — О, какой красивый платок! — Нина вдруг посмотрела на пол рядом с кроватью. — Откуда он здесь? — молодая женщина взяла в руки серебряную косынку с голубым узором.
    — Бабушкин, — ошарашено произнесла Кира. — Из моего видения… но как?
    — Из видения? Как ты себя чувствуешь? — забеспокоилась Нина.
    — Вообще-то уже лучше, — отмахнулась Кира. — Когда я потеряла сознание, то очутилась в комнате дома бабы Кати. Я ей начала рассказывать о своей жизни, а она смотрит и улыбается. И вдруг протягивает свой платок именно такой расцветки, как этот.
    — Может, этот платок кто-то тут потерял, а расцветка — просто совпадение? — неуверенно предположила Нина.
    — Возможно, — вздохнула Кира.

    Девушка когда-то читала, что сознание может существовать вне тела, но что такое это самое сознание, учёные пока не пришли к единому мнению. Поэтому в сомнительных вопросах она старалась верить только своему личному опыту и соглашалась с логическими объяснениями событий, боясь обмануться.

    Но втайне Кира была готова всем сердцем поверить в «загробную жизнь», если бы только какие-то особенные события доказали бы ей это.
    — На всякий случай оставлю его себе, — Кира протянула руку к платку.
    Эйрэна, mihelman, Ника Веймар и ещё 8 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 9 апреля 2017 - 19:21
    25 июля 2016 - 20:38 / #1
  2. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Когда Нина Наумовна ушла, Кира положила платок, так похожий на бабушкин, под подушку и задремала. Лёгкая дрёма быстро перешла в тревожный и тяжёлый сон.

    Девушке привиделся длинный коридор, тянущийся вдаль, так что и конца ему не видно. В коридор выходило множество дверей, в тревожном полумраке было видно, что часть из них приоткрыта — некоторые больше, некоторые меньше, из-за одних дверей пробивался размытый свет, за другими было черным-черно.

    Кире почему-то стало очень страшно. Она оглянулась — идти вперёд совсем не хотелось — но позади высилась глухая стена. Тревога подгоняла девушку, ей казалось, что оставаться на месте нельзя, что этот коридор — опасное место, из которого надо поскорее выбраться.

    Кира нерешительно двинулась вперёд, осторожно дошла до ближайшей двери — из проёма струился молочный свет, казалось, что там безопаснее. Но стоило Кире приблизиться, как дверь захлопнулась. Девушка двинулась дальше — двери закрывались при её приближении одна за другой. И у них не было ручек! Ни замочной скважины, ничего… Только гладкий материал, похожий на пластик.
    Кира шла всё быстрее — казалось, что, стоит прибавить шаг, и она успеет ухватиться за очередную створку и не дать ей захлопнуться, успеет выбраться из этого пугающего коридора. Скоро Кира уже бежала, страх захватил её полностью, а двери хлопали по обеим сторонам, так что этот безнадёжный звук почти слился в один, напоминающий хлопанье тяжёлых крыльев… Крыльев чёрных, принадлежащих кому-то страшному…

    Задыхаясь от бега, Кира остановилась. До этого она не замечала, как сгущается сумрак, а теперь увидела, что коридор заканчивается, или заканчивается свет — тот слабый свет, что всё же немного разгонял в нём тьму до сих пор. Впереди чернело нечто страшное, тёмное, чудовищное… Кира попятилась. Но теперь она ощущала чьё-то присутствие и сзади. Тьма окружала её, она заманила её сюда, поманив открытыми дверями — обещанием спасения.

    Сердце колотилось уже где-то в горле. Девушка хотела закричать, позвать на помощь, но сумела лишь захрипеть. Однако её мольба о помощи была услышана. Внезапно совсем рядом отворилась дверь. Оттуда падал странный зеленоватый свет, а на пороге стояла девочка — серьёзная малышка лет шести или семи в странной одежде, увешанная какими-то бусами и, как почему-то подумалось Кире, амулетами.

    — Не бойся, — сказала девочка. — Я тебя выведу. Иди за мной.

    Кира послушно двинулась за ребёнком, переступила порог. Внутри ничего не было видно, всё заливало зеленовато-золотистое свечение, густое, будто туман.

    — Иди за мной, — повторила девочка и протянула Кире руку.

    Та с готовностью ухватилась за неё — рука была тёплой, даже горячей, и неожиданно сильной.
    Сколько они так шли, Кира не смогла бы ответить, но через некоторое время впереди забрезжил уже совсем другой свет — самый обычный дневной свет. Кира увидела больничную палату и собственное тело, лежащее на больничной койке.

    — Сейчас ты вернёшься, — сказала девочка. — Но будь осторожна. Тень знает о тебе. Ей нужно Кольцо Душ. Если ты отдашь Кольцо, многим будет плохо. И тебе тоже. Не отдавай его. Теперь оно твоё. Дар твой, и Кольцо твоё — тебе и беречь.

    — Какое кольцо? — удивилась Кира.

    — Ты найдёшь его. А когда найдёшь, — не отдавай. Запомни — тебе его хранить. Тебе служить.

    Девочка отпустила руку Киры, взглянув на неё напоследок недетскими печальными глазами.

    — Спасибо тебе, — прошептала девушка, — за то, что вывела.

    Девочка молчала, словно ждала чего-то.

    — Я могу что-нибудь сделать для тебя? — нерешительно спросила Кира. — Кто ты? Как тебя зовут?

    — Как зовут — неважно, — откликнулась малышка. — Я смотрю за грань. Я живу в двух мирах. И у меня две матери. Одна — со мной. А другая — нет. Она тоскует, болеет. Если встретишь её, скажи, что со мной всё хорошо. Скажи, чтобы не искала меня, чтобы отпустила. Мы ещё встретимся, а теперь — возвращайся.

    Девочка исчезла, свет вокруг погас, а в следующее мгновение Кира открыла глаза — уже в своём собственном теле, в той самой палате, в которой задремала какой-то час тому назад.
    Ника Веймар, Эйрэна, mihelman и ещё 5 нравится это сообщение.
    26 июля 2016 - 13:33 / #2
  3. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    В палате стояла бабушка Катя, внимательно глядевшая на внучку.
    — Бабушка? — растерянно пробормотала Кира. — Снова ты?

    Она кивнула, а девушка резко села. «Померещилось, — подумала Кира, оглядывая пустую палату. — А какой был страшный сон! И ведь не похоже на сон… такой реалистичный…»

    Девушка помотала головой. «Может быть, я слишком много думаю о загробной жизни, вот и разыгралось воображение? Странная девочка, кольцо, которое нужно беречь, какая-то тень… надо же».

    Но тут распахнулась дверь и в палату влетела взволнованная Анна. Женщина была черноволосой и зеленоглазой, как Кира, но с широким лицом.
    — Доченька, как ты? — Анна поставила на тумбу пакет. — Мне Нина позвонила… Вот, я тебе фруктов принесла. Кушай, поправляйся!
    — Спасибо, мам, но не стоит переживать: мне уже лучше.

    За окном слышался шум ветра и как-то потемнело.
    — Наверное, опять будет дождь, — машинально сказала Анна. — Надо быть тебе поосторожнее дочь, ты ж у меня единственная, — улыбнувшись, женщина нежно погладила Киру по голове.

    Дождь, тем временем, действительно пошёл.
    — Эх, погода что-то подпортилась, а я хотела к дяде Тимофею съездить, — вздохнула Анна, — у него же день рождения.
    — А, да, надо ему хотя бы позвонить, — сказала Кира и замолчала пристыженная.
    «Я же совсем забыла об этом! — подумала она. — Если жизнь за гранью всё-таки существует, то душа бабы Кати прилетела, чтобы проведать любимого брата! Теперь кое-что понятно!»

    Внезапно захлопнулось окно — само по себе. Кира вздрогнула.
    — Странно, ветра-то уже нет… — пробормотала она, а про себя подумала: «Неужели баба Катя всё ещё тут? Она же была заботливой при жизни».

    После ухода Анны, Кира почувствовала лёгкое недомогание, и пошла в кабинет Нины Наумовны. Постучав в дверь, заглянула. Нина сидела за столом и что-то писала.

    — Привет, — сказала девушка. — Наверное, я ещё не совсем отошла после взрыва.

    Нина подняла глаза на подругу:
    — Присаживайся, посмотрим, что с тобой...

    ***

    Вернувшись в палату, Кира позвонила дедушке Тимофею. Он всегда был весёлым, откалывал шутки, и заряжал девушку позитивом. Но после того как не стало бабушки Кати, в его весёлости проскальзывала тоска.

    — Привет, дедушка Тима! — улыбнулась Кира, садясь на больничную койку. — С днём рождения! Пусть здоровье и отличное настроение никогда не покидают тебя!
    — Спасибо, милая, — сказали в трубке. — А мне сегодня Катя приснилась.
    — Да? И тебе тоже? Мне она снилась!

    Кира рассказала, что нашла платок, очень похожий на бабушкин.
    — Расцветка — один в один! Надо же!

    Через некоторое время, закончив разговор, девушка достала из-под подушки находку и вздохнула.

    — Вот интересно: чей же он всё-таки…

    ***

    День подходил к концу: Кира стояла у окна, глядя на кусочек закатного неба. «Жаль, что его плохо видно отсюда», — вздохнула девушка. Вскоре она легла спать, думая о том, что же ей приснится на этот раз.
    Ника Веймар, Kurator Mich, Риша и ещё 5 нравится это сообщение.
    27 июля 2016 - 11:36 / #3
  4. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Кира ворочалась в постели, но сон не шёл… Прошло, наверное, не меньше часа, а она так и не смогла сомкнуть глаз. В мыслях прокручивался разговор со странной девочкой… Она была одета, как… как африканка, но по типу внешности походила на русскую и уж во всяком случае — на европейку.
    Кажется, у неё были голубые глаза — серьёзные, недетские… Светлые волосы заплетены во множество косичек, в которые чего только не было вплетено: какие-то камушки, тонкие ленточки, кажется, даже колокольчики.
    Почему никак не получается забыть о ней и таким холодом веет от слов о Тени… Глупости! В конце концов, это был всего лишь сон!

    Кира поднялась, накинула халат и вышла в коридор. Она и сама не знала зачем — просто не сиделось на месте. И не лежалось. Наверное, успела выспаться днём — только и всего.
    Медицинский центр спал. В конце коридора на посту дремала медсестра, уронив голову на сложенные на столе руки. Кира тихо пошла прочь, стараясь не разбудить — кажется, Юлю, если она правильно опознала дежурную по каштановому затылку.

    Полумрак и тишина, коридор… Зачем она сюда вышла? Слишком похоже на тот страшный сон. Девушка хотела уже повернуть обратно, но тут увидела как через ближайшую дверь просачивается нечто голубовато-полупрозрачное… Этого только недоставало! Догулялась… до галлюцинаций…

    Кира замерла — ноги словно приросли к полу. Голубоватое оказалось худощавым старичком с горестным выражением лица. Ну совсем настоящим! Если бы только не его… голубоватость и полупрозрачность…
    Призрак? Или всё-таки галлюцинация?

    На старичке была больничная пижама. Он вздохнул, стоя в раздумье около двери, сквозь которую только что "просочился", посмотрел на Киру — безразлично, словно на предмет обстановки, почти отвернулся уже, но тут же резко дёрнулся и впился в неё взглядом.

    — Ты меня видишь? — спросил старик с такой отчаянной надеждой в голосе, что Кира, уже почти совсем решившая, что всё это не более чем галлюцинация, не решилась отрицать или просто уйти, хотя теперь как раз ноги от пола уже "отлипли".

    Она могла бы уйти, но… вместо этого тихо сказала:
    — Вижу. А вы кто?

    — Ох… дорогая вы моя! Какое облегчение… Я уж было совсем отчаялся! Меня зовут Игорь Степанович.

    — Кира, — нерешительно представилась девушка.

    — Вы только не волнуйтесь, Кирочка! И не думайте, что это бред или что-то ещё в этом роде. Я вполне настоящий. То есть… конечно… я… Вы только не пугайтесь! Я, видите ли, умер. Недавно, буквально сегодня днём или уже вчера… Ну да это не так важно. Важно совсем другое! Голубушка, я надеюсь, вы не собираетесь упасть в обморок? — озабоченно проговорил Игорь Степанович, видя, как побледневшая Кира, хватается то за грудь, то за горло. — Вам, наверное, лучше сесть, выпить водички…

    — Да, я… — выдавила из себя Кира.

    — Вы тоже здесь лечитесь?

    — Ну… да… Но меня завтра уже выписывают.

    — Завтра? — испугался призрак. — Тогда у нас совсем мало времени! Вы в общей палате лежите?

    — Нет, в отдельной… Я тут работаю. Администратором.

    — А, ну тогда… — выдохнул призрак. — Да что же это я! Нет-нет, времени всё равно очень мало, беда может случиться совсем скоро… Вы должны мне помочь! Простите старика, но мне просто больше не к кому обратиться… Меня же никто не видит. И не слышит… — Игорь Степанович понурился и даже его серебристо-синеватое свечение несколько померкло.

    — Умоляю! Помогите… Очень вас прошу… Давайте вы вернётесь в свою палату, и я вам всё объясню.

    — Ну что же… — Кира покорно повернулась и пошла назад. В конце концов, как она может помешать призраку?

    То ли Юля, то ли другая каштанововолосая медсестра по-прежнему дремала, уютно светила лампа на посту, всё вокруг было как обычно, всё было тихо и спокойно, и только у Киры всё шло не так…
    mihelman, Эйрэна, Тина и ещё 2 нравится это сообщение.
    28 июля 2016 - 18:52 / #4
  5. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    — И что же я могу для вас сделать? — спросила Кира, усаживаясь на свою койку.

    Призрак напряжённо замер перед ней — не исчез, не рассосался! Кира уже и щипала себя, и умылась холодной водой — нет, ничего не помогало…

    — Понимаете, Кирочка, — от волнения Игорь Степанович перешёл на вы, так как за прошедшие десять минут успел подумать, что эта незнакомая девушка вполне может отказать ему.

    То, что она его видит, это ещё не причина, чтобы сломя голову бежать спасать совершенно посторонних людей! Игорь Степанович покинул мир живых совсем недавно, поэтому отлично помнил, какими мотивами руководствуется подавляющее большинство из них. Это после смерти многое начинаешь переоценивать и понимать, а при жизни… Не говоря о том, что даже если она согласится, эта задача ей просто не по силам!
    Призрак горестно вздохнул и продолжил:

    — Понимаете, Кира, мой сын и невестка год работали по контракту в Южной Африке. Они строители. Вернуться должны уже завтра! А три месяца назад они с оказией отправляли кое-какие вещи, подарки родственникам и сувениры... Да, Славик в недобрый час решил купить сувениры, да не те, что продают в популярных лавочках и которые не отличить от китайских поделок, что можно купить где угодно, ему пришло в голову, что нужно найти что-нибудь настоящее, действительно стоящее.

    —Он отправился в небольшой соседний городок, поискал и… нашёл. Идола — небольшую такую деревянную статуэтку в локоть высотой.
    Как только я его увидел, на меня повеяло холодом и какой-то непонятной жутью… Но я ведь человек с высшим образованием, скептик! — призрак горько усмехнулся. — Я не прислушался к своим ощущениям, решил, что показалось…

    — К счастью, дети всё это время были у бабушки — со стороны матери. А я, как и прежде, оставался в квартире сына — присматривал, так сказать. Супруга моя умерла три года назад, так что… Я жил там один. К счастью. Хорошо, что внуков там не было!

    — Один… С ним… Кирочка, я не буду рассказывать вам всё подробно — это долго и неинтересно. Мне с каждым днём становилось всё хуже, этот идол… Он словно всё время следил за мной… Смотрел, смотрел… У него были живые и очень злые глаза! Мне начали сниться кошмары. Да и наяву творилось не пойми что…

    — Сами собой хлопали двери, посуда прыгала со стола, даже газ включался! Не думайте, что я — старый маразматик — сам включил и забыл… Нет! Один раз я тоже так подумал… второй… А потом — это произошло прямо у меня на глазах! Пламя вспыхнуло над горелкой и повернулся кран!
    — Кирочка… Этот жуткий идол… Он свел меня в могилу! Я заболел. Ни один врач не мог поставить диагноз, болело то одно, то другое, я не мог есть, не мог спать… Каким же дураком я был! Надо было сразу выбросить это чудовище! Но сын так им дорожил, так гордился… А теперь слишком поздно… для меня. За три месяца я сгорел! В переносном смысле, разумеется, хотя я бы не удивился, если бы начался настоящий пожар. Но пока что это не входит в его планы…

    — Перед тем как попасть в больницу, я говорил по телефону с сыном. Он сказал, что они скоро возвращаются, заберут наконец детей, заживут как положено — семьёй. Хватит, мол, уже детям жить у бабушки. И вдруг в этот момент я посмотрел на идола… У него был совершенно другой взгляд… Довольный, предвкушающий! Как у хищника, увидевшего беспомощную жертву… И тогда я понял, я понял, чего он ждёт!

    — Я решил выбросить его или даже сжечь. Попрощался с сыном как ни в чём не бывало, подошёл к идолу, протянул руку… И тут накатила такая боль! Рука повисла плетью, перехватило дыхание, боль охватила всё тело огненным обручем! Я только и сумел, что дотянуться до телефона, вызвать врача… Да и в больнице — так и не пришёл в себя…

    — Я знаю, этот идол убил меня, потому что почуял угрозу! Кирочка, девочка, помогите мне, умоляю! Я понимаю, что вам трудно в это поверить… Но с другой стороны — вы же меня видите! Значит, понимаете, что есть другой мир, есть много… неведомого! И прекрасного, и, сожалению, опасного…
    Старик замолчал, глядя на Киру с мольбой.

