главная  форум  общение  публикации
 статьи и обзоры


Поиск по сайту:  

 


Статус темы: Тема закрыта, ответ в этой теме невозможен.

Мистическая повесть "Кольцо Душ"

Просмотров: 2736; Ответов: 85

  1. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 1911

    Зазвонивший у Киры телефон вернул Роме чувство реальности. Поднявшись с земли, он решил, что опять произошёл провал в памяти. «Или я сознание потерял?» — чувствуя на шее что-то влажное, парень повёл по ней рукой.
    — …ей тоже передавай привет, — голос Киры звучал ровно. — Пока, мамуль.
    — Кира, — испуганно позвал Рома, глядя на свою руку. — Откуда это… красное? Что вообще случилось?

    Кузина повернулась и вдруг обняла Рому.
    — Я люблю тебя, братишка, — сказала она.
    — Я тебя тоже люблю, сестра, — растерянно отозвался парень.

    Обычно они не проявляли друг к другу особой нежности, а тут такое признание. У Ромы пробежали тревожные мурашки по спине:
    — Так что случилось-то, Кира?
    — Тебе стало плохо, — она отстранилась. — Я пыталась оказать тебе помощь и нашла странную штуку. Какой-то квадрат с глазом… где взял его?
    — Даже не знаю. Торговка всучила. Помню смутно. Он у тебя?
    — Ещё чего, — Кира поморщилась. — От него исходила плохая энергетика. Выбросила я этот амулет от греха подальше.
    — Кира, — простонал Рома. — А кровь откуда?
    — Кровь?! — глаза кузины расширились. — Без понятия. Может быть из-за амулета?
    — Не знал, что ты веришь в мистику, — парень почесал в затылке.
    — Мистика не мистика, но я думаю, что нам не помешает сходить в церковь, — твёрдо сказала Кира и взяла брата за руку. — Нехорошая вещь у тебя была... Молебен закажем на всякий случай... Что скажешь?
    — А давай сходим, — кивнул Рома, — За нашу покойную бабу Катю поставим свечу.

    И они поспешили покинуть пустынную, но не безопасную местность. Ни Кира, ни Михаил, ни Роман так и не заметили ножа, слегка испачканного кровью Ромы. Нож отлетел в траву, да так и остался там. И только когда на пустыре никого не осталось, вокруг ножа заколыхалась Тень...
    Эйрэна, Риша, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 27 января 2017 - 00:17
    27 января 2017 - 00:16 / #31
  2. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    На следующий день как раз было воскресенье, и Кира с братом сходили в церковь на службу, заказали и отстояли молебен. Кира, помня указания Михаила, записала Романа отдельно. Брат был необычно тихим, на вопросы Киры отвечал, что чувствует небольшую слабость, но в целом — всё хорошо.
    После молебна взяли святой воды, которую давали всем желающим в пластиковых стаканчиках. Кира выпила всё до дна и неожиданно ощутила тепло в груди, хотя вода была холодной. А Роман с первого же глотка закашлялся и с трудом смог проглотить воду. Но потом отдышался и потихоньку выпил всё.

    — Ты меня больше так не пугай, Ром, — серьёзно сказала Кира, когда они возвращались домой. — Не бери никаких "амулетов" и не покупай!

    — Не буду, — парень нахмурился. — Знаешь, сам не понимаю, что на меня нашло. Сначала сон приснился нехороший…

    — Какой сон?

    — Да я теперь и не помню его толком. Как в тумане всё. Помню только, что про тебя. Так что ты тоже, того… поосторожней, сестрёнка, — Рома улыбнулся и приобнял Киру за плечи.

    — Я стараюсь, — вздохнула она.

    Неожиданно рядом притормозила машина. Кира, уже не ожидающая от окружающего мира ничего хорошего, шарахнулась в сторону и потянула за собой Рому. Даже то, что стоит ясный воскресный день и вокруг полно народу, больше не действовало на неё успокаивающе.

    Но из машины высунулась вихрастая голова Васи Мельникова — бывшего одноклассника Киры — симпатичного голубоглазого блондина, парня весёлого, компанейского, совершенно безобидного и добродушного. Он даже в школе не хулиганил, ну или почти не хулиганил. И уж во всяком случае, девочек не обижал, да и вообще никого не обижал. Учился неплохо, часто шутил, и всегда вызывал у Киры симпатию. Не романтического характера, как Михаил, а просто… Вася был из тех, с кем легко общаться и можно с удовольствием дружить.

    — Привет, братва! — во все тридцать два расплылся в улыбке Василий. — Подвезти? Да садитесь, чего вы? Мне ж не трудно, да и не виделись давно! Как ты там, Кир? Я слышал в Медцентре трудишься, да? Молодец! Дело нужное. А я так… по машинам больше. Людей чинить — это важнее и почётнее, но и машины кто-то чинить должен!

    — Так ты, значит, в автосервисе работаешь? — спросила Кира, усаживаясь.
    Василий в это время обменялся рукопожатием с Ромой.

    — Ну да, там нормально, расту потихоньку, вот и себе подобрал красавицу, — Вася погладил руль. — Не новую пока, подержанную, но бегает хорошо, ласточка. Прямо летает! Хотите, прокатимся за город, а? Пикник устроим?

    — Да у нас же ничего с собой нет, для пикника-то… — попыталась отказаться Кира. — И вообще…

    — Да чего там — "вообще"? В жизни должно быть место для неожиданных радостей! А, Ром, я прав? Или я лев? Заметь, я в любом случае в выигрыше! Или я прав, или… я царь зверей! И повелеваю отправиться отдыхать! А всё необходимое мы по дороге купим. Я знаю отличное место — там всё недорогое, свежее и вкусное! Ну, ребят, соглашайтесь! Я премию в прошлую пятницу получил, хочу вас угостить… Я ж от души!
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    3 февраля 2017 - 14:33 / #32
  3. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    — А чего, давай съездим, Кир? — поддержал предложение Рома.

    — Ну ладно, спасибо, Вась, — Кира нерешительно улыбнулась.

    Конечно, её теперь уже всё пугает. И все! Но ведь сидеть запершись в четырёх стенах — это тоже не выход. Вася хороший парень, а она не одна, а с братом.
    Около получаса они беззаботно болтали, вспоминали общих знакомых, Вася знал почти обо всех бывших одноклассниках и даже о многих из параллельных классов и на год-другой старше или младше— кто где, чем занимается, кто из девчонок вышел замуж и за кого, кто из парней женился, у кого дети. Кира ждала — не заговорит ли о Мишке Соколове, но так и не дождалась, а сама спросить не решилась. Может, потом…

    Наконец они подъехали к небольшому кафе на окраине под названием "Сметанка". Как и обещал Вася, здесь всё было очень вкусно — тончайшие блинчики с разными начинками, пирожки, фруктовые чаи и компоты, мороженое самых разных сортов. Кира и Рома утром почти ничего не ели, поэтому сейчас с удовольствием угощались, пробуя то одно, то другое. Цены были вполне демократичными — Кира прикинула, что сможет оплатить угощение, Рома наверняка тоже. Но Василий настоял на том, чтобы счёт был один, и оплатил его сам. Посмотрев на разомлевших от сытной еды брата и сестру, Мельников предложил отвезти их домой.

    — Я смотрю, весёлого пикника у нас сегодня не выйдет, — сказал он. — Какие-то вы измученные оба. Вам бы отдохнуть как следует. Ну что, домой?