    — Игорь Степанович, — начала девушка нерешительно. — Допустим, я вам верю, хотя, конечно, всё это для меня… слишком… Но даже если я поверю, что же я могу сделать?

    — Как что?! Вы должны предупредить моего сына и невестку! Передать им мою последнюю волю — необходимо уничтожить идола! Иначе он уничтожит всех… И сына, и его жену, и детей! У них двое мальчиков… Семи и десяти лет. Кирочка, я вас очень прошу, я вас умоляю, не дайте этому чудовищу погубить их!

    — Игорь Степанович, поймите, ваши близкие мне просто не поверят! И потом… Вы не думаете, что, если всё это правда, то пытаться уничтожить идола — просто опасно?

    Призрак осел и заметно потускнел, его полупрозрачное лицо исказилось от ужаса.
    — Да, я не подумал об этом… Но что же делать?..

    — Не знаю, — Кира вздохнула. — Наверное, всё-таки надо попытаться как-то избавиться от него, — продолжила она, сама себе удивляясь. — Может, в церковь сходить…

    — Да, это прекрасно, — кивнул Игорь Степанович, — но я боюсь, что далеко не каждый священник справится с подобной нечистью… Тут нужен особый дар, наверное… Может быть, он есть у вас? Вы ведь меня видите!

    — Ну и что?! — возмутилась Кира. — Это ещё ничего не значит! Меня шаровая молния ударила, только и всего… Может быть, никого я не вижу, а всё это просто галлюцинация…

    — Ну вот это как раз вы можете легко проверить!

    — Но как?

    — Я вам назову адрес квартиры — вы сможете сходить и проверить!

    — И что я проверю?

    — Скажете сыну, что говорили со мной, передадите мою последнюю волю! И убедитесь, что мой сын действительно работал по контракту в Африке и действительно привёз оттуда идола!

    — Но он мне не поверит! — едва не закричала Кира.

    — Зато вы сами себе поверите, — тихо отозвался Игорь Степанович. — А чтобы сын поверил, что вы действительно со мной говорили, скажите ему… скажите, что…
    Эйрэна, Ника Веймар, Akvarella и ещё 4 нравится это сообщение.
    28 июля 2016 - 21:10 / #5
  6. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Игорь Степанович прикрыл глаза, будто что-то вспоминая.

    — Это случилось, когда Славику едва исполнилось шесть, — заговорил призрак, — поехали мы с ним на день рождение к моей тёте — редко у неё бывали. Недалеко от дома тёти Агафьи текла река, пошли к ней мы со Славой. Но, поскольку, только начался февраль, река была замёрзшей. Не успел я оглянуться, как сын оказался на льду. Я забеспокоился, пошёл за ним — плавал ведь он ещё плохо, вдруг случится что-то? И не зря… лёд под ногами начал трескаться! Хорошо, что мы слишком далеко от берега не ушли, но вымокли до нитки всё равно. Перепугались мы тогда оба, надо сказать… — Игорь Степанович вздохнул.

    — Домой добирались бегом. Быстро переоделись в сухое, а потом выяснилось, что нет никого. Наши вышли воздухом подышать. Ну а мы решили не рассказывать никому о случившемся — переполох был бы. Вот! И проживает сын по адресу — Кедровый переулок, 11. Квартира 104. Сходите, Кирочка, всё проверьте и помогите! Очень вас прошу!

    — Хорошо, — выдохнула девушка, — попробую. Хотя не факт что получится, но…
    — Кирочка, дорогая моя! — Игорь Степанович улыбнулся, а в его глазах заплескалась искренняя радость, отчего Кире стало неловко. — Я просто счастлив, что вы согласились! Обнял бы вас, но… — он развёл руками.
    — Не стоит, я ещё ничего не сделала, — Кира смутилась. — И, знаете, уже поздно…
    — О, конечно, конечно! — спохватился Игорь Степанович. — Вам, живым нужно спать, набираться сил… я ухожу, а вы, после выписки, сходите по адресу, который я вам дал… спокойной ночи, Кирочка!

    И призрак, с явным облегчением на лице, просочился сквозь стену, оставив девушку одну в палате. «Ну и наивная же я, — подумала Кира, — решила, что просто сон странный приснится… как же! — она хмыкнула. — Ладно, чего уж там — завтра выпишут, да схожу на этот Кедровый переулок и пойму, что это была галлюцинация».

    Примерно так размышляя, Кира легла на больничную койку, но любопытство мешало ей отправиться в объятия Морфея. Потому, через некоторое время, рука, будто сама потянулась к планшету, лежащему на тумбочке рядом. В поисковой строке Кира сделала запрос: «Африканские идолы». Просмотрев несколько сайтов, девушка нашла интересующую её информацию:

    «В старых деревянных фигурках-идолах отражались древние представления африканцев о жизни и смерти. Каждая из них являлась изображением какого-то конкретного умершего человека. Шаманы говорили, что его неприкаянная душа будет бродить по свету и творить недоброе до тех пор, пока не найдет изображение своего бывшего тела. Лишь тогда она поселится в нем и успокоится. Поэтому в хижинах ставили фигурки любимых родственников, что помогало пережить чувство утраты. От деревянных дубликатов врагов и нехороших людей наоборот старались избавиться. Потому-то считается, по меньшей мере, неосмотрительным делом, приобретение подобных «сувениров»».

    — Неосмотрительным делом, — сонно пробормотала Кира и зевнула.
    Вернула планшет на тумбочку, перевернулась набок, и закрыла глаза, засыпая под пение сверчков, доносящееся из приоткрытого окна палаты.
    Риша, mihelman, Эйрэна и ещё 3 нравится это сообщение.
    31 июля 2016 - 12:50 / #6
  7. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Однако и этой ночью поспать спокойно Кире не удалось. Большую часть своих снов она помнила смутно, но раз за разом просыпалась в холодном поту от ощущения падения в бездонную пропасть.
    Сильнее всего её пугало даже не само падение, а нечто жуткое, что ждало её на дне.
    Уже под утро Кира наконец заснула крепким сном и снова увидела ту девочку в необычной одежде, стоящую среди зеленовато-солнечного тумана.

    — Теперь я уверена, — сказал странный ребёнок. — Тебе суждено найти и собрать Кольцо. Три камня должна ты найти — красный — Камень Возмездия, зелёный — Камень Возрождения, голубой — Небесный Камень. Без них Кольцо бессильно.
    А пока что — идол тебе не по силам. Даже не смотри на него. Передай послание и уходи. Если не послушают тебя, я сама прогоню людей из того жилища. Чтобы справиться с духом, нужно Кольцо. Запомнила? — строго спросила девочка.

    Кира кивнула. У неё было такое ощущение, что каждое слово закрепилось в памяти чуть ли не навсегда.

    — Не вздумай подходить к идолу! В нём дух сильного злого колдуна… У моих матерей и у меня с ним свои счёты… Когда придёт время, я помогу тебе справиться с ним.

    Девушка вынырнула из сна, словно из толщи воды, жадно хватая воздух и озираясь вокруг.
    Да, похоже, встреча с шаровой молнией не прошла бесследно… Но как бы ни хотелось ей считать вчерашний разговор с призраком и свои странные сны всего лишь результатом потрясения, она уже начинала в этом сомневаться.

    "Надо сходить по тому адресу, — решительно подумала Кира. — Увижу, что всё это бред, тогда можно будет выкинуть его из головы с чистой совестью!"
    Эйрэна, mihelman, Kurator Mich и ещё 4 нравится это сообщение.
    1 августа 2016 - 20:27 / #7
  8. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Ближе к вечеру, Кира уже собранная, стояла посреди палаты с сумкой в руках. Открылась дверь, и зашёл невысокого роста мужчина с полноватым и добродушным лицом. Его зелёные глаза смотрели из-за продолговатых стёкол очков.

    — Привет, племяшка! — дядя Олег широко улыбнулся.
    — Доченька, как ты? — из-за спины брата выглянула Анна.
    — Всё хорошо, можно ехать! — бодро отозвалась Кира.
    — Нина сказала, что тебе нужен покой, — выйдя в больничный коридор говорила Анна. — Так что по дому ничего не делай — обойдёмся.
    — Как скажешь, мамуль, — соглашалась девушка, следуя за родственниками.

    Выйдя на улицу, они расселись в машине дяди Олега, припаркованной недалеко от медицинского центра, и поехали домой.

    ***

    Белая скатерть на столе была с крупными розами. Коричневой мебели было немного, но всё же она делала тесной маленькую кухню в двухкомнатной квартире. Кира, Анна и Олег доедали вишнёвый пирог и допивали зелёный чай. Поблагодарив радушную хозяйку, гость пошёл на выход.

    — Мам, я хочу прогуляться: свежий воздух мне тоже нужен, — произнесла Кира, закрывая за дядей Олегом входную дверь.
    — Мы же недавно домой приехали, иди и полежи лучше, — возразила Анна.

    Пришлось девушке отправиться в спальню и лечь на кровать. Но отчего-то тянуло посетить этот Кедровый переулок. «Да уж, любопытство — моё второе я, — Кира усмехнулась, — до добра оно меня точно не доведёт».

    Минут через пятнадцать девушка проскользнула в узкий коридор квартиры.
    — Мама, у меня дело одно есть, я быстро! — крикнула Кира в приоткрытую дверь второй спальни.
    — Но, дочь…

    Кира вышла в тёмный подъезд, закрывая за собой дверь.
    Риша, Kurator Mich, Эйрэна и ещё 4 нравится это сообщение.
    8 августа 2016 - 11:56 / #8
  9. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    До Кедрового переулка было не очень далеко. Но всё-таки Кира не ощущала себя настолько бодрой, чтобы идти пешком, поэтому направилась на автобусную остановку. Кажется, тут надо проехать две или три остановки.

    Девушка села на скамеечку внутри павильона-остановки, взгляд сам собой упёрся в немолодую женщину в грязной одежде, сидящую на картонке у ограды парка. Эта явно сильно пьющая женщина давно всем примелькалась, она всегда сидела или стояла здесь — собирала на бутылку и закуску.
    Часто бормотала что-то неразборчивое, иногда приставала к прохожим, но особенно сильно не донимала. Правда, бывало, что она начинала кричать — но при этом ни к кому конкретному не обращалась, и понять, что именно она кричит, обычно было невозможно, да никто и не пытался. Что с неё взять… Несчастный опустившийся человек, может, приступ белой горячки, может, просто — не в себе…

    Когда Кира увидела пьянчужку, та сидела тихо, глядя перед собой и мерно покачиваясь, протягивая руку с пластиковым стаканчиком для подаяния в направлении прохожих. Всё как обычно. Кире всегда было очень тяжело видеть подобное, иногда она даже подавала, когда женщина выглядела особенно несчастной и осунувшейся или когда погода была особенно мерзкой. Конечно, она понимала, что деньги пойдут на выпивку… Ну что тут поделаешь? Хоть уйдёт с холодной улицы. Кира слышала, что жильё у пьянчуги, как ни странно, есть.

    Усевшись на скамеечке в ожидании автобуса, Кира пыталась отвлечься и продумать что именно будет говорить Вячеславу — сыну призрака. Если этот самый Вячеслав всё же обнаружится по указанному адресу. Она задумалась и на какое-то время почти выпала из жизни. Из глубоких размышлений Киру вырвали визгливые крики пьянчужки.

    — Ты! Ты!!! — голосила она на всю улицу, тыча грязной рукой с зажатым в ней пластиковым стаканчиком в сторону Киры. — Куда собралась?! Не будет тебе удачи! Ни в чём не будет! Украсть надумала?! Моё оно! Моё!!! Кольцо моё! Украсть хочешь?! Воровка!!! Отдай кольцо!

    Кира растерянно оглянулась по сторонам. Рядом никого не было — женщина определённо обращалась именно к ней, к Кире! Стоящие поодаль люди косились на девушку с непонятной опаской.
    И чего косятся? Они что, верят пьянчужке? Думают, что Кира украла у неё какое-то кольцо? Ведь ясно же, что у неё бред! И все кольца, если они у неё и были, она давно пропила.

    Кира встала, отошла немного в сторону. Но "обвиняющая длань" тут же изменила направление, в котором указывала, — она снова была устремлена прямёхонько на Киру! В конце улицы показался автобус, девушка вздохнула с облегчением — сейчас этот кошмар прекратится, — но не удержалась и напоследок взглянула на притихшую было пьянчужку. Может, она уже успокоилась? Приступ бреда закончился?

    Но женщина смотрела на Киру — пристально, остро, пронизывающе смотрела! Девушку пробрал озноб посреди тёплого летнего дня. Такого взгляда у этого давно опустившегося существа никогда раньше не было да и вообще быть не могло! Показалось, что глазами пьяницы за Кирой следит кто-то другой…

    — Если не отдашь кольцо, пожалеешь… — сказала женщина тихим, шипящим голосом.

    По всем законам физики, акустики и чего там ещё, — Кира и вовсе не должна была это услышать, ведь их разделяла дорога. Но она услышала — так отчётливо, словно это было сказано ей на ухо.
    Эйрэна, mihelman, Kurator Mich и ещё 3 нравится это сообщение.
    8 августа 2016 - 18:12 / #9
  10. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    После инцидента взволнованная Кира бросилась в подъехавший автобус. Обнаружив свободное место, девушка села. Пока ехала две остановки успела успокоиться и вышла. Но, не пройдя и десятка шагов, услышала странный шум, звучавший будто в голове, а глаза заволокло мутной пеленой.

    Кира остановилась, хватаясь за ближайшее дерево. Перед глазами вспыхнула оранжевая вспышка и в воздухе появился зловещий огненный череп. Девушка хотела закричать, но почему-то вырвался лишь слабый стон...
    Чья-то рука коснулась её плеча. Дёрнувшись, Кира повернулась. Шума и пелены не было, а перед ней стояла стройная шатенка, молоденькая девушка в очках.

    — Вам плохо? «Скорую» вызвать?
    — Нет, спасибо, — Кира прокашлялась, — До Кедрового переулка 11 далеко?
    — Он там, — девушка махнула рукой влево. — С вами точно всё в порядке?
    — Ага… ну, я пошла.

    «Хотя я и впрямь чувствую себя неважно, — приближаясь к нужному дому Кира ощутила внезапную усталость. — Надо было послушать маму и поспать, а не тащиться непонятно куда и зачем».

    ***

    Двери лифта открылись, выпуская Киру на нужном этаже. Квартира 104 нашлась сразу и девушка позвонила. «Ну что же, посмотрим, кто здесь живёт», — подумала девушка. Открыл ей коренастый мужчина в чёрной одежде. Карие глаза с длинными ресницами внимательно смотрели на неожиданную гостью. Кира невольно отметила в мужчине лет тридцати пяти сходство с призраком Игоря Степановича: нос и губы. «Может, мне просто показалось?»

    — Здравствуйте, — немного удивлённо произнёс мужчина. — А вы кто?
    — Меня зовут Кира. А вы… Вячеслав Игоревич?
    — Допустим. И что?
    — Вы работали по контракту в Африке? И привезли оттуда некого идола?
    — Ну? Так кто вы?
    — Я знакомая вашего отца, — выдохнула Кира, — так получилось, что мы виделись перед его смертью, и он попросил меня передать вам его последнюю волю…
    — Проходите на кухню, поговорим.

    И, развернувшись, пошёл по коридору. Кира последовала за ним на кухню. Достав из шкафчика печенье, мужчина сел за стол, кивнул гостье. Она села. Тут же зашла круглолицая и загорелая брюнетка, женщина лет тридцати.

    — Кто это, Славик? — она смотрела на Киру.
    — Тоня, это знакомая моего отца, — мягко пояснил мужчина. — Хочет передать нам его последнюю волю. Итак, что говорил папа? — эти слова уже относились к Кире.
    — Он очень хотел, чтобы вы съехали с этой квартиры.

    Повисла пауза. Вячеслав взглянул на Антонину.
    — Разве? Он так хотел?
    — А вы не мошенница? Откуда нам знать, что вы не ограбите нас?
    — Я не мошенница, — твёрдо произнесла Кира. — Вячеслав в шесть лет был на дне рождения у его бабушки Агафьи. Рядом с её домом — замороженная река. Они с отцом пошли на лёд и едва не утонули. Решили никому об этом не рассказывать, чтобы родные не волновались. Было такое? — Кира смотрела Вячеславу в глаза.
    — Было, — выдохнул мужчина. — Откуда вы…
    — Игорь Степанович рассказал. Пожалуйста, съезжайте с этой квартиры и оставьте здесь… вашего идола. Держитесь от него подальше.
    — Это ещё почему?
    — Он плохо влиял на вашего отца. Вот… — Кира вздохнула. — Просто оставьте и съезжайте.

    Вячеслав и Антонина снова переглянулись.
    — Можете идти. Нам надо посовещаться.
    — Всего доброго.

    Кира встала и ушла.

    ***

    Стоя в лифте, она почему-то улыбалась. Все последние события говорили о том, что существует какая-то иная жизнь. А значит умершие родные — папа и бабушка Катя — просто ушли в другой мир или их души переселились в другие тела. От этой мысли было легче…
    С такими мыслями Кира вышла из подъезда. Почти сразу к ней подлетела бабочка адмирал. Описав круг над головой, она села на плечо девушки, и улетела.
    — Игорь Степанович… — пробормотала Кира, глядя вслед улетающей бабочке. — Я сделала, что смогла…
    Риша, Эйрэна, mihelman и ещё 4 нравится это сообщение.
    14 августа 2016 - 22:52 / #10
  11. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    В задумчивости Кира дошла до автобусной остановки, деревья скрыли от неё только что покинутую многоэтажку, и она уже не могла видеть, как из окна квартиры на девятом этаже, где и располагалась та самая — сто четвёртая — повалил чёрный дым. Во дворе дома поднялась суета, раздался крик "пожар!". Но Кира его не слышала, и только когда ехала в автобусе, проводила тревожным взглядом истошно воющую сиреной пожарную машину, несущуюся навстречу.