    — Домой! — с готовностью согласилась Кира.

    — Ладно, в другой раз погуляем, — улыбнулся Василий.

    До квартиры, где жил брат, было ближе, и Василий высадил Романа, а Киру повёз дальше. На несколько секунд девушке вдруг стало страшно, когда она поняла, что осталась наедине с Мельниковым. Раньше ей бы и в голову не пришло испугаться, но то — раньше! А теперь — совсем другое дело… Но Вася спокойно довёз её до самого подъезда, заглушил мотор, повернулся к девушке и спросил серьёзно:

    — Что-то с тобой не то, Кир. Ты сама на себя не похожа. Может, случилось что?

    — Как это не похожа? — попыталась отшутиться Кира. — А на кого ж ещё? Ты меня просто давно не видел.

    — Видел, — Василий улыбнулся. — Я тебя видел и совсем недавно.

    — Где это? — удивилась Кира.

    — Да как-то случайно на улице заметил… Потом узнал, где работаешь, пару раз к Медцентру вашему подъезжал, смотрел, как на автобус бежишь…

    — А чего ж не подошёл? — ещё больше изумилась девушка.

    — Да как-то, знаешь… — замялся Мельников. — Хочешь верь, хочешь — нет, но не решился. И вообще… Погода была хорошая, ну как назло! — он рассмеялся. — А мне хотелось, чтобы шёл ливень, гроза, град! И тут я — спасаю девушку от разбушевавшейся стихии! Картина маслом, представляешь?

    — Вась, ты не шути так, — слегка отодвинулась Кира. — Я слышала, что у тебя от девчонок отбоя нет. А я… я не хочу так. Для меня это всё серьёзно.

    — А я и не шучу. Красивая ты стала. Может… сходим куда-нибудь на следующей неделе? Нравишься ты мне. Давай попробуем — пообщаемся. Не получится, не сложится — ну, значит, не судьба. Хотя, может, это как раз она и есть! Я тоже — серьёзно, Кир! Ты лучше пока ничего не говори, ты подумай. Вернее — не думай, а просто дай мне шанс. Не бойся, я на первом свидании в койку тебя не потащу. Думаешь, я не понимаю, что ты… настоящая. Не девчонка на пару встреч. На таких, как ты, женятся, Кир. А что про меня говорили… Ну, были увлечения. Но они совсем не такие и вообще — всё это уже в прошлом.

    — А на втором? — опасливо усмехнулась Кира.

    — Что на втором? — не понял Василий.

    — На втором свидании — уже в койку потащишь?

    — Нет! Клянусь своей ласточкой на колёсах! — Вася дурашливо воздел руки. — Чтоб мне газ с тормозом перепутать! Не раньше десятого! Да и то — само собой — исключительно на добровольных началах! Клянусь не предъявлять претензий в случае решительного "отворотповорота" и не выставлять счёт за напрасно потраченное время и силы! Про пирожные и билеты в кино — и говорить нечего! Я всё-таки мужчина, а не крохобор!

    — Ловлю тебя на слове и начинаю отсчёт, — расхохоталась Кира. — Чур, сегодняшняя встреча не считается!

    — А то! Разве ж это свидание — с братом!

    — Ну ладно, Вась, я пойду, — Кира начала открывать дверцу машины, но тут Мельников легко прикоснулся к её руке — деликатно — одними пальцами — и, серьёзно посмотрев в глаза, сказал:
    — Что с тобой, Кир? У тебя что-то происходит, да? Проблемы какие-то? Я же вижу. Поверь, ты можешь со мной поделиться.

    Кира вздохнула и отвела взгляд. Разве таким поделишься?
    — Да нет, всё нормально, Вась. Просто устала… Отдохну и всё пройдёт.

    — Ну ладно. Не хочешь говорить — не надо. Ты просто знай, что я рядом, дай-ка телефон — я свой номер вобью в контакты.

    Кира не стала спорить — достала из сумочки мобильник.

    — Ну вот, теперь я всегда рядом. Что бы ни случилось — звони!

    — Спасибо, Вася, — Кира улыбнулась и наконец выбралась из машины, которая отъехала только после того, как девушка скрылась в подъезде.

    На душе у Киры было одновременно и тепло, и тревожно. Странно как-то, что Вася так вдруг… снова появился в её жизни и сразу начал вести себя, как влюблённый. Хочется верить, что всё это правда, и греет душу знание, что есть кого позвать на помощь.
    Хотя с ней такое творится в последнее время, что Вася вряд ли сумеет помочь… Тут разве что… Михаил может что-то сделать. Но он-то телефона не дал и обращаться за помощью не предлагал! Наоборот… "Надеюсь, больше не увидимся", — вот как…

    Снова накатила горечь и обида, хоть и нелогичная совершенно, — Кира это хорошо понимала. За что на него обижаться? Он ей ничего не должен, а уже дважды спас. Но если бы хоть на одну десятую был бы так добр к ней, как Вася… А с Васей хорошо… легко с ним. Словно школу закончили только вчера. И сейчас общаться даже легче, чем тогда.
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    4 февраля 2017 - 15:17 / #33
  4. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Остаток воскресенья прошёл спокойно. Кира хорошо отдохнула, не без оснований предполагая, что силы — и душевные, и физические — ей ещё очень даже пригодятся. Вечером в понедельник мама вернулась с работы расстроенной, принесла отдельный пакет с фруктами и ещё чем-то вкусненьким, который разбирать не стала, а оставила в прихожей.

    — Что-то случилось? — тут же встревожилась Кира.

    — Да, понимаешь, Алла Петровна в больницу попала. Как раз в ваш Медцентр её положили, в неврологию, кажется, хотя я пока точно не знаю.

    — Это какая Алла Петровна?

    — Работает у нас в бухгалтерии. Хорошая такая женщина. Недавно сорок лет ей отмечали. Думали, она и праздновать не будет… Ой, я лучше сначала начну!

    Анна помыла руки, прошла на кухню и устало опустилась на табуретку, пока Кира хлопотала с ужином.

    — У Аллы год назад или чуть больше муж погиб. На машине разбился. Они очень друг друга любили, жили душа в душу. Так жалко…

    Кира согласно вздохнула.

    — Ну вот. Сначала она на себя похожа не была, чуть ли не почернела от горя. Мы все за неё переживали… Я тебе рассказывала ещё тогда.

    — Да, мам, теперь вспоминаю. Я только имени её не помнила.

    — Такая трагедия… И рады бы помочь, а чем тут поможешь?! Детей у них не было, уж не знаю, почему — может, бесплодие.

    — Теперь это часто бывает, — кивнула Кира. — Так у неё депрессия тяжёлая, наверное, да?

    — В том-то и дело, что нет! Это только первое время она ужасно горевала, мы даже боялись, как бы не сделала с собой чего… А потом вдруг — как отрезало! Стала приходить на работу с улыбкой, прямо светится вся! Ну… мы, конечно, удивились… То есть — это хорошо, конечно, но не так же вот — резко! Только вчера убивалась, смотреть на неё было страшно, а сегодня вдруг — как невеста перед свадьбой сияет!

    — Может, вам показалось, что так резко? — спросила удивлённая Кира.