    ***


    Вечером этого дня Слава, его жена Тоня и дети уже были у бабушки — матери Антонины. Уныло разбирали спешно собранные вещи, которые успели похватать, когда развеялся особенно удушливый дым.

    — Как это могло случиться, не понимаю?! — в очередной раз изумлялся Вячеслав Игоревич. — Может быть, это всё-таки та странная девушка что-то сделала? Что-нибудь подбросила? Она ушла, а оно и загорелось!

    — Ну что ты такое говоришь, Слава… — устало возражала ему жена. — Она вообще в комнату не заходила и одна не оставалась ни на секунду. И потом, я же тебе уже сто раз сказала — загорелось прямо у меня на глазах! Палас вспыхнул полукругом — как раз перед этим распроклятущим идолом! И не девушка виновата, а твоё упрямство! Мне эта образина тоже никогда не нравилась, и Игорь Степанович тебе то же говорил… Так что ничего удивительного, что он попросил сотрудницу медцентра передать нам это. Тем более — она же рассказала случай из твоего детства. Откуда ей об этом знать, если даже я не знала? Или вы с ней знакомы?

    — Нет, Тоня, конечно, нет… — мужчина сел и понурился, свесив руки между колен. — Наверное, ты права, и отец прав… Просто в голове не укладывается, как мог палас сам собой загореться… Надо выкинуть эту крашеную деревяшку!

    — Ну вот опять ты не то говоришь! — возмутилась жена. — Девушка сказала — не трогать его, идола этого окаянного. Вот и не будем трогать пока.

    — Так что же, мы так и оставим ему квартиру? Будет там жить, как император, а мы у твоей мамы ютиться?

    — Ну… подумать надо, посоветоваться со знающими людьми… Но пока давай просто подождём, пусть пройдёт время… Нам и без того теперь есть, чем заняться. Хотя, конечно, хотелось бы поскорее начать ремонт.

    На этом супруги, повздыхав, закончили неприятный разговор и занялись делами, придя к решению отложить эту непонятную и пугающую проблему до лучших времён, а пока — прислушаться к последней воле покойного отца и свёкра.

    Даже Вячеслав, при всём своём скептицизме, почти поверил, что именно зловредный идол поджёг палас, и если бы меры не были приняты немедленно, от квартиры и имущества остались бы одни головёшки.
    Но поскольку возгорание было замечено сразу же, то урон был не столь велик, а главное — никто не пострадал! Разве что дыма наглотались, но не слишком, детей быстро выставили из квартиры. А если бы такое случилось, когда мальчишки были бы дома одни?! Или ночью? Страшно представить…

    Между тем "зловредный идол" не имел к случившемуся пожару ни малейшего отношения, и сам в это время пребывал в ярости, так как намеченные жертвы ускользнули из поля его влияния. Впрочем, он был убеждён, что рано или поздно они непременно вернутся. А времени, чтобы ждать, у него было в достатке.

    ***


    У Киры вечер прошёл спокойно, но под утро ей снова приснился пугающе-реалистичный сон. На этот раз её окружал не зеленовато-золотистый туман, а рыже-огненное марево. Поодаль вспыхивали пламенные языки, было жарко, словно рядом горело множество костров. Кира испугалась и хотела бежать, но бежать было некуда — горячее и огненное окружало её кольцом.

    Вдруг из колышущегося, трепещущего, густого, словно дым, воздуха вышла женщина. Кира, подсознательно снова ожидавшая встречи с девочкой, удивилась. Женщина была полной, но красивой негритянкой, голова живописно повязана тюрбаном, на пышной груди — не менее живописные бусы и амулеты.

    — Не бойся, — произнесла негритянка глубоким звучным голосом. — Сейчас тебе ничего не угрожает. Ты ждала мою дочь? Она не смогла прийти. Слишком много сил отдала. Мужчина, принесший зло в свою семью и в свой дом, оказался глуп и упрям. Он не хотел уходить. Зло забрало бы его семью, его детей, и стало бы намного сильнее. Моей дочери пришлось прогнать их оттуда.

    — Как прогнать? — удивилась Кира.

    — Она зажгла огонь. Там был пожар. Теперь они ушли. На какое-то время они в безопасности.

    — Пожар?!

    — Никто не пострадал, не пугайся. Никто, кроме моей девочки. Это было нелегко. И теперь колдун знает, что она нашла его. Это плохо. Тебе надо спешить. Найди кольцо!

    — Но где мне его искать? — растерянно спросила девушка. — Я и понятия не имею о нём! Где?

    — У главы твоего рода праздник. День его прихода в этот мир в этом теле. Так?

    Кира, не сразу сообразившая о чём речь, подумала несколько секунд и ответила:
    — Ну да… У дедушки Тимофея день рождения… И что?

    — Поедешь к нему — смотри внимательно. Смотри по сторонам. И будь осторожна! — тело женщины начало расплываться, становясь полупрозрачным. — Будь осторожна! Тень следит за тобой… Носи с собой платок, что дала тебе ушедшая в иной мир мать твоей матери! Везде носи с со… — фигура женщины истаяла и исчезла, а Киру выкинуло из сна, словно выдернуло!
    Ну и жизнь пошла… Ни поспать спокойно, ни на улицу выйти…
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 3 нравится это сообщение.
    17 августа 2016 - 20:50 / #11
  12. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Кира выбралась из постели и вышла в коридор, чувствуя лёгкое беспокойство. «Если существует иная жизнь, то и эти странные сны, вероятно, не просто сны, — зайдя в ванную, девушка включила прохладную воду. — Схожу-ка я снова на Кедровый переулок… неужели пожар в той квартире действительно был?!»

    Прохладная вода принесла облегчение и бодрость, и Кира, улыбаясь, зашла на кухню. Как раз вовремя — Анна уже приготовила завтрак.

    ***

    На небе не было ни одного облака, а солнце припекало. Кира, шла уже по знакомой местности и вскоре увидела дом по адресу Кедровый переулок 11. На скамейке у крыльца сидела старушка читающая газету. Кира решительно направилась к ней.

    — Здравствуйте! А в этом доме был вчера пожар, не знаете?

    Отложив газету, пожилая женщина взглянула на девушку.
    — Был, деточка. Во-о-он с того окна на девятом этаже дымища как повалит! — старушка указала рукой вверх. — Пожарная приезжала…
    — О, спасибо за информацию, — сказала Кира немного оторопело. — Хорошего дня!

    И пошла в обратный путь. «Не фига себе! — потрясённо размышляла Кира. — Что же это получается… значит, правда, что я должна найти какое-то Кольцо? Постойте, а что там про бабушкин платок говорила эта поджигательница из сна? Вернее её мама... «Везде носи с собой»... а я забыла! Ну, конечно!» — хмыкнув, девушка остановилась возле автобусной остановки.

    Машины, как обычно, ездили по трассе. Но внезапно одна из них на скорости вылетела из-за поворота. Кира и опомниться не успела, как автомобиль врезался автобусную остановку. Девушка с писком отскочила, у неё тряслись руки. Она не пострадала, но очень испугалась. Поднялся крик, суматоха. А на боковом окне изрядно помятой машины Кира рассмотрела красную надпись: «Кольцо моё, запомни!!!»

    Услышав, как мужчина рядом вызвал «Скорую» девушка кинулась к подъезжающему автобусу.

    ***

    Зайдя в квартиру, Кира быстро сняла туфли и сразу помчалась в спальню. Открыв шкаф, взяла с полки бабушкин платок и прижала его к груди.
    — Бабушка, — жалобно сказала Кира, — защити меня.

    Девушка вдруг почувствовала приятное тепло, разлившееся по всему тело. «Ты меня согреваешь, — её зелёные глаза увлажнились, — спасибо».
    — Спасибо, — вслух повторила Кира и повязала платок вокруг шеи.

    Сев за стол она включила компьютер, чтобы провести день за просмотром какого-нибудь сериала. Выходить лишний раз на улицу желания не было.

    ***

    Вечером, когда хлопнула входная дверь, Кира побежала в коридор встречать Анну. «Уж теперь точно надо найти Кольцо, — рассуждала Кира, — а то покоя не будет… войнушку, видимо, затеяли… ишь, чего!»

    Понять, что дневное происшествие на автобусной остановке, не что иное, как чья-то угроза (Тени?!), было нетрудно. Особенно сейчас, когда она почти приняла происходящее, больше не списывая на галлюцинации.

    — Привет, мамулик! — улыбнулась Кира. — А давай к деду Тиме съездим на день рождение? Лучше поздно, чем никогда.
    — А ты как себя чувствуешь? — Анна села на пуфик переобуваться.
    — Прекрасно! И погода — чудесная целый день была. — Ромка и Настя уже у деда, а мне чего не поехать? К тому же пора пообщаться с двоюродными!
    — Ну, раз так хочешь, отчего же не поехать? — Анна улыбнулась Кире. — Да и мне пора проведать дядю Тимофея. Совсем закрутилась с этой работой, пора отгул взять!
    — Правильно, — тоже улыбаясь, Кира теребила платок на шее.

    Позже Анна позвонила на работу и сказала, что следующие два дня её не будет. А Кира позвонила дяде Олегу, ведь машина только у него.
    — Он отвезёт нас, — произнесла Кира, закончив телефонный разговор.
    — Хорошо, но в деревню ехать часа три, — сказала Анна. — Ночью приедем. Может, завтра лучше?
    — Нет, давай сегодня, — поморщилась девушка.

    И они начали собирать самые необходимые вещи в дорогу. «Мама у меня всегда была лёгкой на подъём», — одобрительно подумала Кира.
    mihelman, Риша, Эйрэна и ещё 4 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 19 августа 2016 - 11:39
    18 августа 2016 - 15:03 / #12
  13. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Съезд с шоссе, что вёл к селу с приятным названием Отрадное, был перекрыт. Похоже, там то ли велись какие-то дорожные работы, то ли авария какая приключилась недавно. Дядя Олег выругался и поехал в обход. Было уже почти темно, в густых сумерках окрестности выглядели как-то незнакомо и почти зловеще.

    Пришлось делать немаленький круг и въезжать в село с другой стороны. Той дорогой почти никто не пользовался, хотя она была в довольно-таки хорошем состоянии. Кира даже хотела спросить, почему здесь никто не ездит, но в это время впереди показалась окраина села, и девушка внезапно поняла — почему.

    Здесь стоял заброшенный дом — большой, добротный, но найти желающих в нём поселиться так и не удалось. Лет двадцать тому назад в доме погибла целая семья — обезумевший мужчина убил свою жену, тёщу и двоих маленьких детей. Спустя какое-то время в дом пытались перебраться дальние родственники погибших, но надолго там не задержались и продать дом тоже не смогли.

    Местные жители поговаривали, что рядом с домом часто слышится детский плач, женские крики, кое-кто ночью или в сумерках видел странные светящиеся шары. Когда Кира была маленькой, с огромным интересом слушала пугающие рассказы и даже сама порывалась понаблюдать за этим, проклятым, как были уверены жители села, местом.
    Но каждый раз, когда она пыталась подойти к нему поближе, ею овладевало чувство страха и тоски. Так ни разу она и не подошла вплотную, не смогла себя заставить заглянуть в мутные окна, чем с гордостью хвастались местные мальчишки.

    И теперь, стоило заброшенному дому показаться в свете фар, Киру охватило забытое за прошедшие годы, но сразу же живо вспомнившееся ощущение — сплав тоски и страха. Как назло, а может, и не как, а именно что назло, именно здесь мотор машины вдруг чихнул, фыркнул и заглох.

    — Это ещё что за дела? — изумился дядя Олег. — Только недавно техобслуживание проходили! Всё было в порядке.

    Пока дядя Олег пытался понять, что же случилось с совершенно исправной машиной, светил фонариком под капот, тихо ворча под нос, Анна и Кира выбрали из собранных вещей сумку с самым необходимым и вышли на пустынную улицу.
    Отсюда до дома дедушки Тимофея вполне можно было дойти и пешком. Никаких опасностей в виде хулиганов или грабителей в Отрадном не водилось, село мирно отходило ко сну, кое-где уютно горели окошки, сонно потявкивали во дворах собаки, пробовали голос ночные птицы.

    — Хорошо тут всё-таки, — с улыбкой сказала Анна, полной грудью вдыхая вкусный воздух, пропитанный запахами земли, травы и вечерней сырости.

    — Да, хорошо, — машинально согласилась Кира.

    Ей было тревожно. Проклятый дом так и притягивал взгляд и не только взгляд. Кира вдруг поняла, что ей ужасно хочется подойти к нему. Теперь он не только пугал, но и манил, словно звал.
    Вдруг Кире показалось, что она слышит детский плач, а вслед за ним и женский крик — отдалённый, но всё равно отчётливый. "Нет! Не надо, Гена!" — вскрикнула какая-то женщина. Звуки доносились со стороны дома, и Кира повернулась к нему.

    — Мам, ты слышала?

    — Что? — удивилась Анна.

    — Вроде… ребёнок плакал?

    — Да нет, тихо всё, — неуверенно сказала Аня, спустя несколько секунд. — Пошли лучше отсюда, не нравится мне здесь… дом этот…

    — Да, хорошо, — ответила Кира, стараясь казаться спокойной. — Ты иди, а я сейчас камешек из туфли вытряхну и догоню. Мешает что-то…

    Аня взяла у дочери сумку и пошла вперёд, дядя Олег продолжал шуровать под капотом, то и дело бормоча под нос "ничего не понимаю…"
    И только Кира, затаив дыхание смотрела, как из-за угла дома вылетают два небольших голубых светящихся шарика. Они летели неровно, то сближаясь, то отдаляясь друг от друга и почему-то показались Кире испуганными.
    Следом вылетел зеленоватый шар побольше, а потом появился искрящийся красный. Вот он показался девушке страшным, впрочем и трём шарам, появившимся ранее, — тоже. Они заметались, словно пойманные в ловушку, но красный настигал.
    Снова послышался детский плач.

    А потом появился тёмный силуэт огромного кольца, вращавшегося на том месте, где только что были шары. Тёмный силуэт. Но пугающим он девушке не показался. Внутри него появилась чуть светящаяся фигура пожилой худощавой женщины, смотревшей на Киру с надеждой и мольбой.

    — Приходи ко мне. Завтра ночью приходи, — тихо сказала незнакомка.

    Кира ошарашенно посмотрела на дядю Олега, но он явно ничего не видел и не слышал.

    — Приходи, — настойчиво повторила женщина.

    Кира сделала шаг назад. Ей было страшно и что-либо обещать этой женщине, а тем более возвращаться к этому дому, да ещё ночью, отчаянно не хотелось.

    — Приходи. Отдам кольцо. Тебе — отдам, — твёрдо произнесла женщина. — Если пообещаешь помочь. И голубой камень не забудь! — на этих словах призрачная фигура растаяла и всё стихло.
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 3 нравится это сообщение.
    19 августа 2016 - 19:47 / #13
  14. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    «Ох, снова призрак... и что эта женщина сказала — кольцо? — Кира прищурилась. — Уж не то ли кольцо она имела в виду, что нужно мне? Но чем я должна буду ей помочь?»

    — Придётся нам идти пешком, — вздохнул за спиной девушки дядя Олег.
    — Вот и отлично, хоть ноги разомнём, – Кира поспешила прочь от дома, содрогаясь при мысли, что, ей доведётся возвращаться в это проклятое место.

    Но, воспоминание об аварии на автобусной остановке, раззадорило, и девушка немного приободрилась. «Не запугаете меня!» — бойко подумала она. Вскоре Кира и дядя Олег увидели Анну, светившую фонариком на адрес дома.

    — Что с машиной, Олег? — спросила она у брата.
    — Так ничего и не понял, — мужчина покачал головой.
    — Ладно, ничего не поделаешь, — вздохнула Аня. — Но, вот, улица Подсолнечная, 31.
    — Значит, пришли, — кивнула Кира.

    ***

    Бабушка Галина, полная женщина с тёмно-бордовыми волосами, провела дорогих гостей на кухню. Дедушка Тимофей встал из-за стола и, одобрительно засмеявшись, обнял всех по очереди: Киру, Аню и Олега.

    — Такие люди и без охраны! — весело воскликнул он. — Но где же Марина?
    — Жену не отпустили, — пояснил дядя Олег. — У неё завал работы какой-то.
    — Её там что, в заложницы взяли? — дедушка Тимофей фыркнул. — Говорю же — без охраны никуда!
    — Да помолчи уже балабола, — отмахнулась бабушка Галина. — А то вот такое вот как ляпнешь вечно!
    — А Ромка и Настя уже спят? — полюбопытствовала Кира.
    — Да не, но молодёжь только что в спальню пошли.
    — Ну, заглянем тогда! — радостно сказала Кира. — Поболтаем!

    Через полчаса дом по адресу улица Подсолнечная, 31 крепко спал. Кире приснился короткий сон про Александра — её покойного папу. Мужчина в клетчатой рубашке рыбачил на берегу реки. Почувствовав присутствие дочери, обернулся, и, улыбаясь, помахал рукой. Кира узнала у папы свой курносый нос…

    Проснувшись утром, девушка с удивлением обнаружила в спальне полное ведро рыбы. Вскоре, выйдя завтракать, умывшаяся и причёсанная Кира, поздоровалась со всеми и села за стол.

    — А кто рыбы наловил? — спросила она, как бы между прочим. — Смотрю — в спальне полное ведро!
    — Мы с сыном утром немного порыбачили, — кивнул дядя Олега. — Только ведро я ванной оставлял. В комнату не заносили. И вряд ли оно было полным.