    — Да нет, не показалось… Мы сначала молчали, а потом Наталья Степановна наша не выдержала и спросила: чего это ты, Аллочка, прямо расцвела? Неужто новую любовь встретила? Ну ты же знаешь нашу Наташу! Она человек прямой, иной раз даже слишком! Что на уме, то и на языке. Мы на неё зашикали — разве так можно?! Но Аллочка даже не вздрогнула! Сказала — зачем мне новая любовь? Мой любимый всегда со мной. И всё. Больше ничего не сказала. Тут даже у Натальи язык без костей не нашёл чего ему ещё смолоть. Ну и помалкивали мы, про себя только удивлялись.

    — А потом Егорьевна — уборщица-то наша — и сказала, что, наверное, Аллочка в вере утешение нашла, поняла, что муж не умер. Ну, то есть — умер телом, а душа вечна! На том мы и успокоились. Алла ходила всё время такая светлая, радостная. Отстранённая, правда, немного стала — будто сквозь людей смотрит и видит, наверное, своего любимого мужа… Ну что ж тут сделаешь — хорошо, что так, мы решили, да и оставили человека в покое.

    — Она и раньше не была особенно общительной, а тут и вовсе замкнулась. Но работу выполняла на совесть, как всегда, у начальства к ней никаких претензий, а с коллегами — иногда могла не ответить, когда с ней здороваются, но мы видели, что она просто… ничего вокруг не замечает — идёт, а мысли у неё о своём и улыбается так тихо, ласково.
    — Даже поговаривать стали некоторые, что она умом тронулась, — Анна тяжело вздохнула. — Я их никогда не слушала и запрещала такое говорить, но… теперь вот думаю, может, зря мы тогда ничего не сделали… Хотя что мы могли сделать? Не знаю…

    — Так что же с ней теперь случилось? — поторопила мать Кира, раскладывая по тарелкам овощное рагу.

    — А теперь, то есть — не теперь, а уж месяца три как мы замечать стали — тает она, словно свечка! Худеет, бледнеет… Но всё такая же радостная. Спрашивали — не болит ли что, нет ли какого недомогания. Отвечала, что всё прекрасно!
    — Ну и наконец в обмороки падать стала. Один раз такое случилось, другой. Она отказалась в больницу ехать. Взяла пару дней отгула. Всё пройдёт, сказала. Это, мол, весенний авитаминоз, последствия депрессии, а теперь уже всё нормально. Но потом вышла на работу — и видно, что ей ничуть не лучше.
    — И выглядеть стала плохо. Словно вдруг постарела лет на десять, а то и больше. Улыбается-то по-прежнему, но… Вот такие дела. А Егоровна-то наша на днях разговорила её, — Анна понизила голос. Она никому больше — вот только мне по секрету, потому что знает, что я не сплетница. А я — только тебе. Не знаю, может быть, врачам нужно об этом сказать… Ох, не знаю…

    — Да что там такое, мам? — не выдержала Кира.

    — Понимаешь, Алла сказала, что муж к ней каждую ночь ходит! Любовь, мол, у них. Каждую ночь он приходит к ней — не бесплотный дух, а… Ну ты понимаешь, да?

    Кира сглотнула.
    — Ну да, ты мне, помнится, лет в четырнадцать рассказала, что бывает между мужчиной и женщиной. Но ведь он…

    — Так в том-то и дело! — вскинулась Анна и даже ложкой по тарелке стукнула.

    — Выходит, она всё-таки… сошла с ума? — прошептала Кира.

    — Не знаю, что и думать, — мрачно отозвалась мать. — Егоровна думает, что и правда ходит…

    — Ну вот ещё! — Кира фыркнула. — А ты и поверила?

    — Ну… — Анна опустила глаза. — Если она сошла с ума, то почему так высохла вся? Из неё словно жизнь по капле уходит, понимаешь? И она уже совсем дошла — падает на ровном месте, истощение у неё, а питается, вроде, нормально! С чего женщина здоровая в сорок лет истощение заработала, если работает бухгалтером, нормально питается, никто на ней не пашет, после работы каждый день идёт домой, нигде и не бывает больше!

    — Ну, не знаю… — протянула Кира.

    — Ну вот и я не знаю, — Анна вздохнула и наконец принялась за рагу. — Ой, чуть не забыла! Сумку-то я принесла — это мы на работе скинулись, вот я купила всякого, чтобы Алле отнести. Меня начальник не отпустил. У тебя дочь, мол, в Медцентре работает, вот она пусть и отнесёт гостинцы. Её сегодня только положили. Так что ты уж…

    — Конечно, мам, — кивнула Кира. — Отнесу, навещу, узнаю, как она там.
    Akvarella, mihelman, Эйрэна и ещё 2 нравится это сообщение.
    9 февраля 2017 - 13:32 / #34
  5. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    На следующий день, как только появилась возможность отойти ненадолго с рабочего места, Кира отправилась к Алле Петровне. Сначала разыскала её лечащего врача, но узнать не удалось почти ничего. Аллу продолжали обследовать, искали причины для истощения, которое было заметно невооружённым глазом.
    Анемия — это ещё понятно, хотя и странно, учитывая, как женщина описывала свой рацион. Но всякое бывает, конечно. Возможно, проблемы не в том, что она ест, а в том, как это всё усваивается или — не усваивается, — снизошёл доктор до объяснений. Но пока он и сам ни в чём не был уверен.

    — Не исключён и астено-невротический синдром, — сказал он на прощание. Тогда у нас оставим, а вообще — посмотрим на результаты обследования. Может быть, переведём в эндокринологию… Да мало ли может быть причин, Кира. Даже та же онкология.

    — Даже так? — встревожилась Кира.

    — Обследуем — посмотрим, — бросил врач, прежде чем убежать по делам.

    Тогда Кира отправилась в палату. Хорошая палата, двухместная, с душевой и телевизором. Соседка Аллы Петровны увлечённо что-то вязала, посматривая одним глазом в телевизор. А сама Алла лежала, отвернувшись к стене. Но Киру встретила приветливо, поблагодарила за гостинцы, просила передать приветы и благодарности коллегам.

    Выглядела женщина лет на пятьдесят с лишним, а вовсе не на сорок. Очень худая, цвет лица сероватый, волосы с проседью, а главное — потухшие глаза, когда-то бывшие серыми, а сейчас казавшиеся бесцветными, тусклыми. Разговор не клеился, Кира невольно покосилась на соседку по палате. Та, видимо, что-то почувствовала, а может, просто так совпало, но подхватилась вдруг, отложила вязание и куда-то ушла.

    — Алла Петровна, — неуверенно начала Кира, — мама волнуется за вас. И не только она, конечно…

    — Да, я знаю, мама твоя хороший человек, — отстранённо улыбнулась Алла. — Зря волнуется. Со мной всё хорошо. Только бы выйти отсюда поскорее… — в глазах Аллы появилась тоска пополам со страхом.

    — Вам здесь так плохо? Палата хорошая, я смотрю. И вообще — у нас хороший Медцентр. Врачи замечательные. И даже кормят нормально, — Кира улыбнулась.

    — Да что мне до этого… — Алла махнула рукой и отвернулась, как бы говоря, что Кире этого не понять. — Мне домой надо! Кира, может, ты можешь что-нибудь сделать? Ты же здесь работаешь… — Алла понизила голос, просительно заглянула Кире в глаза. — Пожалуйста! Мне очень домой надо…

    — Но куда вам так торопиться… Вам обследоваться надо! Или у вас дома кто-то? Собака, кошка? Вы скажите! Мы заберём пока, присмотрим.

    — Какая там ещё кошка, — Алла закусила губу. — Была у меня кошка, да сбежала.

    — Сбежала? — удивилась Кира. — Давно?

    — Да какая теперь разница… Почти год уже прошёл. Вскоре после того как… Как Коленьку похоронили… После сорока дней она и сбежала.

    Кире показалась очень странной такая формулировка. Обычно в таких случаях говорят "пропала", "потерялась", но не сбежала.

    — Так, может, потерялась она? Домашняя была? На улицу раньше не ходила?

    — Да ходила! — отмахнулась Алла.
    Судьба кошки явно не слишком её занимала.
    — После… сороковин… ночью она бесилась, как ненормальная, я даже испугалась — не бешенство ли у неё! А когда дверь открыла — она пулей выскочила. И не возвращалась больше. Потому и говорю, что сбежала.

    — Понятно, — Кира кивнула. — Так зачем вам тогда домой так срочно? Вам больничный дадут, обследуют, всё бесплатно, в хороших условиях.
    "Не всем так везёт", — могла бы прибавить Кира, но промолчала.

    — Не понять тебе, девочка, — Алла вздохнула. — Муж меня ждёт, — и женщина пытливо заглянула Кире в лицо, но та уже была готова к такому повороту, поэтому осталась невозмутима.

    — Так он… и подождать может… Это живые всё торопятся, а… для душ время по-другому течёт. Вы поживите ещё, а он — дождётся.

    — Я ж говорю, не понимаешь ты… — Алла отвернулась. — Значит, не поможешь выписаться поскорее? — прибавила она, видя, что Кира собирается уходить.

    — Но я тут ничего не могу сделать, — пожала плечами Кира, проглотив продолжение: "А если бы и могла — не стала бы".

    — Ну ладно, привет Ане передавай, — и хмурая Алла снова легла и отвернулась к стене.

    — Хорошо, — сказала Кира, обращаясь к её затылку — неаккуратному хвосту пего-седых волос. Хвост совершенно не сочетался с сединой и всё вместе оставляло тягостное ощущение слишком рано нагрянувшей старости, отчаяния, одиночества…

    Остаток рабочего дня Кире было не по себе, она то и дело вспоминала про Аллу, — её тусклый, погасший взгляд, оживившийся только когда речь зашла о муже, так и стоял перед глазами.

    Когда рабочий день закончился, Кира привычно поспешила на автобус, даже не заметив знакомую машину. Василию пришлось догонять её.

    — Кирочка, привет! — парень махнул рукой, радостно улыбаясь. — Куда так спешишь? По сторонам не смотришь, восхищённых взглядов не замечаешь, — его улыбка приобрела оттенок лукавства.
    — Конечно, таким красивым девушкам и дела нет до окружающих, ослеплённых их неземным сиянием. Но всё же надо и по сторонам поглядывать — вдруг кто-нибудь засмотрится и забудет на тормоз нажать!

    — Да ну тебя, Вась, — Кира рассмеялась. — Скажешь тоже! Неземное сияние… Надо же. Я смотрю, ты всё такой же приколист, каким в школе был.

    — А зачем расставаться с лучшими качествами? — Вася приподнял бровь, а Кира невольно засмотрелась на ямочки на его щеках. — Приколисты приносят людям смех и радость! Разве это плохо? Но в данном конкретном случае я и не думал прикалываться — ты и правда похожа на фею. Выпорхнула из дверей… перелетела к остановке… — чисто бабочка! Я едва успел из машины выскочить, а ты уже вон где! Пойдём, Кир, подвезу домой. А можно и не домой… — Вася снова лукаво улыбнулся, Кира насторожилась.

    — Ну в кафе там… или ещё куда, — быстро прибавил Мельников.

    — Спасибо, Вась, но лучше бы и правда домой.

    — Устаёшь? Работа нервная? — сочувственно спросил Вася, распахивая перед девушкой дверцу машины.

    — Да не что бы… — Кира замялась. — Меня тут не так давно шаровой молнией ударило…

    — О! — глаза у Васи округлились. — И как же ты… — забеспокоился он. — Сильно ударило?

    — Не очень. Легко отделалась, можно сказать. Только день в стационаре полежала да и всё. Но, может, с этим связано, что уставать сильнее стала. Ничего. Наладится всё постепенно.

    — Обязательно! — с готовностью кивнул Василий, выезжая на проспект. — Ну раз такое дело, значит, домой.

    По дороге он уговорил Киру завернуть в супермаркет. ("Зачем тебе и Анне Тимофеевне сумки таскать, если всё на машине привезти можно?") А там набрал всяких вкусностей, а в придачу — торт, фрукты и шампанское, и на кассе оплатил всё сам.

    — Давно я не видел Анну Тимофеевну, — говорил Мельников, уже поднимаясь по лестнице к квартире.
    Как-то само собой получилось так, что не пригласить его было уже невозможно. Да и не хотелось с ним так быстро расставаться, если уж на чистоту.
    — Конечно, это невежливо — заваливаться без предупреждения, но Анна Тимофеевна добрая — надеюсь, простит! Надо же было помочь донести… А теперь я и уйти могу… — продолжал Вася, уже входя в квартиру, так что последние его фразы услышала и сама Анна — она уже вернулась с работы.

    — Здравствуй, Васенька! Надо же, какой ты стал… — Анна посмотрела на гостя с удовольствием и почти с восхищением.

    Василий и в школе не был мелким, а теперь и вообще здорово вырос и возмужал, широкий в плечах, крепкий, сразу видно, что сильный, — почти что идеал настоящего мужчины, который каждой матери хочется видеть рядом со своей дочерью. Вот и Анна искренне обрадовалась визиту Василия и тому, что он так явно симпатизирует Кире.

    — Тут не только донести, тут и съесть — помощник нужен! — улыбнулась Анна, разбирая сумки.

    — А это всегда пожалуйста! — раздавался с кухни голос Васи, пока Кира вышла в комнату, чтобы ответить на телефонный звонок.

    Звонила Светлана. Кире пока что было нечего ей сказать, но Светлана разобиделась непонятно на что, разговаривала так, будто Кира была ей должна, а долг отдавать не хотела.
    Когда Кира в ответ тоже сменила тон на прохладный, Светлана едва не расплакалась в трубку, приговаривая, что это, конечно, только её проблемы, что никто не должен помогать ей вернуть дочь и вообще — никому она со своей бедой не нужна.

    Так что на кухню — к маме и Василию — Кира вернулась уже с испорченным настроением. Вася внимательно посматривал на неё — заметил её состояние — и постарался поскорее уйти, хотя до этого явно собирался задержаться. И Кира в очередной раз приятно удивилась такому вниманию и такту.

    — Хороший какой парень вырос из Васи, — сразу же начала Анна, как только за Мельниковым закрылась дверь. — Сразу видно, что серьёзный, надёжный, заботливый! И характер у него лёгкий.

    — Ага, — машинально кивнула Кира, думая о своём.

    — Да что с тобой, Кирочка? — Анна нахмурилась. — Случилось что-нибудь?

    — Нет, ничего… ничего особенного. У Аллы была. Права, похоже, ваша Егоровна. Странно там всё и даже страшно. Она и мне сказала, что муж к ней ходит, рвалась домой, просила помочь, чтобы скорее выписали!

    — Да-а… — Анна села на табуретку, понурилась. — Далеко всё зашло у неё… Может, там и психиатр нужен уже… Ты врачу ничего не говорила?