    Кира изумлённо подняла брови:
    — Ясно. Ну, это я… так.

    После завтрака семейство отправилось на прогулку по селу Отрадному. Кира, улыбаясь, потихоньку вспоминала, как еще ребенком, отправленная родителями на лето, бегала по этим улицам, со смехом гоняя голубей. Она росла подвижным и любознательным ребенком...
    — А давайте в реке покупаемся? — предложила Аня, останавливаясь в тени дерева. — Так жарко, блузка к спине уже прилипла.

    Кира задумалась. "Если купаться — то с бабушкиным платком. А то вдруг тонуть начну, чего доброго?! Меня же предупредили быть осторожной. Да не, что-то не охота в воду соваться".
    — Мам, только я не буду купаться — в тени посижу. А то, знаешь, голова иногда кружится.
    — Как скажешь.

    ***

    Когда вернулись домой, все пообедали рыбой, приготовленной дедушкой Тимофеем. А потом Кира услышала, как заскрипела и хлопнула одна из дверей дома.
    — Вы слышали? — спросила она.
    — Да, где-то хлопнула дверь, — кивнул дядя Олег.
    — Подождите, я сейчас гляну.

    Кира встала и вышла в холл. На первый взгляд ничего необычного... "Кажется, дверь в свою комнату я оставляла открытой. Или нет? — озадаченно подумала девушка. — Но теперь она плотно закрыта. Опять призраки?"
    В самой спальне все оставалось по-прежнему, но девушка была уверенна, что у них в гостях побывал ее умерший папа.

    ***

    На улице совсем стемнело и Кира нехотя отложила книгу. "Ну, что, пора в путь дорожку? Эх, как не хочется же туда идти!"
    mihelman, Риша, Эйрэна и ещё 4 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 26 сентября 2016 - 18:21
    22 августа 2016 - 18:05 / #14
  15. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Кира сказала домашним, что ложится спать и, когда всё в доме затихло, осторожно выбралась на улицу. Бабушкин платок она повязала на шею и то и дело трогала его рукой, чтобы убедиться, что он на месте. Это успокаивало.

    Но, помимо всего прочего, Киру тревожили слова той женщины-призрака — "и голубой камень не забудь!" Какой такой ещё голубой камень? Никакого голубого камня у Киры не было, вот только платок бабушкин голубой… Вернее — серебряный с голубым. Но ведь платок — это не камень!

    О камнях говорила та девочка из снов — что нужно найти три камня — красный, зелёный и голубой. Голубой она назвала Небесным Камнем. Но где и как его искать? Одни вопросы…
    За этими мыслями Кира и сама не заметила, как подошла к заброшенному дому.

    Когда до него осталось всего с десяток метров, снова, как и вчера, послышался детский плач, а в одном из окон мелькнул огонёк — словно от свечки. Потом огонёк переместился в другое окно, плач стал громче. Кира испуганно остановилась.

    Из-за угла дома показался расплывчатый силуэт женщины, он покачивался, словно в раздумье, а потом неуверенно приблизился к Кире. Это была молодая женщина — явно не та, что вчера обещала отдать Кольцо.

    — Помоги… — прошептала женщина. — Помоги… Освободи нас… Я больше не могу… я виновата… виновата… помоги детям… Освободи их!

    Женщина приблизилась уже вплотную, и Кира невольно отшатнулась.

    — Не бойся, он тебя не найдёт, он тебя не увидит… Помоги!

    Рядом с женщиной появился такой же призрачный ребёнок, кажется, девочка. На вид — лет восьми.

    — Мамочка, пойдём отсюда! Мамочка, давай убежим! Он снова здесь… Здесь страшно… Миша снова плачет…

    Женщина беззвучно заплакала.
    — Я не могу уйти, а вы идите!

    — Мы без тебя не пойдём, — девочка упрямо покачала головой.

    — Помоги! — снова попросила женщина, обращаясь к Кире, и в её взгляде была такая мольба, что у Киры даже страх прошёл. — Он тебе ничего не сделает. У тебя Камень.

    — Какой камень? — растерянно спросила Кира. — Нет у меня никакого камня…

    — Есть. Только ты не видишь. И не надо пока. Но он есть.

    И тут раздался отдалённый рёв — иначе это было трудно назвать, хотя звук исходил определённо из человеческой глотки:
    — Ууубью! Уууу… Заррразы… Всех убью!!!

    Женщина всхлипнула, призрачной рукой прижимая к себе призрачную дочь, и снова прошептала, обращаясь к Кире:

    — Не бойся его. Тебе он ничего не сможет сделать. Иди — поговори с матерью. Она тебе всё объяснит — иди!
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 4 нравится это сообщение.
    25 августа 2016 - 19:41 / #15
  16. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Женщина-призрак растаяла в воздухе вместе с дочерью, где-то то затихал, то усиливался плач ребёнка… Нечто красновато-бесформенное промчалось мимо Киры, обдав её ледяным, каким-то запредельным холодом. Наверное, это и был убийца… Но Киру он, кажется, вовсе не заметил.

    Призрак сказала идти к её матери — наверное, к той самой пожилой женщине, которая была здесь вчера. Но куда идти? Кира нерешительно потопталась на месте. В дом? Ох, как же не хочется… Но деваться, похоже, некуда.

    На двери дома висел здоровенный амбарный замок, весь ржавый, но всё равно очень прочный на вид. Кира зачем-то потрогала его, и он рассыпался в труху! Дверь со зловещим скрипом приоткрылась.
    "Прямо, как в фильмах ужасов, — подумала девушка. — Там всегда хочется стукнуть героиню-идиотку чем-нибудь тяжёлым, — вдруг мозг включится, и она сообразит, что незачем лезть в проклятый дом/подвал/выходить ночью на улицу/бежать в глухой лес/устремляться навстречу подозрительным шорохам/завываниям/стонам/плачу — нужное подчеркнуть! А теперь вот сама лезет среди ночи в самый что ни на есть проклятый и реально опасный дом! Правильно говорят — не зарекайся!"

    Внутри пахло сырой землёй и кровью… Жуткий запах. Кира ясно понимала, что на самом деле кровью тут пахнуть никак не может, но ощущения — упрямая вещь. Включив фонарик, предусмотрительно прихваченный с собой, Кира осветила большую совершенно пустую комнату, кажется, это была крытая веранда.
    Но от света фонарика спокойнее не стало… Наоборот — там, куда его свет не доставал, темнота теперь выглядело ещё гуще, была ещё более пугающей.

    Вдруг в углу, который Кира только что осмотрела, оказался детский мячик. Он покачивался, словно только что сюда прикатился. Кира потрясла головой. Но мячик не исчез, наоборот — рядом с ним появился мальчик лет пяти. Он всхлипывал и руками размазывал по лицу слёзы.

    — Тётя, уходи, — сказал мальчик. — Он сейчас придёт…

    Кира даже за сердце схватилась — ей стало так жаль несчастного малыша, что и страх прошёл.

    — Мне нужно поговорить с твоей бабушкой, — сказала она, собравшись с мыслями. — Где она?

    — Бабуля — хорошая, — сказал мальчик и даже всхлипывать перестал. — Её здесь нет, она за домом у большого дерева.

    — А ты не хочешь к ней пойти, раз она хорошая? Что ты здесь делаешь?

    — Маму жду.

    — Мама тоже на улице, я её видела.

    — Ты не понимаешь, — мальчик поднял на Киру скорбный недетский взгляд. — Здесь я жду маму. И Таня ждёт. И бабушка, — тут он, кажется, засомневался. — Бабуля ещё кого-то ждёт… Она говорила… Чтобы отдать что-то… Может, тебя?

    — Может, и меня, — покорно вздохнула Кира.

    — Тогда иди. Дерево за домом.

    — Пока, малыш, — Кира помолчала, не зная, что ещё добавить, что сказать, чтобы хоть чем-то помочь. — Ты не плачь и не бойся… его. Он же не может тебе ничего сделать. Больше уже не может.

    — Да, — согласился мальчик. — Но он злой, мне с ним плохо. Ты иди. Я ещё подожду. — Он отвернулся от Киры и слегка качнул ногой мячик.

    Девушка, ощущая, как горло перехватило спазмом, выскочила из ужасного дома, из чудовищного запаха смерти. На дверь пришлось налечь со всей силы, та словно не хотела выпускать живого человека из этого склепа.
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 4 нравится это сообщение.
    25 августа 2016 - 23:05 / #16
  17. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Снова оказавшись на улице, Кира опасливо осмотрелась. Фонарик включать не хотелось — с ним окружающая темнота становилась ещё тяжелее и словно хотела задушить. А так — какой-то свет от Месяца, скользившего по небу за лёгкими облаками, прикрывавшими его словно кисеёй, всё же был. Конечно, резкие тени пугали, но тут уж ничего не поделаешь.

    Кира осторожно двинулась в обход дома, кое-где разросшиеся кусты заставляли её вплотную прижиматься к стене, они цеплялись за одежду и волосы, будто хотели остановить, но Кира упорно шла вперёд. Наконец она оказалась позади дома, где было довольно много свободного места. Кусты тут не росли — только трава, местами поднимавшаяся чуть ли не до пояса. И среди этой травы стояло большое дерево, кажется рябина, старая, тоже разросшаяся. У самого ствола что-то светлело. Кира нерешительно приблизилась.

    — Пришла, — тихо промолвила призрачная женщина, пожилая, но с очень прямой спиной. Лицо у неё было скорбным, измученным.

    — Пришла, — растерянно отозвалась Кира, не зная, что ещё сказать, и, спохватившись, прибавила:
    — Здравствуйте.

    — Тебе здоровья, девонька, — вздохнула женщина. — Оно тебе понадобится. Нет, ничего такого, — махнула она рукой, видя, что Кира напряглась. — Просто жить тебе надо долго. Многим твоя помощь нужна. Камень не забыла, молодец.

    — Какой камень? — быстро спросила Кира, наконец-то нащупав какую-то почву для разговора. — У меня же нет никакого камня.

    — Есть. Есть у тебя камень. Скоро сама поймёшь. Он ведь разный облик принять может. Кольцо — это особая вещь. Это намного больше, чем вещь. Оно принадлежит не только нашему миру. В ином мире у него свой облик, а в нашем — всё по-разному выглядеть может…

    — Так значит… — Кира погладила бабушкин платок, повязанный вокруг шеи.

    — Молодец, — одобрила женщина. — Быстро соображаешь. Это и есть камень. Один их трёх. Но он тебе в первую очередь и нужен. Голубой камень, иначе называемый Небесным. Он тебя хранит. И Тень, сколько бы ни пугала, погубить тебя не сможет, пока у тебя Небесный камень. А вот если отдашь… Тогда-то света белого не взвидишь! Вот я тебе расскажу, что со мной случилось…

    — Простите, — мягко перебила Кира, — вас как зовут?

    — Татьяна — моё имя. Раба Божья Татьяна… Нет, не надо отчества. Можешь тётей Таней звать, если так неудобно.

    — Тётя Таня, а откуда же этот платок, то есть камень… у моей бабули? Она мне во сне приснилась, во сне платок дала. А когда я проснулась — платок у меня был…

    — Умерла, видно, бабуля твоя?

    — Да… — вздохнула Кира.

    — Ну так, понятно. Значит, она камень хранила. Из-за того, что я наделала, Кольцо разделилось. Каждой части свой хранитель достался. Ты бы выслушала меня, оно бы и понятнее стало, — с мягким упрёком вздохнула женщина.

    — Простите, — устыдилась Кира.

    — Да ладно, понимаю, что у тебя вопрос на вопросе скачет. Я уж постараюсь покороче… Вот как дело-то было. Кольцо Душ — вещь древняя. Сколько ему тысяч лет, откуда оно взялось, то мне неведомо, да и вряд ли кто из людей знает.
    Оно себе всегда ищет хранителя. Женщину или девушку, а иной раз — и девочку. Жизнь это непростая… но всё же счастливая. Потому что счастье — это не то, что там себе молодёжь придумывает… Самое большое счастье — это когда можешь другим помогать!

    — Кольцо Душ души умерших освобождает. Не всегда ведь они уходят, куда им положено. Часто на Земле маются… По разным причинам. А некоторые души — чёрные, нарочно не хотят уходить, знают, что там расплата ждёт. Так от них живым — беда.
    Три камня в Кольце — Небесный помогает светлые души освобождать и хранит того, у кого находится, от тёмной силы.
    Зелёный — Камень Возрождения. Он для большинства душ подходит. Уходят они, чтобы очищаться в иных мирах или снова на Земле возродиться — за плохое расплатиться, дальше идти, лучше стать…
    А для чёрных душ — Камень Возмездия — красный. Он их отправляет туда, где им быть надлежит. Там уж с ними без нас разберутся… Без красного Камня к ним не подступайся! Может, тебя Небесный и защитит, хотя самой нарываться всё равно не советую… Жива останешься, а большего не обещаю. А вот на других тёмный дух может отыграться!

    — Ну так вот… Была я хранительницей Кольца. Помогала… Места разные объезжала, сами люди меня находили — где дома с привидениями, всё такое… И сама встречала… Конечно, понимаю, что тебе это слышать нерадостно. О том, что вы называете "нормальной жизнью", можешь забыть, — сразу скажу. Но не так всё плохо, как тебе сейчас может казаться.

    — А сердце у тебя доброе — вижу. Да другую бы и не выбрали! Ну, конечно, порой косились на меня, хотя соседи почти ничего и не замечали… Муж понимающий у меня был. Будет нужно — судьба сведёт. Встретишь того, кто поймёт. А если не понимает — значит, не твоя то судьба, а тёмной силы козни! Запомни это крепко. А вот дочку-то я… упустила… Как стала Людмилка подрастать, захотелось ей, конечно, нарядов, чтоб не хуже, чем у подружек, а то и чтоб получше. Того, другого… Сама понимаешь.

    Кира молча кивнула.

    — Ну, ребёнок-то один у меня… Избаловала. Старалась, чтобы всё у неё было, красавицей да принцессой называла… Вот и выросла моя принцесса да влюбилась в принца — первого парня на селе, Генку Затонова. Стала больше прежнего у меня нарядов просить, духов, косметики дорогой… А я, знаешь…

    — Ведь призраки-то иной раз и какой клад укажут… Да, с работой таким, как мы, непросто, но уж голодать и холодать никогда не придётся! Всегда помощь придёт, если нужно. Но это только на необходимое. Никогда больше брать нельзя. А если уж само в руки пришло, надо самое меньшее половину бедным или больным там отдать… А мне как раз в руки клад пришёл… Ну и не устояла я, виновата! На дочкины наряды-украшения пустила, чтобы единственная моя кровиночка улыбалась…

    — Вот она и принарядилась на славу. Да ещё, видно, Генка решил, что богатые мы. До этого на Люду мою и не смотрел, а тут вдруг и закрутил с ней… Не нравился он мне, да что сделаешь, если у дочери любовь весь свет застила. А может, и не любовь это была… Так — молодая страсть, да наваждение. Ну, погуляли они, а потом Генка, как и до того не раз с другими девчонками, начал на сторону нос воротить. Я, признаться, с облегчением вздохнула. Не хотела себе такого зятя, а Люде мужа. Но рано обрадовалась… Людмилка моя… ох, глупая…

    — Приворожить его решила! Вот через это дело зло-то и вошло в наш дом, в семью… Да дважды ворожила — сначала сама, кто-то насвистел ей в уши из подружек… По самодельному-то не особо получилось, хотя уже тогда моё сердце чуяло, что что-то недоброе творится… А потом она, когда я уехала снова, пошла к колдуну какому-то — в город поехала, опять кто-то адрес дал. Вот с того раза-то всё получилось… Ох, беда… — женщина прикрыла глаза и застонала, словно от сильной боли.

    Кире даже захотелось погладить её по плечу, и только приподняв руку, она сообразила, что перед ней призрак.

    — Спасибо, дочка, — снова посмотрела на неё Татьяна. — Прикоснуться ко мне рукой нельзя, а вот сердцем-то — очень даже можно. Спасибо, что жалеешь… Хотя виновата я…
    Ну, значит, после того приворота Генка уж за Людочкой моей ходил как привязанный. И ревновать начал, покрикивать, если задержалась где или что ему показалось. Но и тогда отговорить её я не смогла — счастливая она такая была — замуж за него вприпрыжку поскакала!

    — Первое время ещё ничего жили… Несколько лет. Но потом — чем дальше, тем хуже. Начал он и выпивать, и всё ревновать Люду ну буквально к каждому столбу! Ну и руку начал на неё поднимать. Один раз ударил, другой. Уж я и просила её, и ругалась с ней — прогони, разведись! Не знала я тогда, что приворожённый он…
    Потом уж, когда сильно избил, Люда сама стала гнать его. Отцом он был — и надо бы хуже, да некуда! Если дети тихо сидят, он их не замечал, а если мешают ему — пинка даст да и всё! Разве же это отец? Да и не нужны ему были дети…
    Это же порода кобелиная, прости, дочка. Он бы гулял себе да гулял, а когда-нибудь, кто его знает, может, и остепенился бы.

    — Но дурочка моя погулять ему не дала, привязала на короткий поводок, в душу чёрную силу впустила — и себе, и ему. Вот когда совсем тяжко стало, стала ко мне Тень во сне приходить, а потом уж и наяву. Требовать отдать Кольцо. Сама Тень забрать его не может — надо, чтобы хранительница отдала. Стала грозить мне, что сгубит доченьку мою и внуков!

    — Если бы Люда на колдовство не пошла, Кольцо бы всю семью защитило, а так… — ни Люду, ни внуков оберечь я не могла! Потом уж Людмила мне призналась в чём дело, рассказала, как приворожила Генку… Я туда, я сюда. В монастырь. Знающего монаха нашла. Не каждый верно скажет, не каждый знает многое, что скрыто… Нашла.

    — Сказал — надо, чтобы Люда призналась Гене, что приворожённый он, чтобы поехали они вместе в монастырь на сорок дней. Отчитать-отмолить их обещал. После этого Генка освободился бы. Ну а Люде ещё долго поститься, епитимью исполнять, а исповедоваться — это уж само собой! Всё я ей рассказала, да не согласилась она. Да и Генка бы в монастырь не поехал…

    — Но она признаться должна была — там уж, может, защитил бы Господь. А она отказалась. Прогнала Генку. Ну, он вроде как уехал. Только мне Тень всё чаще являлась, всё страшнее грозила… Но я знала, что как отдам Кольцо, так уж точно нам всем конец… Ну вот однажды и приехал Генка неожиданно — ночью. Замок-то мы поменяли, толку-то… Он в окно влез! А я…слышала всё… Ох, дочка… — Татьяна пошатнулась, всё призрачное серебристо-голубоватое "тело" её потемнело, настолько велика была душевная боль.

    — Всё слышала, да встать не могла! Тень у меня на груди сидела… И требовала, требовала Кольцо отдать! Когда Генка за Людой и внучками моими по дому с топором гонялся! Они плакали, кричали… А я встать не могла!

    — Когда Люда страшно закричала — она собой детей заслонила — я согласилась Кольцо отдать. Отдала! Да только не вышло ничего у Тени… Оно ведь не по доброй воле было отдано, не ради богатства или красоты и молодости, а ради жизни дочери и внуков! Потому и не сумела Тень им завладеть.

    — Кольцо разделилось на четыре части — само Кольцо всё ещё здесь — у рябины этой, где когда-то я с шаровой молнией повстречалась и Дар свой обрела… А потом мне здесь и Кольцо передали. А камни из него разлетелись неведомо куда. Не знаю, как и у кого они оказались. Но, значит, Небесный Камень твоей бабушке достался. Где другие два — не ведаю.

    Женщина замолчала. Было очень тихо, и потрясённая Кира не могла найти в себе сил, чтобы нарушить эту тишину, чтобы пробудить от полузабытья эту исстрадавшуюся душу.
    — Но как же… — наконец прошептала она.

    — Убил Генка всех. Не помогло, что я Кольцо отдала. И не только потому, что Тень его так и не заполучила, — не думай. Они всё равно всегда обманут. Тёмным никогда не верь.
    Когда я клад взяла, не поделившись с бедными, решила, что много делаю и заслуживаю этих денег, чтобы дочку единственную порадовать, — вот тогда я сама нас всех и погубила…

    — Даже Генку. Кто его знает, куда бы его кривая завела, но, может, таких страшных преступлений не натворил бы… Ведь это Тень им завладела. Тень творила с ним, что хотела… Через ворожбу, через приворот сила тёмная в него вошла. Он бороться не мог, слабый. Да только о своих желаниях думал всегда. Такими Тень вертит, как хочет.

    — И я не сумела Люду убедить… Даже если бы Генка не захотел ни в монастырь ехать, ничего делать, всё равно — Люда бы очистилась, пусть и тяжело бы это было и долго, но очистилась бы — исповедью, постом долгим, покаянием искренним. И тогда сохранил бы нашу семью Господь.
    Сами двери открыли силе тёмной… Убил в ту ночь Генка всех. И меня — последней. Он теперь прикован к месту этому кровью им пролитой, Люда — виной своей перед ним и детьми. Я тоже — виной своей, и тем, что не могу здесь дорогих моих бросить. И ещё Кольцо хранить обязана — пока не возьмёт его другая хранительница. Ты.

    Кира потрясла головой. Очень хотелось отказаться, очень хотелось сбежать и забыть это всё, как страшный сон… Но она понимала, что не выйдет…

    — Отказаться от призвания нельзя. Искорёжишь себе и жизнь, и душу. Поверь, — тихо сказала Татьяна, отлично понимавшая, что творится на душе у Киры. — И сама себе не простишь. Да и разве сможешь ты? Уйти и оставить здесь деток невинных и дальше мучиться. Прожили на свете восемь лет и пять, а здесь двадцать лет мыкаются! Оставишь их и дальше ждать? Может, ещё двадцать лет пройдёт, прежде чем другая найдётся…

    — А почему они уйти не могут? — шёпотом спросила Кира. Горло сжимал спазм, всех было жалко буквально до слёз.

    — Да потому что не хотят уходить без матери. Любят они её. И меня любят. С детьми такое часто бывает. Для них-то в основном и нужен Небесный камень.

    — То есть, если я сейчас возьму Кольцо, то смогу их освободить?

    — Нет, пока нет. Я же говорю, без матери не пойдут они. Нужно все камни найти. Тогда нам свободу дашь, и каждый пойдёт, куда ему положено. Ну что, принимаешь Кольцо?

    Несколько секунд было очень тихо. Потом со стороны дома донёсся отдалённый детский плач и тонкий женский вскрик.

    — Принимаю, — твёрдо ответила Кира.
    Ника Веймар, Kurator Mich, Эйрэна и ещё 5 нравится это сообщение.
    26 августа 2016 - 23:14 / #17
  18. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Призрачная хранительница облегчённо вздохнула.
    — Храни тебя Господь, милая! Верю, скоро придёшь к нам снова и освободишь! Только не верь Тени! Пока ты верна своему пути, ничего тебе Тень не сделает. Но помни мою историю и не повторяй моих ошибок.

    — Я постараюсь, — кивнула Кира.

    Тревога сжимала сердце, ведь она отчётливо понимала, что её жизнь сейчас меняется навсегда и возврата к прошлому, такому простому и понятному, уже не будет… Впрочем, его уже нет! Так что поздно оглядываться назад… Раз бабушка Катя была хранительницей Небесного Камня, значит… судьба, наверное, такая. И эта судьба может быть, хоть и непростой, но всё же светлой, если не оступиться и самой всё не испортить.

    — Бери Кольцо, — сказала Татьяна. — Отдаю тебе. По доброй воле.

    — Но где же оно? — растерянно спросила Кира, глядя на женщину, которая даже не пыталась что-то Кире дать, а стояла спокойно, опустив руки, и даже выглядела несколько отрешённо.

    — Здесь оно. Всё это время здесь было, — женщина едва заметно улыбнулась. — Тень его искала, а найти не смогла. Не видит она его… А ты увидишь, если захочешь. Смотри!

    Кира растерянно огляделась. Татьяна даже не пыталась указать ей, куда именно смотреть. Значит, она должна сама понять… Кольцо у этой рябины… Кира подняла голову.
    На фоне посветлевшего от выглянувшего Месяца звёздного неба темнели неподвижные ветви, лишь листва слегка пошевеливалась под лёгким ветерком.

    Одна из веток показалась Кире светлее, чем другие, словно она была посеребрена лунным светом. Девушка присмотрелась к ней повнимательнее, и ветка стала ещё светлее, теперь от неё разливалось мягкое серебристое свечение.
    Кира осторожно протянула руку и коснулась страной ветви. Та вспыхнула белыми искрами и… исчезла, а в раскрытую Кирину ладонь упало что-то прохладное и округлое. Это был браслет.
    Он продолжал слегка светиться, поэтому Кира могла хорошо его рассмотреть.

    Металл был похож на серебро, хотя Кире показалось, что это, может быть, белое золото, а может и вообще что-то другое — ей неизвестное. Браслет был выполнен в форме дракона с тремя головами на длинных шеях. Средняя голова держалась зубами за хвост дракона, а две другие расходились в разные стороны — одна вверх по руке, если надеть браслет, а другая — вниз — к ладони.
    Браслет был очень красив, но ощущалась в нём какая-то незавершённость. Рассмотрев его как следует, Кира поняла, что головы дракона выглядят слепыми…

    — Вот и место для Камня-то, — тихо сказала стоящая рядом бывшая хранительница.

    Кира нерешительно коснулась бабушкиного платка, снимать его не хотелось, он давал ощущение тепла и безопасности, но снимать и не пришлось — он сам вдруг соскользнул с шеи и лёг в руку голубым искрящимся кристаллом.
    Кира поднесла Камень к Кольцу, не зная, что же делать дальше. Ведь его, наверное, нужно как-то закрепить? И где его место? Но камень сам будто прыгнул в пустую глазницу той головы, что смотрела вверх.

    — Надень, — сказала Татьяна.

    Кира с сомнением посмотрела на браслет и попыталась просунуть кисть — никакой застёжки у него не было. Рука легко скользнула внутрь и, против всех законов материального мира, прочно обхватила запястье — вдоль него теперь располагалось тело дракона, замкнутое головой, держащей в зубах собственный хвост. Другая пока слепая голова довольно далеко выдавалась на тыльную сторону ладони, а третья — с сияющим голубым камнем — поднималась по предплечью.

    — Но ведь… увидят же… — прошептала Кира. — И почему это браслет? Вы же говорили — Кольцо.

    — Я и другое тебе говорила — Кольцо Душ разную форму принимать может. Ты же сама видела — и ветка, и платок… Так что удивляться нечему. Обычно оно так и выглядит — браслетом. Так удобнее, ведь такое кольцо, чтобы на пальце носить — маленькое слишком. Тебе самой неудобно будет, когда до дела дойдёт. Поэтому так. А видеть его никто не будет, даже ты, пока не захочешь, и мешать оно тебе не будет, так что насчёт этого — не беспокойся. Вот только Тень…

    — А что Тень? — испуганно спросила Кира.

    — Узнает теперь, что часть Кольца у тебя. Но ты не бойся, только браслет — никогда не снимай. Никогда. Поняла?

    — Поняла, — серьёзно Кивнула Кира.

    Браслет и правда совсем не ощущался, рука беспрепятственно сгибалась в запястье, хотя, казалось бы, браслет должен был этому мешать.

    — Ну иди, дочка. Мы будем ждать тебя… — тихо сказала женщина, перекрестила Киру и растаяла в ночном сумраке.

    — Я вернусь… — прошептала Кира.
    Эйрэна, Kurator Mich, Akvarella и ещё 4 нравится это сообщение.
    27 августа 2016 - 19:24 / #18
  19. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Она вернулась домой погруженная в себя. Никем незамеченная прошмыгнула в спальню и с тяжелым вздохом села на кровать. "Значит, теперь я — хранительница Кольца душ, — Кира горько усмехнулась, — что теперь будет — не очень понятно... и где два оставшихся камня искать? Может, во сне какая-нибудь подсказка придет".

    Спустя некоторое время, переодевшись в пижаму, Кира легла, но сон не шел. В голове роились разные мысли — ворочаясь, девушка, помимо воли, думала о призраке несчастной Татьяны, о том, что она рассказала. Но все-таки заснула.
    Утром Кира проснулась немного разочарованной — ярких снов не было, практически ничего не запомнилось. После завтрака дядя Олег отправился решать вопрос с машиной, а остальные члены семьи пошли в лес. Когда они прохаживались между деревьев в поисках грибов, у Ани зазвонил мобильный телефон.

    — Я слушаю, Олег, — женщина остановилась. — Все в порядке? Да, пожалуй, странно. Но это же хорошо, правда?
    — Что там, мам? — полюбопытствовала Кира, срывая подберезовик.
    — Олег сказал, что машина исправна, — пожала плечами Анна. — Можно будет вернуться домой, когда захотим.

    Перед тем, как покинуть село Отрадное, вся семья посидела в кафе, наслаждаясь пирожными и слушая веселые истории дедушки Тимофея. Попрощавшись, Кира, Аня и Олег с сыном Ромой вышли из кафе и двинулись к машине в хорошем настроении. Когда занялись все четыре места в автомобиле, они поехали. Тимофей, Галина, их дочь, названная в честь бабушки Кати и внучка-студентка махали им рукой.

    ***

    На следующее, весьма пасмурное утро, Кира зашла в Медицинский Центр. Сразу из своего кабинета вышла улыбающаяся Нина.
    — Привет, подружка! — приветливо воскликнула она. — Как путешествие?
    — Отлично, — Кира поставила сумку рядом со стойкой администратора. — Вдоволь пообщались с родней, погуляли, грибочки собирали, в кафе посидели. Дед Тимофей веселил! Классный он, не зря молодежь с ним охотно общается.
    — Рада за тебя!

    Беседу прервал телефонный звонок.
    — Ну, все, больше не мешаю, — Нина удалилась в свой кабинет.
    Риша, Эйрэна, mihelman и ещё 4 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 26 сентября 2016 - 18:24
    29 августа 2016 - 17:33 / #19
  20. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Рабочий день уже подходил к концу, когда Кира увидела в коридоре заплаканную женщину, чем-то притягивавшую к себе взгляд. Та вышла из кабинета врача и остановилась, вытирая глаза платком. Не сказать, чтобы слёзы были такой уж редкостью здесь, в Медицинском Центре… Всякое бывало. Но всё же что-то показалось Кире необычным в этой не старой и вполне красивой элегантной даме, выглядевшей так, словно она пережила нечто ужасное.

    Кира вспомнила, что недавно записывала её на приём к психотерапевту. И тогда клиентка выглядела намного лучше, хотя и казалась очень печальной. Но радостные люди к психотерапевту обычно не записываются…

    "Кажется, её зовут Светлана Александровна, — припомнила Кира. — Странно, что она мне так запомнилась. Это было ещё до шаровой молнии. Столько всего произошло… Её привёл муж… Да, я ещё подумала тогда, что это он настоял на обращении к психотерапевту. Что же с ней такое? Просто депрессия из-за каких-то тяжёлых переживаний или что-то другое?"

    Кира и сама не могла понять, чем вызван этот внезапный интерес и малоприятное ощущение, что тут что-то нечисто, что-то тут… не просто так. Не обычная депрессия, а нечто загадочное. Инстинктивно хотелось держаться от этих тайн подальше, хотя и было жаль незнакомку. Но чем она, Кира, ей может помочь?

    Торопясь пройти мимо и досадуя на себя, что так задержалась, пристально и совершенно бестактно разглядывая несчастную женщину, Кира заметила, что Светлана Александровна, и без того бледная, совсем побелела и боком привалилась к стене.

    — Вам плохо? — участливо тронула её за локоть Кира. — Присядьте, я принесу воды.

    — Воды? — безучастно переспросила женщина. — Воды… Да…

    Кира быстро вернулась со стаканом минералки.
    — Может, сказать врачу? — спросила она растерянно.

    Было похоже на то, что клиентка чувствует себя после посещения психотерапевта хуже, чем до приёма. Это казалось категорически неправильным. Так быть не должно! У других специалистов подобное бывает часто — пациент может быть расстроен диагнозом, перспективой долгого и тяжёлого лечения и тому подобное.
    Но психотерапевт — это другое дело. И те, кто его посещает, это даже не пациенты, а — клиенты. Кира всегда боялась ошибиться, потому что это было совершенно недопустимо, а с её работой, требующей постоянной сосредоточенности, запутаться так легко, ведь все остальные — пациенты, а тут — клиенты, будто здесь косметический салон. Кира невольно усмехнулась.

    — Может быть, вам вернуться к Игорю Владимировичу? — повторила Кира. — Вы у него сегодня последняя, он ещё не выходил.

    — Нет, — женщина тряхнула головой, возвращая Кире опустевший стакан, на лице её появилось упрямое, даже угрюмо-враждебное выражение. — Я больше к нему не пойду. Да он и сам отказался, — Светлана Александровна горько усмехнулась. — К психиатру меня послал.

    — К психиатру… — машинально повторила Кира.

    — Да. Вот вы, милая девушка, тоже думаете, что я сумасшедшая, да?

    — Нет, — Кира покачала головой, гадая, во что ввязалась на этот раз.

    — Я сумасшедшая, потому что не верю, что моей дочери нет. Что она умерла. И не умерла даже… Её… будто бы и не было никогда! — с невыразимой горечью произнесла женщина.

    Так вот оно что… Убитая горем мать… Депрессия, невроз… И… кто знает, что ещё…
    — Мне очень жаль… — прошептала Кира.

    — Жаль… — повторила женщина, словно перекатывая это слово во рту и пробуя его на вкус, — жаль… А ведь моя девочка жива, я точно знаю! Но мне никто не верит, даже муж! А ведь всё из-за него… — она отвернулась, покачала головой. — Простите, что говорю вам это. Вас это не касается, так ведь? У всех свои заботы, свои проблемы и переживания… А я… не знаю, куда мне ещё идти, к кому обратиться… Наверное, мне надо просто поехать туда. Самой, одной. Как я и хотела. Муж отговаривает. Хватит уже его слушать! Прямо сейчас закажу билет. Пока я здесь хожу по каким-то дурацким психотерапевтам, моя малышка где-то там… в Африке, представляете? В Южной Африке!

    — В Африке? — потрясённо переспросила Кира. С одной стороны поведение и слова женщины несколько пугали, а с другой… Не давало покоя подспудное чувство, что их встреча здесь сегодня не случайна.

    — Она снится мне, понимаете? — с отчаянием произнесла женщина. — Снится! Сейчас вы уж точно уверены, что я сумасшедшая. Ну и ладно… Какая мне разница, если даже мой муж так думает… Снится мне в этих их… амулетах и всяких побрякушках…

    Кира ощутила внутреннюю дрожь. Африка, девочка… Девочка в амулетах… Что ей говорила та странная девочка из сна? Что у неё две матери… Одна с ней, а другая — нет. И она тоскует! Неужели… Неужели это и есть та самая вторая мать, которая тоскует?!