    — Нет. Как я могу… Не знаю, что делать… Может, она и сама ещё врачам скажет. Будет проситься домой и скажет… Хотя обратят ли они внимание… А ещё она сказала, что кошка у неё убежала. Давно уже — когда сорок дней после смерти мужа было.

    — А я помню её кошку! — Анна всплеснула руками. — Красавица такая — чёрная вся и белое пятнышко маленькое на груди. Была настоящая Багира — бархатная, изящная. Её так и звали, кстати. Не знала, что она пропала…

    — Не пропала, а именно убежала! Не нравится мне это, — Кира встала и начала собирать грязную посуду. — Может, поискать её?

    — Да разве найдёшь теперь… — Анна вздохнула. — Но попробовать можно. Она на Кленовой улице живёт — Алла. Улочка небольшая, а кошки всё больше на заднем дворе "Пирожка" собираются. Знаешь эту закусочную?
    Кира кивнула.
    — Если жива ещё Багира, там должна быть.

    Кира уже успела лечь в постель, когда снова зазвонил телефон. Леночка, которая тоже работала в Медцентре администратором, просила подменить её на завтрашнем ночном дежурстве.

    — Я сама обо всём договорюсь, а Кирочка? — тараторила в трубку Леночка. — Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Ну очень надо…

    — Ладно, — легко согласилась Кира. — Значит, ты завтра днём отдежуришь, а мне в ночь выходить, так?

    — Так! — возликовала Лена. — Спасибо! Ты чудо!

    Кира откинулась на подушку и подумала, что, наверное, это к лучшему. Завтра можно сходить на Кленовую к "Пирожку". Вдруг Багира и правда там. Кошка, наверное, убежала не просто так… Может быть, от того самого "мужа", который ходит к Алле… Или просто у Аллы начало развиваться психическое заболевание, и бегство кошки связано именно с ним…

    С этими мыслями Кира незаметно заснула и снова оказалась в туманном междумирье, которое в её снах принимало облик коридора с многочисленными дверями, выходящими в него. Заметив рядом знакомую дверь из-за которой лилось зеленовато-золотистое свечение, Кира поскорее юркнула туда. Её уже ждала девочка в амулетах.
    mihelman, Эйрэна, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    15 февраля 2017 - 20:58 / #35
  6. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    — Предупредить тебя хочу, — начала девочка. — Опасность рядом с тобой. Будь осторожна. Не верь новым знакомым.

    — Новым знакомым? — удивлённо переспросила Кира.

    — Тем, кто недавно вошёл в твою жизнь, — уточнила девочка. — Тень умеет не только пугать и нападать. Она умеет быть коварной.

    — А если эти новые знакомые помогают?

    — Всё равно не верь. Чем больше помогают, тем меньше веры им.

    — Прогнать мне, что ли, их? — жалобно спросила Кира, думая о Михаиле и Василии. Михаила, правда, и прогонять не требуется — он сам её гонит. Но именно он помог куда больше, чем Василий.

    — А если от Тени помогают?

    — Я не знаю, кого Тень послала к тебе. Но кого-то послала. Я не всё вижу. Но я знаю, что Тень сделает всё, чтобы, когда ты соберёшь Кольцо Душ, рядом оказался человек, который постарается забрать его у тебя. Или…

    — Или? — не выдержала Кира.

    — Или убедить тебя служить Тени. Этот человек может и сам не знать, что делает. Пока не знать. А может и знать. Мне не дано видеть всё. Я вижу лишь тёмное пятно рядом с тобой. Оно появилось недавно. Человек, о котором ты думаешь.

    — Но он спас от Тени меня и брата! — не хотела верить Кира, вспомнив, что, если честно, больше всего в последнее время она думала о Михаиле.

    — Тень могла это устроить. Может, это он, может, нет. Просто будь готова.

    — Да разве к такому можно подготовиться… — тяжело вздохнула Кира.
    Её бросило в дрожь при мысли, что Михаил и правда очень уж удачно оказывался рядом, когда ей грозила опасность. Или на самом деле и не грозила? Тень просто пугала её и подсылала Михаила, чтобы он "героически" спас девушку, заслужив её доверие?
    Но почему тогда был так груб и каждый раз отталкивал? А чтобы ещё больше заинтересовать и лишних подозрений не вызвать! — сама себе ответила Кира. Или всё-таки Василий? Что-то очень уж резко он воспылал к Кире нежными чувствами и бросился ухаживать…

    — Но и помощь тебе будет. Защитник тоже рядом! Его призвал Небесный камень, чтобы защищать тебя. Но он тоже может не знать об этом,— окончательно запутала её девочка.

    — Так кто же из них защитник? — Кира чуть не заплакала. Это было слишком. — Кому теперь можно верить?!

    — Животным верь. Они не лгут. Сердцу своему верь. Но его ещё надо суметь услышать. Разум лжёт. Сердце говорит правду.

    Кира ощутила, что связь скоро оборвётся.

    — Постой! — окликнула она девочку. — Я, кажется, нашла твою мать! Одну из двух, как ты и говорила. Её зовут Светлана, она…

    — Я знаю, — девочка внезапно оказалась ближе, чем раньше, — это странное пространство подчинялось не физическим, а каким-то совершенно иным законам. — Знаю… — прошептал ребёнок, который в эти мгновения действительно выглядел ребёнком, а не загадочным существом, посвящённым в недоступные большинству тайны.

    — Так что же мне ей сказать? — тихо спросила Кира. — Я пыталась говорить, что тебе хорошо там, где ты есть, но она…

    — Понимаю, — девочка кивнула. — Меня она и вовсе не слушает. Только тянет… тянет… Мучает меня! — почти выкрикнула она. — Всё время зовёт…

    — Ну так она же любит тебя… переживает!

    — Любит? Она меня уже два раза бросила.

    — Как это бросила? — опешила Кира. — Да ещё и два раза… Да когда она успела-то?

    — В прошлой жизни, — девочка очень по-взрослому усмехнулась. — Отказалась от меня. Я ей мешала. Но я не в обиде. Меня удочерила и вырастила очень хорошая женщина, мне очень много было дано, но я не оценила этого. Теперь я отдаю долги. А моя мать — не хочет.
    — В этой жизни я снова пришла к ней. Но она сделала аборт. Я снова помешала её планам. А когда я должна была родиться у неё в третий раз, она тоже больше думала о муже, чем о ребёнке. Она сделала выбор. Теперь меня нельзя вернуть. Может быть, в другой раз я расскажу тебе, почему.
    — А ей скажи, что я прошу отпустить меня! Я приходила к ней три раза. Теперь у меня своя дорога. У неё — своя. Если у неё и правда есть Любовь, пусть отдаст её тому, кому она нужнее. Если нет у неё Любви — ей нечего дать ни мне, ни другим, — последние слова были уже едва слышны, а фигура девочки почти растаяла в золотистом сиянии.