    — А сколько сейчас лет вашей дочери? — спросила Кира, замирая в тайной надежде, что ей сейчас назовут какой-нибудь совсем неподходящий возраст и на этом всё закончится и хотя бы сегодня можно будет спокойно (относительно спокойно, потому что эту женщину ужасно жаль в любом случае, что бы там ни было!) идти домой.

    — Сейчас? Семь лет. Моей малышке семь лет. А я даже не знаю, как её назвали, где она, кто с ней сейчас, как… — Светлана захлебнулась слезами, нахлынувшими резко и полившими буквально ручьями.

    — Успокойтесь, успокойтесь, пожалуйста… — повторяла Кира и гладила незнакомку по плечу. — Вас ведь Светлана Александровна зовут, да?

    — Да…

    — А меня Кира. Давайте… в кафе, что ли, сходим. Поговорим. Я вас выслушаю. Мне кажется… кажется, что мне есть что вам сказать.

    — А я Светлана — без Александровны, — выговорила Кирина собеседница между всхлипами, недоверчиво посматривая из-за носового платка.

    — Вот и хорошо. Я через час освобожусь. Или чуть больше.
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 4 нравится это сообщение.
    26 сентября 2016 - 19:48 / #20
  21. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Взволнованная Кира вернулась к рабочему месту. Села на стул, поставила локоть на стол и опёрлась подбородком об ладонь. «Скорее всего, эта Светлана и есть вторая мать девочки из сна... слишком много совпадений... но чем же я помогу? Ну, расскажу, что мне снилась эта девочка... и что дальше? Не всё было понятно со слов этой несчастной, надеюсь, она расскажет подробнее и ситуация прояснится...»

    Кира ответила ещё на несколько звонков, вышла из-за стойки администратора и заглянула в кабинет подруги Нины.
    — Я уже ухожу, ты со мной? — улыбнулась Кира.
    — Можешь идти, я ещё занята, — Нина что-то спешно писала.

    Прикрыв за собой дверь, девушка двинулась по коридору. Выйдя на улицу, Кира почти сразу увидела со спины очень прямо сидящую на скамейке Светлану Александровну. Кира окликнула её по имени и отчеству. Женщина суетливо встала, повернулась к Кире, быстро двинулась к ней. Голубые глаза Светланы горели от сильного чувства, освежая преждевременно постаревшее лицо. Её белые волосы волнами ниспадали на плечи.

    — Я рада, что ты пришла, — сказала Светлана. — Но я же просила — без Александровны, — она улыбнулась уголками губ.
    — Да, точно… ну, зайдём в кофейню, как договаривались?

    Пройдя по улице с клёнами, они зашли в помещение кофейни, вдыхая запах свежего кофе. Остановившись в дверях, Кира осмотрелась: было немного людно.
    — Вот свободный столик, идёмте туда, — девушка кивнула в сторону окна.
    Эйрэна, mihelman, Риша и ещё 2 нравится это сообщение.
    1 октября 2016 - 20:20 / #21
  22. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Устроились за столиком, заказали кофе и по пирожному со взбитыми сливками. Светлана быстро отпила кофе, с резким звяканьем вернула чашечку на блюдце — у неё дрожали руки. Кира отдёрнула руку от пирожного — стало ясно, что спокойно съесть его не получится. Да и наивно было надеяться на это. "Зря заказала", — подумала она с лёгким сожалением.

    — Кира, — решительно начала Светлана, — если ты как-то связана с этим вашим… специалистом, который мной занимался, лучше сразу скажи мне об этом.

    — Нет, конечно нет! — Кира помотала головой. — А почему ты…

    — Ты же сказала мне, что тебе есть, что мне сказать, так? — Светлана отвела глаза в сторону, сжала пальцы в кулак, комкая салфетку. — Если ты… ничего не знаешь обо мне, о том, что со мной случилось, то… это звучит довольно странно, согласись.

    — Да, пожалуй, — Кира кивнула, не зная, как объяснить эту непонятную ситуацию. — Всё очень странно, — проговорила она через несколько секунд, во время которых пыталась собраться с мыслями и решила быть максимально откровенной — насколько это возможно.

    — Странно и запутанно. Я не знаю, как объяснить… Со мной непонятные вещи происходят в последнее время, я сама-то далеко не всё понимаю и не верится порой… Как тебе объяснить — тем более не знаю. Но с доктором я никак не связана, ничего о тебе не знаю, правда, — Кира подняла глаза, прямо посмотрела в лицо Светлане.

    Та кивнула медленно, будто соглашаясь пока что поверить, а дальше видно будет.
    — Но если тебе "есть, что мне сказать", то — говори, — упрямо сказала женщина, со смутной надеждой глядя на Киру.

    Кира хотела было попросить всё же Светлану рассказать первой свою историю, но, поколебавшись, решила пойти навстречу несчастной матери. Может быть, так Светлана скорее ей поверит.

    — Понимаешь… Со мной странные вещи происходят в последнее время. И… мне снилась девочка. Во сне она спасла меня от чего-то тёмного и ужасного. Она называла это Тенью.

    — Как она выглядела? — Светлана подалась вперёд, едва не опрокинув кофе.

    — На вид я бы дала ей лет шесть или семь. Европейская внешность, голубые глаза, волосы светлые, но очень загорелая. И на шее у неё амулеты разные, волосы заплетены в косички, в них что-то вплетено — ленточки разные, кажется, даже колокольчики…

    — Колокольчики… — повторила Светлана побелевшими губами. И вся она побледнела, схватилась руками за столик.

    — Тебе плохо? — испугалась Кира. — Сердце? Лекарство есть? Воды?

    — Ничего-ничего… — Светлана с трудом сглотнула, достала из сумочки упаковку валидола, положила таблетку под язык. — Сейчас пройдёт. Ты говори! Это точно она… Моя девочка…

    — Да нечего особо рассказывать… — виновато сказала Кира. — Вот только она, когда первый раз приснилась, сказала, что я могу ей помочь, потому что у неё две матери. И одна из них переживает, страдает, болеет. Но она не должна переживать. У неё всё хорошо. Её не надо искать.

    — Как это не надо?! — вскинулась Светлана. — Как это ей может быть хорошо? — она снова подозрительно прищурилась, явно подозревая Киру в сговоре с психотерапевтом.

    — Это он рассказал тебе, да? Игорь Владимирович рассказал про мои сны?

    — Нет! — Кира так отчаянно затрясла головой, что Светлана снова немного успокоилась.

    — Ничего он мне не рассказывал! Да и зачем? У нас так не делается. Никогда я о делах пациентов ничего от него не слышала. Мы и не общаемся вообще.

    — Если муж мой попросил… Он всё хочет убедить меня, что ребёнок давно умер…

    — Ну вот, видишь! — обрадовалась Кира. — Он хочет, чтобы ты думала, что ребёнок умер. А я говорю — твоя дочь жива! И с ней всё в порядке.

    — Если так, я должна её увидеть, — твёрдо проговорила Светлана, испытующе глядя на Киру. Видимо, ждала, что девушка начнёт переубеждать её, но Кира только пожала плечами.

    — Не знаю. Может, и правда, так будет лучше. Но я же не знаю, где она.

    — Зато я догадываюсь… — тихо сказала Светлана. — Ты ещё что-нибудь видела? Она ещё что-нибудь говорила?

    — Говорила, но не о тебе. Это мои дела, правда. И ещё… Один раз мне приснилась негритянка — такая полная, но не слишком. Красивая женщина, в тюрбане, тоже с амулетами. Она сказала про ту девочку — "моя дочь".

    — Я так и знала! — Светлана чуть не подпрыгнула на месте. — Это она украла моего ребёнка!

    — Кто — она? — спросила Кира. — Расскажи, как всё было? Может, что-нибудь прояснится. Кстати, а тебе дочь, когда снится, что говорит?

    — Ничего… — Светлана поникла. — Совсем ничего. Я бросаюсь к ней, хочу обнять, удержать, спасти, а она отдаляется. Я бегу за ней и не могу догнать… не могу…

    — Расскажи мне, что случилось, как так вышло, — попросила Кира, осторожно накрывая ладонь Светланы своей.

    Та вздохнула тяжело, отпила немного уже остывшего кофе.
    — Хорошо. Я коротко, без подробностей, ладно?

    Кира кивнула.

    — Мы с мужем работали в Африке по контракту. На три года завербовались, там платили неплохо. Жили в отеле. Конечно, рожать там ребёнка я не собиралась. Но где-то за полгода до истечения срока контракта, забеременела. Так получилось. Контрацепция тоже не всегда работает. Об аборте даже мыслей не было, ребёнка мы очень хотели, только и ждали, чтобы домой вернуться.

    — Ну вот… примерно за месяц до того, как мы должны были возвращаться, вечером вышли с мужем в ресторан. У местных, кажется, был какой-то праздник. Поэтому оказалось неожиданно многолюдно, почти все места заняты.

    — Вдруг муж увидел свободный столик, решил, что он только что освободился и скорее к нему. Сели мы, подошёл официант и сказал что-то вроде: "это не ваше место, освободите, пожалуйста". Ну, муж возмутился, стал выяснять, почему, что… Официант ничего толком не отвечал, косился на вход. Потом рядом оказался пожилой мужчина из местных. По виду — совсем не богатый и не из интеллигенции, одет, пожалуй, хуже всех, кто там был, взгляд пронзительный, на шее амулеты, кости даже какие-то.

    — Он подошёл и сказал что-то, глядя на мужа. Одно слово, презрительно так. Знаешь, будто "пошёл вон" или что-то такое. Наверное, именно это он и сказал. Мы на местном наречии знали всего-то несколько слов, общались по-английски. Муж разозлился. С какой стати мы должны уступать столик? А официант в это время выглядел таким испуганным… Я потом это вспомнила. Тогда… всё произошло так быстро.

    — Муж сказал что-то резкое по-английски. Тот старик ответил — на своём языке. Официант попятился. Я тогда посмотрела вокруг. Знаешь, вижу это как… стоп-кадр. Будто вокруг все замерли и наступила тишина. Никто не двигается, не смеётся, не разговаривает, и все смотрят на нас. Так оно и было.
    Позже нам сказали, что тот человек — колдун. И его все боятся. Он живёт в деревне, но иногда приезжает в город. И не приведи Господь с ним поругаться. Ему проклясть человека так, что он умрёт в страшных муках, — как нам комара прибить. Только ещё легче. Комара-то не всегда поймаешь. А у него, мол, осечек не бывает.

    — Говорили, что он и в зомби людей превращает. Много всякого говорили… Но тогда мы ничего не знали. Муж ему что-то грубое сказал, я даже и не помню что. Я просила, говорила — пойдём отсюда, не надо связываться. Но он не послушал.

    — Сукиным сыном назвал… А тот посмотрел так внимательно-внимательно — на мужа, на меня, снова на мужа. Потом сказал мужу два или три непонятных слова, отчётливо так проговорил. Повернулся и ушёл. Мы тоже ушли. Муж хотел остаться, но мне стало плохо, затошнило. Что-то не получается у меня коротко...

    — Ничего-ничего, — Кира, слушавшая внимательно и сочувственно, снова погладила Светлану по руке. — Что потом было?

    — Потом… На следующее утро муж проснулся от страшной боли. Какая-то болезнь. Вызвали врача, отвезли его в госпиталь. Это было ужасно… Ему не могли помочь, даже наркотики не снимали боль, и диагноз поставить не могли. Там хороший госпиталь, современное оборудование, врачи учились в Европе, в Америке…

    — Я и забыла совсем про ту сцену в ресторане. Но через несколько дней один из врачей отвёл меня в сторонку и спросил не было ли у нас какого-то столкновения с кем-то из местных, вражды, конфликта… Сначала я сказала — нет, ничего такого не было. Спросила, почему он интересуется. А он сказал, что это похоже на проклятие.

    — Знаешь, я сначала, конечно, возмутилась. Прикрывают суевериями свою беспомощность. Вместо того чтобы лечить, ищут проклятия какие-то. Но потом мне и портье в нашей гостинице кое-что сказал об этом… Пожалел меня. Я была в ужасном состоянии. В общем, описывать в подробностях не буду. Но я узнала про того старика из ресторана, что он колдун, которого все боятся.

    — Я просила совета, что делать. Никто не знал. Только тот врач сказал, что есть один шанс на тысячу, что мне может помочь одна женщина. Она тоже живёт в деревне и тоже… занимается странными вещами. Говорит с духами и всякое тому подобное. Но она враг того колдуна. Вроде как у неё белая магия, другая сила. И она против того, что он делает. И если кто-то может помочь, то только она.

    — Тот врач мне и проводника нашёл. Меня отвезли к той женщине. Полноватая, но красивая негритянка, суровая, но, пожалуй… она вызывала доверие. Я всё ей рассказала. Умоляла помочь, плакала. Муж криком кричал почти без перерыва. Он так мучился, что уже была мысль — лучше бы умер! Но он и не умирал, и диагноз поставить было невозможно. Никакие обследования ничего не показывали.

    — Она сначала отказалась мне помочь. Выслушала всё, сказала, что мой муж сам виноват. В чужой стране надо быть осторожным, не связываться с тем, кого не знаешь. Она сказала, что муж скоро умрёт, а мне надо ехать домой и постараться начать новую жизнь.

    Но я продолжала просить помочь нам. Тогда она сказала, что есть одна возможность, но цена будет велика. Я была в таком состоянии, что даже не уточнила, что она имеет в виду, думала — деньги. И сказала, что готова на всё. Она кивнула и поехала со мной в госпиталь.

    — Там всех выгнала из палаты, причём её всюду пускали без единого слова возражения и слушались её беспрекословно.
    Как бы не казалось, что в большом городе жизнь почти такая как у нас — рестораны, гостиницы, интернет-кафе и тому подобное, там всё равно всё иначе. На глубине — там другая жизнь, свои корни, которых они не потеряли. И никакое Европейское образование не мешает им верить в духов, в колдунов и зомби. И после всего, что я увидела, я не просто верю, я знаю, что они правы…
    Светлана замолчала, глядя на свои руки сцепленные в замок на столе.

    — И что сделала та женщина? — тихо спросила Кира.

    — Я плохо помню, что там происходило. Отчётливо запомнилось, что когда она только зашла в палату, муж сразу затих и успокоился. Тогда она пристально посмотрела мне в глаза, потребовала, чтобы я подтвердила, что согласна на всё, чтобы спасти мужа. Я согласилась… Потом она посадила меня на край его койки, что-то бормотала, что-то пела, кажется, горели свечи… пахло какими-то курениями… Я была в полусне, одурманена.

    — Она совершала какие-то движения руками, касалась моего живота и груди мужа. Когда всё закончилось, сказала мне, что муж завтра будет здоров, ещё помню: спросила, когда мы собираемся уезжать. Я ответила. Она кивнула и ушла. Денег не взяла ни цента. Когда я в себя пришла, стала спрашивать. Тот доктор, что к ней меня отправил, вздохнул, когда я про деньги заговорила, и сказал: значит, не деньгами возьмёт. Я ничего не поняла тогда.

    — Муж после её ухода заснул и спал до следующего утра. Потом его выписали — быстро всё оформили, будто и не было ничего, написали какую-то ерунду вместо диагноза, — невроз, переутомление…

    — Вскоре мы должны были возвращаться. Меньше месяца оставалось. Завершили все дела, срок контракта истёк, билет уже на руках. У меня беременность — шесть месяцев. Я хорошо себя чувствовала, легко носила, так что и перелёта не боялась почти.
    Вечером, накануне вылета, уже все вещи собраны, мы с мужем были в своём номере. Вдруг мне стало плохо, живот перетянуло болью, я помню, что вскрикнула, муж кинулся к телефону — вызвать врача, а больше ничего не помню… Провал.

    — Мы очнулись только утром. Я на кровати лежала, а муж на полу, на ковре, рядом мобильник. И… моей беременности больше не было…

    — Как — не было? — поразилась Кира.

    — Живота не было! Внизу там… всё болело, но, похоже, не так сильно всё же, как бывает после родов. На простынях была кровь, но не слишком много. Я была одета в ночную рубашку на голое тело, хотя накануне была одета полностью. И всё… ребёнка не было!!!

    — Но как же так… — растерянно прошептала Кира.

    — Вот и я все эти годы пытаюсь понять — как же так?! — почти выкрикнула Светлана, так что сидящие за соседними столиками покосились на них.

    — Я пыталась добиться правды, — заговорила женщина тише. — Я пыталась… Но… это было похоже на какой-то заговор. Только один раз одна из горничных проговорилась, что видела в тот вечер в отеле чернокожую женщину в амулетах. Но когда я попросила её повторить это полиции, она отказалась наотрез и выглядела очень испуганной.

    — В конце концов, в полиции нам сказали, что если мы будем продолжать настаивать на расследовании, то сами сядем в тюрьму за убийство ребёнка. Потому что мы с мужем были в номере вдвоём, больше там никого не было. Значит, я родила ребёнка, и мы его куда-то дели! Не знаю… спустили в канализацию по кусочкам…

    — Один из полицейских после всех моих рассказов и просьб, сказал, что самое лучшее для нас — поскорее уехать и обо всём забыть. Потому что ребёнка уже не вернуть. Если действительно та колдунья пришла в отель, зашла в наш номер, усыпила нас обоих, извлекла дитя и унесла, как я думала тогда и сейчас уверена в этом, то… нам никогда ничего не доказать.
    Никогда у них не возбудят дело против таких людей… Никто и никогда не решится с ними связываться.