    Киру выбросило из сна, как рыбу на берег, и ещё минуты три она хватала ртом воздух и ждала, когда перестанет так колотиться сердце. Она задержала девочку, поэтому разрыв был таким резким, — поняла Кира. Скоро она снова заснула, но и во сне ей не давал покоя вопрос: кто же… Кто же из двух?!
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    15 февраля 2017 - 21:59 / #36
  7. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Ещё на подходах к "Пирожку" начали ощущаться волнующие запахи выпечки. Но Кира не поддалась искушению, а обошла кафе, протиснувшись в узенький проход, и оказалась в маленьком внутреннем дворике, где стояли плотно прикрытые крышками баки для отходов. А рядом — несколько плошек для бездомных животных.
    И сами животные тоже были тут — не все, конечно, однако Кира сразу увидела совершенно чёрную кошку, лежавшую поодаль. Несмотря на то, что жизнь здесь была достаточно благополучной, кошка выглядела худой и несчастной. Тусклая шерсть местами походила на свалявшийся войлок. Заметив человека, все местные кошачьи обитатели, которых сейчас здесь было около десятка, подняли головы и уставились на Киру. В немигающих глазах вопрос: "Ты поесть принесла или враг?"

    — Багира… — неуверенно сказала Кира.

    Чёрная кошка шевельнула ухом и напряглась.

    — Багира. Багира! Иди ко мне. Кис-кис, Багира… — Кира полезла в сумку за припасённым куском сыра.

    Кошка вскочила на лапы, глядя на Киру неверяще и тревожно. Но и остальное кошачье сообщество оживилось. Некоторые уже направлялись к Кире, — как бы не оттеснили совсем Багиру, видно, что ей, домашней и когда-то любимой, трудно конкурировать с хорошо приспособленными к полудикой жизни сородичами.

    Кира осторожно направилась к кошке, которая пока оставалась на месте, но в любой момент готова была убежать. Девушка разговаривала с ней мягким тоном, стараясь успокоить. Когда между человеком и животным осталась всего пара шагов, Багира вспомнила об осторожности, выгнулась и готова была зашипеть, но вдруг успокоилась, опустила хвост и с надеждой посмотрела на Киру.

    — На, на хорошая, поешь, вкусный сыр, ты же любишь, наверное, поешь… — ворковала Кира, наклоняясь и протягивая угощение.

    Багира потянула носом, ухватила кусочек зубами и отпрыгнула на один шаг в сторону. Остальные хвостатые явно хотели бы отнять лакомство, но присутствие Киры мешало.
    Сыр исчез в розовой пасти почти моментально, Багира облизнулась и неуверенно покосилась на Киру, понюхала протянутую руку, ещё пахнущую таким вкусным сыром, и… Девушка одним броском ухватила кошку за бока. Багира извернулась, пытаясь вырваться, но быстро успокоилась. Ощущение держащих рук было знакомым, давно забытым… приятным.

    — Всё-всё, моя хорошая, — шептала ей Кира. — Теперь всё будет хорошо. Сейчас отнесу тебя домой, искупаю, накормлю вкусненьким…

    Кошка затихла, прижалась к груди, ещё не веря счастью, тому, что все мытарства остались позади, но отчаянно желая верить. Дома Багира практически не доставила хлопот: спокойно перетерпела мытьё — хоть она его и не любила, но это было частью счастливой домашней жизни. Наелась до отвала и заснула на диване, свернувшись клубком и подрагивая во сне ушами и лапами — кошмары уличной жизни не отпускали и во сне.

    Кира быстро сбегала в соседний зоомагазин, купила домик, когтеточку и лоток для туалета вместе с наполнителем, прихватила кошачьего корма и витаминов, а также таблетки от глистов. Обошлось всё вместе совсем недёшево, хоть ей и сделали скидку за крупную покупку, но Кира была довольна. Багира — тоже. Даже таблетку проглотила покорно.

    За хлопотами пролетело время — надо было спешить на работу — в ночь. Кира нечасто дежурила по ночам, хотя это было довольно-таки выгодно. Администратор — не медсестра на посту, ей и вздремнуть на кушетке можно, а денег за ночное дежурство всё же больше. Но мама всегда говорила, что это вредит здоровью и без особой необходимости лучше график сна и бодрствования не сбивать.
    Кира была с ней согласна и за ночными дежурствами не гналась — там и других желающих хватало. А Кире они обычно выпадали на какие-нибудь праздники, когда никто не хотел выходить в ночь и тут-то вспоминали, что у Киры ночных смен совсем нет — вот ей теперь и "водить"! То есть — выходить.

    По дороге прихватила пару апельсинов — надо снова зайти к Алле, посмотреть, как она там. Устроившись на рабочем месте и дождавшись затишья, Кира без всякого желания набрала номер Светланы. Очень не хотелось с ней разговаривать, тем более, что такие новости женщину совершенно точно не обрадуют. Но деваться было некуда. Надо.
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    20 февраля 2017 - 21:05 / #37
  8. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Так как Кира примерно представляла, что её ждёт, то сразу попросила Светлану не перебивать, а для начала просто выслушать. Когда Кира закончила пересказ того, что услышала от девочки, на том конце линии связи ещё несколько секунд царило молчание — тяжёлое, враждебное.

    — Это мой муж велел тебе сказать мне всё это или врач? — наконец угрюмо спросила Светлана. — Или они оба в сговоре?

    Кира вздохнула.
    — Меня никто не просил. Кроме твоей дочери.

    — От которой я отказалась, да? — истерически выкрикнула женщина. — Я не отказывалась! А вы пытаетесь меня убедить, что я сама во всём виновата! Какую-то другую жизнь придумали… Да как тебе не совестно?! Вы… ты…

    — Скажи, а ты правда делала аборт? — внезапно спросила Кира.

    Эта информация могла быть единственным, да и то весьма шатким доказательством. И только сейчас, услышав обвинения в сговоре, Кира сообразила, что об этом может знать муж Светланы… Тогда никакого доказательства не получается. И всё же Кира хотела знать ответ, хотя бы только для себя.

    — Тебя это не касается, — буркнула Светлана, и сразу стало ясно, что девочка сказала правду, и от этого Кире стало самую малость легче.

    — Ну делала… Кто их не делал-то?! — Светлана снова пошла в наступление. — Тут и угадать ничего не стоит.

    — Угадать? А твой муж разве не знает? — растерянно спросила Кира.

    На том конце молчали.
    — Не знает, — наконец прошипела Светлана. — Ты что, шантажировать меня теперь собралась?

    Кира аж задохнулась от обиды, от горькой несправедливости подозрений и обвинений. С трудом собралась с мыслями, ответила:
    — Да как тебе не стыдно, Свет? Я помочь тебе хотела, только и всего. Мне дела нет до твоего мужа, ваших отношений и твоих секретов! Я тебе сочувствовала. От души. А ты…
    — Я про мужа спросила только, чтобы тебя убедить, если это вообще возможно, что я говорю правду! Да, аборты многие делают, но не все же. Мне бы самой и в голову не пришло, что и ты тоже… С твоих слов я так поняла, что ты всегда хотела ребёнка. А у многих из тех, кто делал, не по одному аборту. В конце концов, думай, что хочешь, Свет. Я передала, что она просила, а дальше уже твоё дело. Наверное, нам лучше на этом распрощаться. Насовсем.

    — Погоди, Кир… — из трубки явно послышались всхлипы. — Погоди… Я… не хотела тебя обидеть… Я просто… это так всё… неожиданно и… больно. Неужели я и правда такая плохая мать? Неужели какая-то дикая неграмотная негритянка лучше, чем я?! Отсталая страна, отвратительные условия…

    — Ты что-то не о том совсем, Света. И никакая она не дикая. Ты вспомни — она мужа твоего спасла, когда все грамотные и цивилизованные врачи ничего сделать не могли. И вообще — для ребёнка же главное любовь, а не то, какая страна…

    — Ну спасла… От такого же дикаря! И страна тоже важно, и условия жизни, и возможности — как это может быть неважно?! Я же всё, всё для неё готова сделать, мы же хорошо живём, образование отличное дать…

    — Свет… а ты аборт почему сделала? Прости, конечно, за вопрос, я понимаю, это личное очень и тема болезненная, но мы ведь всё равно о личном и болезненном говорим.