    — Я нашла врача, который меня к ней отправил. Он сказал: значит, это и было платой. Она пришла и забрала свою плату. Уезжайте и забудьте это всё… Я хотела её разыскать. Я ездила в ту деревню. Там сказали, что она тут больше не живёт, что её нет. В Африке невозможно отыскать ТАКОГО человека, человека, связанного со сверхъестественными силами, если этот человек сам не позволит тебе его отыскать…

    — Так они сказали, и я ничего не смогла сделать. Меня убедили, что мой ребёнок мёртв. Умер, и сделать уже ничего нельзя. Мы уехали. Задержались почти на месяц, а потом всё же улетели домой…
    Я пыталась смириться. Пыталась. Но я не могу. Я плакала каждую ночь, каждую… А потом, где-то через год, моя девочка начала мне сниться. Сначала она была годовалой малышкой, потом — двухлетней, трёхлетней… Я вижу, как она растёт, я знаю, что она жива! Я не знаю, как это возможно…
    Выходить шестимесячного младенца можно в современном перинатальном центре, а там — никаких условий. Даже после всего, что я пережила, тогда — сразу после похищения — этот аргумент показался мне убедительным. Меня убедили, что ребёнок мёртв.

    Но потом я поняла, что это не так. Она подняла моего мужа за какие-то полчаса, когда вся эта современная медицина оказалась бессильна. А выходить шестимесячного… — это ей тем более по силам. Я просто… я не думала, что ребёнок может быть нужен ей живым! Мне всё мерещились ужасы, вроде принесения младенца в жертву или использования для каких-то чудовищных зелий… А она забрала живого ребёнка и выходила! Но зачем… Зачем?!

    — Не знаю, — покачала головой Кира. — Но когда я её видела, она сказала "моя дочь", и мне показалось, что она её любит…

    — Любит… — горько повторила Светлана. — Это МОЯ дочь! Я должна её найти, вернуть!
    mihelman, Эйрэна, Akvarella и ещё 3 нравится это сообщение.
    4 октября 2016 - 20:29 / #22
  23. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Кира молчала, не зная, что тут можно сказать.

    — Я одного понять не могу, — мрачно произнесла Светлана через несколько секунд, — почему моя девочка говорит с тобой, а со мной нет? Если, конечно, ты говоришь мне правду…

    — Я говорю правду, — вспыхнула Кира. — Но доказать это я, разумеется, не могу. Какие могут быть доказательства у снов.

    — Тогда почему?! — Светлана подалась вперёд.

    — Откуда же мне знать… — пробормотала Кира. — А… ты пыталась её… выслушать?

    — Я спрашивала где она, что с ней, как мне её вернуть, как спасти? — горячо заговорила Светлана.

    — Ну вот, видишь… у тебя свои вопросы — и это понятно! Любая спрашивала бы то же самое. Но… может быть, тебе нужно попробовать дать ей сказать то, что она хочет сказать. Не пытаться всё повернуть в нужное русло, а дать ей высказаться — что бы это ни было, пусть скажет. Просто выслушай её!

    Светлана откинулась на спинку стула, мрачно глядя на собеседницу. Убеждённой она не выглядела, но и спорить не бросилась, размышляла — это уже кое-что.
    Кире вспомнилась шутка кого-то из великих — в ответ на вопрос одной дамы, почему Бог никогда ей не отвечает: "Вы же не даёте Ему вставить слово, сударыня!"
    Что если здесь то же самое? У Светланы такой накал эмоций, что… через него очень сложно пробиться.

    — А если моя дочь приснится тебе снова, ты расскажешь мне? И… попробуешь спросить у неё, как я могу ей помочь, где найти?

    — Хорошо, — вздохнула Кира. — Я обязательно попробую. Если получится…

    — Вот мой телефон, — перебила её Светлана, хватая салфетку и доставая из сумочки ручку.
    Кира записала свой, и они обменялись номерами. На том и разошлись.

    — Я буду ждать! — на прощание сказала Светлана.

    Кира молча кивнула, снова подтверждая данное обещание, и поспешила домой. На душе было как-то неспокойно, разговор со Светланой оставил не самый приятный осадок. И дело было даже не в том, что история, случившаяся с ней, была трагична и пугающа. Что-то в самой Светлане не понравилось Кире. Она попыталась понять — что именно.

    Это странное чувство возникло уже под конец разговора, когда Светлана начала без конца повторять — "моя дочь, моя". В этой уверенности, в этом осознании своей правоты и права Киру что-то коробило… Хотя она и понимала, что так ощущала бы себя любая мать, оказавшаяся в таком ужасном положении. И всё же…

    Может быть, дело было в том, что Кира уже видела эту девочку и с большим трудом могла представить её рядом со Светланой. С той негритянкой — да, а со Светланой — нет. Девочка не отвечает на её вопросы, наверное просто потому, что вернуть её уже нельзя, она находится там, где должна быть…
    Но всё-таки странно, что беда Светланы не вызывает такого горячего отклика, как должна бы… Или она, Кира, настолько бессердечная? Вроде бы нет… Или это инстинктивное отторжение, когда люди не хотят общаться с тем, у кого всё плохо, оберегая себя, своё душевное равновесие, подсознательно опасаясь, что чужие несчастья могут быть "заразны"? Тоже не похоже на неё…

    Кира тряхнула головой и вскочила в удачно подошедший автобус. Народу было уже не очень много — час пик прошёл. Увидев, что есть даже одно свободное место у окна, Кира поспешила его занять. И тут же рядом опустился мужчина, одетый во всё чёрное.

    Кира видела его только боковым зрением, он её не теснил — вообще не прикасался, но отчего-то страх обдал девушку ледяной волной, по спине табунами побежали огромные мурашки. Кира хотела повернуться и посмотреть на этого мужчину и — не могла себя заставить. Было ужасно страшно. Казалось, что от него исходит физический холод.

    "Да что за глупости?! — сердилась она на себя. — Надо просто посмотреть и убедиться, что это обычный человек!" Но сама резко отвернулась к окну, вжавшись в сиденье и боковую стенку автобуса до боли в руке и плече.

    — Ты от меня не спрячешься… — прошипел ей прямо в ухо сидящий рядом. — Не спрячешься… Кольцо моё.

    Сердце у Киры колотилось так, что пульсация крови отдавалась во всём теле до кончиков пальцев. Но в то же время она неожиданно испытала некоторое облегчение — неизвестность пугает больше всего — и резко повернулась.

    Рядом сидел ничем вроде бы непримечательный человек, действительно одетый во всё чёрное, смотрел на Киру с нейтральным выражением на лице, но в глазах его словно клубилась тьма… Миг — и уже обычные глаза, а через секунду — белок и радужку снова будто дымом заволакивало…

    — Если ты не отдашь мне Кольцо, — произнёс мужчина, — ты пожалеешь о том, что родилась на свет. — Губы его шевелились как-то механически, неестественно, и Кира подумала, что Тень, наверное, просто использует подходящего человека, чтобы говорить с ней. А потом этот незнакомец и помнить не будет об этой сцене.

    Кира сглотнула, постаралась взять себя в руки, поднялась, желая пройти к выходу, хотя было ещё рано выходить, но оставалась всего одна остановка — вполне можно подойти к дверям.
    Мужчина вытянул вперёд ноги, загораживая Кире проход.

    — Куда спешишь? — произнёс он всё так же очень тихо.

    — Разрешите пройти, — решительно сказала Кира.

    — Не разрешуууу… — издевательски прошипел мужчина. — Сначала скажи то, что должна!

    — Пропустите! — Кира повысила голос и беспомощно огляделась, но все делали вид, что ничего не происходит, да пока и правда ничего особенного со стороны не было заметно.

    Тогда она попыталась пробиться всё-таки к выходу, но мужчина схватил её за талию и… усадил к себе на колени!
    — Так что должна сказать хорошая девочка, а? — прошептал он ей на ухо.

    Кира барахталась, пытаясь встать, не веря в то, что это происходит с ней на самом деле — отвращение захлестнуло волной!

    — Помогите! — пискнула она.

    Неужели никто не заступится?! Практически среди бела дня, в восемь часов вечера с небольшим, кругом добропорядочные граждане, мамы с детьми, бабушки, старички, молодые парочки… Вон, у двери, стоит офицер в форме! Время словно остановилось, и Кира смотрела на окружающих, будто они были нарисованы или сфотографированы, всё замерло, только мерзавец тискал её одной рукой за талию, а другой шарил уже ниже!

    — Отпустите меня! Помогите! — крикнула Кира.

    Но вокруг никто даже не вздрогнул… Они же не видят, что происходит, не видят! — вдруг поняла она, с новой силой забившись в руках того, кто её удерживал. Заехала локтем ему в лицо, но он только хрипло рассмеялся.

    — Бей его, бей! То-то парень завтра удивится, откуда у него синяки! Никто тебе не поможет, Кирочка, никто! Куда тебе со мной тягаться? Обещай, что отдашь Кольцо! Обещай! — прошипел он глядя на неё в упор — клубящаяся тьма полностью заполнила его глаза.

    — Нет! — крикнула Кира. — Нет! Пусти!

    — Нее-ет? — угрожающе переспросила Тень. — Хорошо… Так даже интереснее… — одна рука незнакомца потянулась к её лицу, губы искривились в омерзительной усмешке.

    — А ну отпусти её! — вдруг рявкнули совсем рядом.

    Незнакомый парень, тоже одетый во всё чёрное, стоял рядом. Тот, кто держал Киру, замер, поднял свои страшные глаза на новое действующее лицо с некоторым, как показалось Кире, удивлением.

    — Быстро отпустил девушку! — парень нахмурился и занёс руку для удара.

    Стальной захват, в котором находилась Кира, ослаб, она нерешительно пошевелилась.

    — Вставай! — парень резко дёрнул её за руку, и Кира подскочила, как на пружине — её больше не держали!

    — Спасибо… — пролепетала она, в недоумении оглядываясь на своего мучителя, который и не смотрел на неё больше, а тёр лоб и растерянно осматривался, словно пытался понять, что происходит, где он и кто.

    — Не за что, — буркнул парень. — Где выходишь?

    — Здесь! — Кира сообразила, что это как раз её остановка и в нерешительности смотрела то на двери автобуса, которые уже начали открываться, то на своего освободителя.

    — Ну так иди, чего встала, — всё так же недружелюбно отозвался тот.

    Делать нечего — Кира быстро прошла к двери и вышла на улицу. Парень вышел вслед за ней, остановился, но инициативы не проявлял, будто ждал, что она сама заговорит с ним.

    — Спасибо вам! — снова горячо произнесла Кира. — Даже не знаю, что было бы, если бы не вы! Я так испугалась…

    — И правильно, что испугалась, — кареглазый брюнет смотрел на Киру с прищуром, словно оценивал. — Держись от таких подальше.

    — Да как держаться? — немного обиделась Кира. — Вы что думаете, я сама к нему… пристала, что ли? Я просто сидела у окна, он сел рядом…

    — Просто… — перебил странный парень. — Просто — ничего не бывает! К магам, чародеям, ведуньям, бабкам ходила? — спросил он грозно.

    — Нет, — отшатнулась Кира.

    — Крещёная?

    — Да.

    — Так вот, в следующий раз, когда к тебе "просто" подсядет кто-нибудь в этом роде — молись, а не ушами хлопай, поняла?

    — Поняла, — кивнула Кира, ощущая себя и виноватой, и обиженной одновременно. — А как вас зовут?

    — Тебе какая разница… — буркнул парень, но всё же смягчился, понимая, видимо, что был слишком резок.

    — Михаил меня зовут. И лучше тебе со мной больше не встречаться.

    — А меня Кира, — ответила она по инерции и только потом осознала, что он только что сказал.

    — Ну не встречаться, так не встречаться, — Кира гордо подняла голову. — В любом случае, большое вам спасибо, что помогли. Всего доброго. — И она пошла прочь, надеясь в глубине души, что её окликнут, а ещё лучше — догонят.
    Но никто её не догнал и не окликнул, и от этого к глазам почему-то подступали слёзы…
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 3 нравится это сообщение.
    6 октября 2016 - 20:36 / #23
  24. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    "И чего это на меня накатило? Наверное, из-за того, что жизнь моя круто изменилась, столько событий... — она вдруг остановилась. — Эх, и что я себя обманываю!"
    Девушка достала из сумки носовой платок и промокнула глаза. В школе внимание Киры привлекал неприступный, но такой притягательный Мишка Соколов. Какой-то он был весь таинственный, ни с кем не водился, говорил сдержано и коротко. А загадочное всегда манило, завораживало. Кира пыталась привлечь Мишкино внимание: на уроках бросала на него взгляды, застенчиво улыбалась, краснея. Стала много времени уделять своей внешности, чего раньше за ней не наблюдалось. Но ничего не помогало. Мишка либо не замечал Киру, либо делал вид, что не замечал. Открыто подойти и заговорить девушка не решалась, тем более, что не находилось повода.

    Но однажды, уже старшеклассница Кира, выходя из школы, сломала каблук. "Ай!" — воскликнула она. "Помочь?" — Мишка стоял прямо за спиной. "А?" — от неожиданности Кира все слова растеряла. Она просто тонула в его выразительных карих глазах. "Я провожу тебя до скамейки," — сказал Мишка. Так и поступил. После того случая, Кира пыталась с ним заговорить, но безуспешно. Тем не менее, девушка часто вспоминала тот коротенький эпизод из её жизни. Мишка был совсем рядом...
    Сейчас, стоявшая посреди улицы взрослая Кира, грустно улыбнулась воспоминанию, чувствуя тепло, где-то возле сердца. "Вот, Мишка-то опять помог... в автобусе... Но где же ты был так долго, что я тебя не видела?"
    Не вполне оформившиеся чувства переполняли, идущую к подъезду своего дома, девушку.
    Эйрэна, mihelman, Риша и ещё 2 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 25 октября 2016 - 22:48
    25 октября 2016 - 20:49 / #24
  25. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Она открыла ключом входную дверь, прошла к пуфику, и, опустившись на него, принялась переобуваться. Затем зашла в ванную, включила воду, и подставила под струю ладони. И задумалась. Миша, после происшествия в автобусе, никак не желал выходить из Кириной головы. "Неужели чувства, зародившиеся ещё в школе, до сих пор живы?" — девушка не замечала, что улыбается, а из крана течёт вода.

    Хлопок входной двери заставил вздрогнуть и вернуться к реальности.
    — Мама, я дома, — крикнула Кира, закручивая кран. Вытерев руки полотенцем, вышла.

    Анна сидела на пуфике, а рядом стоял пакет.
    — Мам, ты в магазин ходила? — поинтересовалась Кира. — Могла бы мне сказать.
    — Да ладно, — Анна встала, — это так, по мелочи купила. Пора ужин готовить, — женщина удалилась на кухню.
    — Я помогу.

    ***

    Когда они доедали румяную курицу со свежими овощами, Анна осведомилась:
    — Дочь. Что-то ты задумчивая. Всё в порядке?
    — Нормально, мам. — Кира взяла свои тарелки. — Сейчас помою.
    — Знаешь, я когда с работы шла, увидела двух котят рыженьких, — рассказывала Анна, пока Кира занималась посудой. — Купила им маленькие кусочки мяса в пакетике. Поели с аппетитом.
    — Повезло котятам...

    Выйдя с кухни, мать и дочь посмотрели фильм, а потом стали готовиться ко сну. Через некоторое время потух свет во всей квартире и её обитательницы легли по кроватям.
    Эйрэна, Риша, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 1 ноября 2016 - 21:31
    1 ноября 2016 - 20:53 / #25
  26. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Он стоял на тропе, ведущей в тёмный лес. Небо было какого-то серо-синего цвета; настали сумерки. Он видел стремительно удаляющуюся девушку, которая с каждым шагом подходила всё ближе к зловещему лесу. Он хотел бы побежать за ней, остановить и обнять, но ноги будто приросли к земле. От своей беспомощности ему стало страшно.
    — Кира!!! — изо всех сил закричал Роман.

    И проснулся на кровати. Почему-то было холодно, что побудило кареглазого шатена лучше укутаться в одеяле.
    — Если хочешь спасти свою кузину Киру, — прошептали на ухо, заставив вздрогнуть, — то убеди её снять Кольцо. Оно её погубит!
    — Кто вы? Что за Кольцо? — оторопело вопросил Рома.
    — Но родная кровь спасёт…

    Парень проснулся — на этот раз окончательно. "Приснится же такое", — он потёр лицо, стараясь взбодриться. Рома не слишком верил в мистику, но ловил себя на том, что ему иногда снятся сны, предвещающие беду. Вообще-то он и сны не запоминал, но дед Ефим и баба Катя снились ему перед своей кончиной. Мама тоже снилась перед тем, как тяжело заболеть. Был тяжёлый период в жизни и всё же она выздоровела...

    Потому сон про Киру вселил лёгкое беспокойство. "Схожу-ка я к ней в гости", — подумал Рома, переодеваясь.
    mihelman, Эйрэна, Риша и ещё 2 нравится это сообщение.
    7 ноября 2016 - 18:50 / #26
  27. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    На кухне хлопотала Марина, худая шатенка в фартуке. Олег, полноватый мужчина в продолговатых очках, сидел за столом, слушая радио.
    — Мам, пап, доброе утро! — поздоровался Рома. — Что на завтрак?
    — Привет, сынок, на завтрак будет овощной суп с мясом, — отозвалась Марина, окуная половник в большую кастрюлю и наполняя им три тарелки.

    Когда женщина и парень сели за стол, все начали с аппетитом поедать вкусную домашнюю еду.
    — А куда-нибудь пойдёте в выходной? — поинтересовался Рома, видя, что суп в его тарелке на исходе.
    — Мы ещё не решили, — улыбнулся Олег. — А у тебя какие планы?
    — К Кире собираюсь сходить.
    — Правильно, надо чаще общаться с сестрой!

    Ложка звякнула о дно пустой тарелки и Рома, поблагодарив Марину, вышел с кухни. Субботнее утро встретило солнцем и ясным небом. Хотелось просто наслаждаться хорошим летним днём, не думая о плохом.
    — Амулеты! Амулеты! Подходите, спрашивайте! — настойчиво кричала женщина за прилавком.