    — Да ничего тут такого… как у всех. Ну влюбилась в парня, молодая была, глупая, оба мы с ним были нищие студенты. Ну залетела…

    — Он тебя бросил?

    — Да не бросал он меня, — раздражённо бросила Светлана. — Замуж звал. Только какой там может быть "замуж", когда за душой ни гроша, а жить надо втроём с ребёнком в крохотной комнатушке в квартире с его родителями… Нет уж! А потом я с моим будущим мужем познакомилась… ну и…

    — Понятно, — кивнула Кира, печально усмехаясь, хоть Светлана и не могла её видеть. — Значит, те самые "условия и возможности" оказались важнее жизни ребёнка. Ты подумай об этом, Свет. Тогда сама и решишь, какая из тебя мать.

    — Да как ты смеешь?! — взорвалась Светлана и отключилась.

    Кира сходила в туалет, умылась — щёки пылали огнём, да и вообще после этого разговора она чувствовала себя так, будто в болоте барахталась и не могла выбраться — ужасно измученной и… грязной.

    Постепенно пришла в себя, попила чаю и собралась навестить Аллу. Отбой уже был, но большинство лёгких больных ещё не спали.
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    21 февраля 2017 - 20:16 / #38
  9. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Кира поднималась по лестнице, направляясь на третий этаж, где располагалось неврологическое отделение, когда услышала нечто, более всего напоминающее невыразимо горькое сдерживаемое рыдание. Такие звуки, пожалуй, мог бы издавать сдержанный мужчина, доведённый до полного отчаяния.

    Кира остановилась, оглянулась, неизвестно зачем нащупала в кармане джинсов молчащий телефон. Дежурный врач, Герман Максимович, обещал, что сразу позвонит, если Кира понадобится, и разрешил особо не торопиться. Может, это из приёмного покоя доносится? Может, привезли кого-нибудь? Но Герман Максимович не звонит, хотя ему достаточно просто нажать на кнопку быстрого набора. А главное — звук идёт не оттуда… Хотя… может, это у неё восприятие звуков нарушилось? Это бывает иногда при травмах. Кажется, что звук идёт слева, а на самом деле — справа.

    Кира помедлила и осторожно двинулась дальше. Звук то стихал, то появлялся снова, переходя в горестное бормотание, и теперь уже не оставалось сомнений, что Кира приближается к его источнику.
    "Совсем я дёрганая стала, — подумала девушка. — Видно, плачет кто-то. Тем более — здесь неврология. Это не комната смеха, здесь слёзы не редкость".

    Она шагнула в коридор и тут же убедилась, что была права: у стены стоял мужчина, и вся его фигура выражала глубокое страдание, и именно от него доносились глухие, рвущие душу мужские рыдания, перемежаемые невнятными быстрыми словами, словно он пытался кого-то в чём-то убедить, но давно уже потерял надежду, что удастся.
    Вероятно, если бы мужчина был живым, Кира испугалась бы сильнее. В самом деле, мало ли чего можно ожидать от человека, рыдающего и бормочущего, обращаясь неизвестно к кому? Может, он не в себе и, кто знает, на что способен! Но это был призрак. И стоял он как раз у входа в палату Аллы.

    Может, это её муж? Кира, не зная, на что решиться, неловко шевельнулась, зашуршал пакет с апельсинами, мужчина повернулся и посмотрел на неё. Их глаза встретились, и он понял… что Кира его видит. А Кира поняла, что теперь ей уже не уйти просто так.

    — Вы меня видите, — прошептал мужчина, мгновенно оказавшись совсем рядом и глядя на девушку с надеждой. — Видите!

    — Ну-у… в общем… да, — вздохнула Кира.

    — Вы должны сказать ей! Вы должны её убедить!

    — Кому, что и в чём? — обречённо спросила Кира.

    — Мою жену — Аллу. Меня зовут Николай, я её муж, и я умер. Умер, понимаете?! — чуть ли не с возмущением заявил мужчина.

    — Понимаю, — пробормотала Кира. — Чего ж тут непонятного…

    — А вот Алла не понимает, — горько вздохнул Николай. — Не хочет понимать. Я умер, и не могу больше… быть её мужем. В земном значении этого слова. Знаете, оказывается это очень тяжело, когда по тебе так ужасно горюют… Конечно, вряд ли кому-нибудь из умерших понравилось бы, если бы их близкие не расстроились вовсе. Хотя и это спорный вопрос. Я слышал, что где-то устраивают праздник, когда человек умирает, — потому что он ушёл в лучший мир. По-моему, прекрасная традиция. Но у нас об этом и мечтать не приходится. Ну, погоревать, конечно, можно… Но всему должен быть предел, понимаете?

    — Понимаю, — с готовностью согласилась Кира.

    — А Алла не понимает… Сначала она ужасно убивалась… Было так больно, так тяжело смотреть на это и не иметь возможности успокоить. Просто сказать — "я здесь, со мной всё хорошо, я жив, мы ещё обязательно встретимся!" Когда пытаешься говорить, но тебя не слышат… не видят… Ведут себя так, как будто тебя нет вовсе! Совсем нет! Но я же — есть! Но, как оказалось, это ещё было полбеды… Настоящая беда случилась, когда к Алле начал приходить… он.
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    26 февраля 2017 - 21:48 / #39
  10. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    — Он? — Кира ощутила неприятный холодок, скользнувший по спине, рассыпавшийся стаей мурашек и противной мелкой дрожью по всему телу.

    — Он… — прошептал Николай. — Приходит к моей Аллочке каждую ночь. Она думает, что это я… Но это не я! А меня она не видит, не слышит… Скажите ей, объясните, я вас очень прошу!

    Кира сделала шаг назад.
    — Вы и правда думаете, что она мне поверит? Серьёзно?

    Призрак поник. Он по-прежнему смотрел на Киру с мольбой, но надежда, вспыхнувшая было в его взгляде, теперь медленно угасала.
    — Он убивает Аллочку. Убивает… И душу её, и тело. Вытягивает из неё жизненные силы, а она не хочет этого замечать, потому что одурманена им. Раньше она была другой — доброй, весёлой, жизнерадостной, многим интересовалась, помогала окружающим. У неё была светлая душа. А теперь… Света в ней почти не осталось. Она меркнет с каждым днём… Аллочку больше ничего не интересует — только эти ночные… встречи. И днём она думает только об этом и ждёт ночи. Это так ужасно… Я вижу, что она скоро умрёт, у неё осталось совсем мало сил, он может выпить её до дна в любой момент. Может быть, даже прямо сейчас. И после смерти ей не будет покоя, и мы не сможем быть вместе… Её ждут мучения, адовы муки…

    — Но за что? — возмутилась Кира. — Она же не знала… За что же её мучить… наказывать…

    Призрак посмотрел на Киру с мудрой печалью взрослого, удручённого непонятливостью ребёнка.
    — Никто не будет её мучить и наказывать. Она будет мучиться сама. Демон оставит её, потому что пустая оболочка ему не нужна — в ней больше не будет ни жизни, ни чистоты, которые они так любят пожирать. И она… Представьте, что испытывает наркоман, лишённый наркотика.