    "Чего только не придумают", — парень скептически поморщился, проходя мимо торговки.
    — Молодой человек! Я знаю, что вам нужно! — вдруг воскликнула она.

    Рома замедлил шаг:
    — Это вы мне?
    — Взгляните! Только взгляните! — торговка что-то протягивала ему на ладони.

    Он усмехнулся, но почему-то сделал шаг. Наверное, просто ради интереса. На ладони женщины лежал золотой квадрат. "Нет, подделка под золото, конечно же", — поправил себя Рома. Посередине квадрата было продавлено изображение глаза с алой капелькой внутри вместо зрачка. Парень вдруг понял, что не может глаз отвести от этого... амулета.

    — Родная кровь спасёт...
    Рома вздрогнул, всё ещё глядя на амулет. "Кто это сказал? Кажется, я слышал во сне эти слова".
    — Поможет увидеть скрытое...

    Рома сам не заметил, как его рука потянулась к амулету.
    Очнулся стоящим перед подъездом. По адресу — дом Киры. "И ведь не помню, как дошёл... странно!"
    Риша, Эйрэна, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    9 ноября 2016 - 00:01 / #27
  28. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 2081

    Кузина встретила его с приветливой улыбкой. На ней было нарядное зелёное платье под цвет глаз. Рома вдохнул сладковатый запах духов, которыми щедро побрызгалась Кира.
    — Привет, Ром! Рада тебе.
    — Привет, Кира. Отлично выглядишь.
    — Спасибо. Проходи, поздоровайся с Ниной!
    — У тебя гостья? Отлично, сейчас помою руки и зайду.
    — Ага, — девушка упорхнула в комнату.

    Переобувшись, Рома зашёл в ванную и помыл руки. Собрался выйти, но ощутил, что нечто в кармане брюк жжёт. Нырнув туда рукой, извлёк золотой квадрат. Изображение глаза с алой капелькой вместо зрачка будто гипнотизировало, вводило в какое-то полусонное состояние.

    — Кровь... кровь... — прошипели рядом.
    Ни о чём не думая, Рома вышел из ванной и устремился на кухню. Взяв со стойки нож, легонько порезал руку. Под капающую кровь подставил квадрат. Впитывая, будто губка, алую жидкость, он засиял красным. Свечение продолжалось несколько секунд, а потом и рана затянулась.

    — Теперь ты увидишь Кольцо, — казалось, голос звучал прямо в голове. — И спасёшь Киру.
    Придя в себя, Рома сунул золотой квадрат в карман и быстро помотал головой.

    — Бр-р-р... фигня какая-то происходит, — пробормотал он. "Может, я заболел? То провалы в памяти, то мерещится что-то. Ладно, потом разберусь — не хочу Киру пугать".

    Быстрым шагом он пошёл в комнату. За столом сидели Кира и круглолицая Нина. Рома видел эту девушку четыре месяца назад — на именинах кузины. От неё же слышал много хорошего о Нине.

    — Доброе утро! — поздоровался он.
    — Здравствуйте, — кивнула Нина. — Наслышана о вас.
    — И я тоже, — Рома сел за стол.

    Зазвонил мобильный телефон.
    — Сейчас выйду поговорить, — сказала Кира.

    Она быстрым движением взяла мобильник и вышла. Рома успел заметить на её руке какое-то необычное украшение вроде браслета. Но не рассмотрел как следует.
    Эйрэна, mihelman, Риша и ещё 2 нравится это сообщение.
    12 ноября 2016 - 23:16 / #28
  29. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Когда Кира вернулась, Рома попытался рассмотреть — что это у неё там на руке. Парню показалось странным, что это очень необычное украшение то видится почти ясно, то снова расплывается, как размытая картинка, а потом и вовсе исчезает…
    — Что это у тебя, Кир? — спросил он наконец, воспользовавшись паузой в общем разговоре. — Украшение, что ли, новое?

    — Где? — удивилась Кира.

    — Да вот — на руке. Браслет вроде…

    Кира испуганно схватилась за запястье.
    — Ты чего, Ром? Нет тут ничего!

    — Нет? Ну значит, показалось наверное… — растерянно ответил парень, понимая, что дело нечисто, иначе чего бы Кире пугаться и прятать руку?

    — А давайте погуляем, — предложила Нина. — День сегодня хороший. Можно к пруду пройтись, уточек покормить. Они такие забавные. Или, может, ещё куда.

    — И правда, что дома сидеть, — подхватилась Кира.

    Они быстро собрались, захватили полбатона для уток и вышли из дома. Погода действительно была отличная. Кира, Роман и Нина дошли до пруда, повеселились, бросая кусочки хлеба уткам, — те и правда, были очень забавными и смешно ныряли, так что наверху оставались только короткие хвостики, и через прозрачную воду было видно, как они гребут лапками.
    Маленькая компания побродила ещё по парку. Обсудили фильмы, поделились новостями, съели по мороженому, потом проводили Нину до дома, а после Рома пошёл провожать Киру.

    От долгой прогулки девушка уже слегка утомилась, поэтому возвращаться решили короткой дорогой — через пустырь, на котором уже года два собирались возвести торговый центр да не то деньги кончились, не то владелец сменился, в общем стройка остановилась на стадии котлована под фундамент. Вокруг возвели шаткий заборчик, уже проломленный во многих местах, и на том пока успокоились.

    Вечерами здесь было не безопасно из-за групп далеко не всегда дружелюбных подростов, бродяг, а то и бандитов, выясняющих отношения, а осенью, зимой и весной тут стояла непролазная грязь, однако летом средь бела дня даже самые робкие не боялись срезать здесь дорогу. Тем более не побоялись Кира и Рома. А зря.

    Маленькая группка из трёх хмурых парней вывернула из-за забора неожиданно. Но и тут ни Кира, ни Рома не испугались. Парни пили пиво, между делом с вялым любопытством поглядывая на случайных прохожих, — ничего особенного. До людной улицы рукой подать, девушка идёт не одна, а с крепким молодым человеком, — даже если эти трое и были способны на нападение, то не сейчас, не в этих обстоятельствах.

    Кира и Рома всё же невольно ускорили шаг, развернули плечи, сосредоточенно пересекая пустырь. Парни лениво рассматривали их, привалившись к забору, потягивали пиво, перебрасывались фразами о чём-то своём, к прохожим отношения не имеющем. Всё было нормально, всё было так, как и должно быть, но внезапно всё изменилось.

    Кира ощутила порыв холодного ветра, и над пустырём потемнело, словно тяжёлая мрачная туча закрыла Солнце, но тучи никакой не было. Это была Тень. И Кира вдруг поняла, почему Тень называют именно Тенью.

    Парни у забора вдруг замерли — одновременно, как по команде, и дружно впились взглядами в проходящую парочку. Эта синхронность выглядела жутко. Недопитое пиво полетело на землю, и три мужских фигуры мгновенно перекрыли дорогу Кире и Роме.

    — Эй, парни, вы чего? — поразился Рома.

    — Ты знаешь — чего, — сказал один из них, глядя на Киру.

    В глазах у него клубилась уже знакомая девушке дымная пелена. Кира попятилась, взглянула на брата, но тот неожиданно тоже повернулся к ней, и, к ужасу своему, в его взгляде девушка тоже увидела клубящуюся темноту.

    — Отдай Кольцо, Кира, — сказал Роман. — Так будет лучше. Для тебя, для всех. Отдай. Я твой брат, мне ты можешь его отдать. У нас одна кровь.

    — Ром, да ты чего? — жалобно проскулила Кира. — Рома, очнись! Какое ещё кольцо?!

    — Ты знаешь какое… Оно у тебя на руке. Я вижу. Как браслет. Родная кровь — от неё не скроешь. Отдай его мне. Это не для тебя, Кирочка, это всё тяжело, сложно опасно. Я его сам сберегу.

    — Рома… Это же не ты… — Кира попятилась, но брат жёстко схватил её за руку, останавливая.

    — А кто же? — он неприятно улыбнулся, мрак, сгущаясь, клубился в его глазах. — Это я, твой брат, твоя кровь. Мне ты можешь отдать. И навсегда забыть обо всём этом. Ты же этого хочешь, правда же? Хочешь! Я сам восстановлю Кольцо, найду оставшиеся камни. Отдай.

    Кира молча помотала головой, пытаясь вырваться, но Рома держал крепко. Или, вернее, Тень держала. Брат явно не знал, что говорит и делает. Это всё Тень!

    — Так что — не отдашь? — зловеще переспросил Роман. — Уверена?

    — Не отдам! — выкрикнула Кира.
    Она вспомнила, что сказал вчера Михаил, закрыла глаза, чтобы не видеть этого ужаса, который теперь вряд ли когда-нибудь сможет забыть, — тьму, плещущуюся в глазах всю жизнь знакомого родного доброго Ромки, и начала старательно молиться, шевеля губами от усердия.

    Стальной захват на её руке пропал. Кира внутренне возликовала — работает! И стала молиться ещё усерднее, повторяя с жаром: "Господи, помилуй!"
    Но внезапно девушка услышала грубый смех, а потом незнакомый голос произнёс:
    — Молодец, Кирочка, только это тебе не поможет! Не в этот раз! Тебя-то я не трону… А вот у братца твоего нет Небесного камня, который мог бы его защитить… Не жаль братца-то?

    Кира в ужасе распахнула глаза. Трое парней, во время разговора Киры и Ромы стоявших совершенно неподвижно, как оставленные хозяином куклы, теперь сгрудились вокруг Романа, крепко удерживая его. Один из них недвусмысленно держал нож, прижатый к горлу брата.

    — Ну так что, Кирочка? Отдашь Кольцо братишке — и никто не пострадает, и можно будет забыть обо всём этом, как о страшном сне. Или… братишку твоего мы сейчас того… прирежем. А ты можешь идти, Кирочка. Ты же под защитой.

    — Нет! — вскрикнула девушка, хватаясь левой рукой за запястье правой — за браслет-Кольцо. — Вы не можете! Ты не можешь!

    — Могу, ещё как могу, Кирочка, — зловеще ухмыляясь, протянул, почти пропел парень с ножом, в глазах его стояла сплошная чернота. — У братишки твоего мой амулетик, интересный амулетик… Он его сам взял, сам кровью своей пробудил. Так что… ничем ты ему не поможешь, и Камень Небесный не поможет. Ты же помнишь, что бывшая хранительница рассказывала? Она же тебе всё рассказала, правда, Кирочка?

    Кира машинально кивнула.

    — Ну и как — смогла она свою семью защитить?

    Кира зажала рот руками, сердце колотилось, как бешеное, мысли скакали бестолково и из их сумасшедшей пляски Кира только и смогла выловить "Господи… Господи… Помоги!"

    — Вижу, рассказала, вижу, ты начинаешь понимать. Брат твой защиты лишился, так что…

    — Я и другое помню! — вскинулась девушка. — Хранительницу всё равно убили, хоть она и отдала Кольцо! И ты нас обоих всё равно убьёшь! Так зачем мне тебе Кольцо отдавать?!

    — А я тебе отвечу, Кирочка… Хранительницу я тогда убил, потому что Кольцо взять не смог… Ну, погорячился малость… Столько усилий — и всё зря. И ведь из-за чего? Из-за одного её упрямства глупого. А теперь всё не так! У вас с братцем-то общая кровь — ты ему Кольцо отдашь, у него оно и останется. Так что убивать его в этом случае мне никак нельзя. И тебя тоже нельзя. Кольцо на тебя завязано, а Роман — вроде как твой заместитель. Так что, если отдашь — вы оба мне живыми нужны. Живыми и здоровыми. Насчёт этого не волнуйся. И хватит разговоров. Решай! — парень с ножом надавил на горло безвольно обвисшего в руках его товарищей Ромы, так что даже маленькие капельки крови из-под лезвия показались.

    Киру трясло и колотило — что не сделай, всё плохо, ужасно всё! Она твёрдо знала и понимала, что Тени верить нельзя. Если отдать Кольцо, Тень всё равно погубит и Рому, и её, но нельзя же стоять и смотреть, когда… Она стиснула пальцы до боли.

    И тут из-за угла забора, до которого было всего метров пять, выбежал парень в чёрных джинсах и белой футболке. Он бежал прямо к ним — целенаправленно и сосредоточенно. Добежал, оттолкнул руку с ножом, не встретив ни малейшего сопротивления, выдернул Рому из рук удерживавших его парней.

    Кира стояла, как к месту примороженная. И успела только узнать в нежданном спасителе Михаила, да ещё заметить, что губы у него шевелятся. Может, он говорил что-то вслух, но у неё от всего пережитого уши будто ватой заложило, а может, и не вслух, но трое марионеток, использованных Тенью, шарахнулись от него и замерли в нескольких шагах, кажется, пытаясь понять, что здесь вообще происходит и почему их бутылки с недопитым пивом валяются у забора.

    И только Роман как-то злобно ощерился и прошипел Михаилу в лицо:
    — Явился… Дежурный по району… И с тобой разберусь… — И безвольно обмяк.
    Михаил осторожно уложил его на землю под непонимающими взглядами парней, один из которых спросил:
    — Это чё здесь вообще происходит?

    — Не видишь — человеку плохо! — рявкнул Соколов и прибавил: — Шли бы вы отсюда.

    Уговаривать их не пришлось — парни моментально исчезли, будто испарились, — может быть, пролезли через дыру в заборе.
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    10 января 2017 - 20:35 / #29
  30. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 16122

    Кира рухнула на колени рядом с Ромой, похоже, брат был без сознания, а она настолько растерялась, что забыла как оказывать первую помощь и вообще что делать в такой ситуации! Дрожащими руками полезла за телефоном — звонить в "Скорую".

    Михаил, который совершенно не выглядел обескураженным или растерянным, совершал какие-то непонятные пассы руками над лицом и грудью Ромы, морщился, бормотал что-то чуть слышно. Заметив в руках у Киры телефон, рявкнул:
    — Не вздумай "Скорую" вызывать!

    — Но как же… Почему? Он же…

    Михаил скупо усмехнулся уголком губ.
    — Врачи тут точно не помогут…

    — Как не помогут?! Почему? Он же просто… они же ничего не успели сделать ему… только чуть порезали…

    — Они-то не успели… — Правая рука Михаила застыла над грудью Ромы, пальцы чуть подрагивали. Наконец он отвёл руку и внимательно глянул на Киру.
    — Парень твой? Дурачина он у тебя, конечно, но не трясись, всё с ним будет в порядке, если больше не станет со всякой мерзостью связываться.

    — Он не парень. Брат мой. Двоюродный, — пояснила Кира.

    — Где ж это он такую гадость разыскал… — Михаил поднялся, зачем-то приподнял край своей футболки и достал (за ремень, что ли, заткнуто было) что-то небольшое и чёрное, вроде рукавицы.

    — Какую гадость? — растерянно спросила Кира.

    — Амулет какой-то или как там эту мерзость называют. Я называю тёмной вещью. У него есть тёмная вещь — на груди. Присматривать тебе надо за братом, а то ещё и не так вляпается.

    — Он уже большой мальчик, — буркнула девушка.

    — Да это понятно, — Михаил устало вздохнул. — Скажи ему, что в другой раз всё может очень и очень плохо закончиться. И не только для него, но и для его близких. Пусть сходит в церковь, а лучше вместе сходите. Если он крещёный… Крещёный же?

    — Да, кажется… — Кира неуверенно кивнула.

    — Кажется, — раздражённо передразнил Михаил. — В общем, если крещёный, — пусть исповедается. Молебен закажите. За него — отдельно. И за всех остальных, за всю семью. От этой мерзости я его сейчас избавлю, а дальше — ваше дело. Я предупредил. Обо мне ему ничего не говори. Он скорее всего и помнить не будет о том, что здесь было.

    Михаил натянул на руку плотную чёрную перчатку, на которой серебряными нитями был вышит восьмиконечный крест и, кажется, ещё вязь какой-то надписи. Очень осторожно снял с шеи Романа шнурок с амулетом, зажал его в ладони, защищённой перчаткой, распрямился.
    Роман слабо зашевелился, простонал что-то и приоткрыл глаза.

    — А что я ему скажу? — спросила Кира у собравшегося уходить Михаила. — Ну, про то, что здесь было, откуда у него порез на горле и куда делся амулет?

    Парень обернулся, недовольно бросил через плечо:
    — Твои проблемы. У меня и своих хватает. Скажи спасибо, что я эту гадость забрал. Ты тоже уже, кажется, большая девочка. Как тебя там… Кира? Придумаешь что-нибудь. Надеюсь, больше не увидимся, — и он быстро пошёл прочь, всё так же держа амулет зажатым в руке, затянутой странной перчаткой.

    — Спасибо… — прошептала Кира, чувствуя себя так, будто её ударили по лицу.
    Всё правильно — Соколов заслужил благодарность. Если бы не он, страшно подумать, чем бы всё кончилось. Но неужели ему обязательно быть таким… грубым и безразличным? Или это что-то другое? Ведь помог же он ей вчера, в автобусе, и сегодня — просто спас их обоих — и её, и Ромку. Но как он узнал?
    Что там сказала Тень, прежде чем исчезнуть? "Дежурный по району"?.. Что же это значит… Кто такой Михаил Соколов и чем он занимается?..
    mihelman, Эйрэна, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    11 января 2017 - 16:22 / #30

СТАТИСТИКА САЙТА:

Всего на сайте: 1
Пользователей: 0
Гостей: 1


            

 

 

Hobby-Land.info - волшебный мир твоих увлечений 2015-2019
Правила сайта | Вопросы и ответы | Связь с Администрацией | Карта сайта