    — Но, по крайней мере, вы ведь сможете быть рядом с ней? Поддержать…

    — Милая девушка, неужели вы думаете, что она позволит? Когда Аллочка всё поймёт… Когда узнает, с кем была всё это время, узнает, что я всё это наблюдал — просто потому, что её тоска и постоянные мысли обо мне не позволяли мне уйти. Как и моя любовь и переживания за Аллочку. Когда она всё это осознает… Что она почувствует, как вы думаете?

    — Стыд, — вырвалось у Киры прежде, чем она успела всерьёз задуматься.

    — Конечно, — понурился Николай. — Мучительный стыд. Души ведь не могут ничего скрыть, ничего спрятать. Все чувства и всё прошлое, что с ними было, — мы всё видим друг в друге. Я ни в чём не виню Аллочку, и по-прежнему её люблю. Люблю её такой, какой знал раньше, её — настоящую. Но сможет ли она принять мою любовь? Сможет ли сама себя простить?

    — Наверное, если и сможет, то очень нескоро, — вздохнула Кира.

    — Конечно, — согласился Николай. — Когда-нибудь это обязательно произойдёт, но до тех пор… И, скорее всего, поначалу она вовсе не захочет верить в реальность. Будет жаждать встреч и "любви" демона… Ох, это очень долгий путь и очень болезненный… И пока находишься на Земле — в теле — пройти его можно и быстрее, и легче. Поэтому я и осмелился просить вас…

    — Она мне не поверит, — горько сказала Кира.

    — Да, вы правы… — совсем сник Николай.

    Кира уже начала подумывать о том, чтобы вернуться на рабочее место — после откровений Николая ей совсем не хотелось заходить в палату. Алле ни до её участия, ни до её апельсинов нет никакого дела…
    Но тут Николай встрепенулся и вскрикнул:
    — Он пришёл! Он там! Я чувствую: он убьёт Аллочку этой ночью… Ему надоела игра… Прогоните его!

    Позже Кира и сама не могла понять, где в тот момент была её голова и почему не сработал инстинкт самосохранения. Наверное, отчаяние Николая было слишком сильным, чтобы в такой момент думать о себе и об осторожности. Кира бросилась вперёд и распахнула дверь в палату.

    Вторая пациентка, судя по всему, крепко спала, отвернувшись к стене, а Алла… Она лежала на койке обнажённая, бесстыдно раскинув ноги, одеяло было сброшено на пол, глаза женщины туманила страсть, щёки, такие бледные днём, теперь пылали. Над её телом клубилось нечто бесформенное, вроде чёрного дыма.

    Кира ощутила, как тошнота подступила к горлу и внезапно стало нечем дышать. Она хотела закричать — и не могла, хотела выскочить в коридор, позвать на помощь — но не сумела даже пошевелиться!
    Клубящийся дым принял человекоподобные очертания, обрисовалась мускулистая спина… шея, голова… И эта голова повернулась к Кире. Два пылающих алым огнём глаза впились в лицо девушки, словно раскалённые угли.

    Рука у Киры разжалась, из ослабевших пальцев выскользнул пакет с апельсинами, яркие плоды покатились по полу, и на миг Кира сбросила оцепенение, сковавшее её. Сил у неё хватило только на одно слово и одно движение.
    — Прочь… — беззвучно прошептала девушка, сама не понимая, что имеет в виду — своё желание убежать или прогнать этот ужас, — и с трудом подняла руку, пытаясь прикрыть лицо.

    Ей это удалось. И вдруг на запястье обрисовались очертания браслета, он проступил полностью, вспыхнул серебряным светом, голубой камень — Небесный Камень — засиял ослепительно.
    В этой вспышке Кира увидела, как мужское лицо, в котором до этого нечеловеческими казались только пылающие багровые глаза, превратилось в омерзительную морду чудовища.
    Раздался крик — Кира не сразу поняла, что это её собственный крик. В глазах стало темнеть, и прежде чем практически выпасть в коридор и потерять сознание, Кира ещё успела увидеть потрясённый взгляд Аллы. Но что именно увидела та — Киру ли или своего еженощного любовника в его истинном виде, осталось неизвестным.

    Крик Киры пробудил соседку Аллы по палате, та вызвала врача, врач нашёл в коридоре Киру — поднялась суета и беготня. Соседку Аллы напоили успокоительным, Аллу доставили в реанимацию, Киру привели в чувство.
    Она рассказала, что, зайдя навестить Аллу, сослуживицу своей матери, увидела, что той плохо, а потом и сама ощутила дурноту, но успела только сделать шаг обратно — в коридор — и потеряла сознание. Всё выглядело вполне объяснимо, и никаких лишних вопросов не возникло. От предложенной госпитализации и обследования Кира наотрез отказалась.

    Когда суматоха немного улеглась, а Кира уже сидела на своём рабочем месте, глотая сладкий горячий чай и пытаясь успокоиться, зазвонил телефон. Её личный мобильник.
    Кира всхлипнула. Нервы у неё были на пределе. Мысль о том, что ещё что-то случилось, пугала до ужаса. Но из трубки внезапно послышался жизнерадостный голос Василия.

    — Кирочка, ты ещё не спишь? Не разбудил, надеюсь?

    — Нет, Вась, не сплю. Я вообще не работе. Дежурю сегодня в ночь. А что случилось-то?

    — Да ничего не случилось. Просто хотел тебя услышать, спокойной ночи пожелать, все дела… А чего ты испуганная какая-то? Голос дрожит. Похоже, это у тебя что-то случилось, а Кир?

    — Нет, всё в порядке, — не особенно убедительно откликнулась Кира.

    — Как-то не верится, — засомневался Василий. — Ну что ты в самом деле — поделись! Скажи, тебе плохо, да? Хочешь, я приеду?

    — Да ты что, Вась? Уже ночь почти.

    — Ну и что? Подумаешь. На дороге свободнее. И не спорь! Я же слышу — ты не в себе. Сейчас приеду и посижу с тобой. Мне завтра можно задержаться — не с самого утра на работу.

    И он отключился, а Кира, всё ещё сотрясаясь от внутренней нервной дрожи, держала в руке мобильник, и на её лице медленно проступала неуверенная улыбка.
    Как всё-таки хорошо, когда ты кому-то небезразличен. Ей в самом деле было ужасно плохо сейчас и очень, очень, очень, просто до боли в груди было нужно, чтобы рядом оказался кто-то живой, тёплый, нормальный! Она так устала от этого кошмара, в котором её, до этого простая и понятная жизнь, тонула, как в болоте. И не за что ухватиться! Может, и правда станет легче, если Вася приедет?
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    1 марта 2017 - 19:22 / #40
  11. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Василий примчался уже через полчаса, позвонил с проходной, Кира вышла его встретить. Сторож сначала смотрел неодобрительно, но потом увидел всё ещё бледную, вздрагивающую от каждого звука Киру и отнёсся с пониманием. Спросил:
    — Тяжёлое дежурство?

    — Да… — Кира неопределённо кивнула.

    — А вроде никого тяжёлого не привозили сегодня.

    — Да это там у нас… Пошла навестить мамину сослуживицу, а ей плохо совсем. Испугалась… сама не знаю чего.

    — Жива сослуживица-то? — спросил Вася.

    — Пока жива. В реанимации. В тяжёлом состоянии.

    — Пойдём, я с тобой посижу часок-другой. Иногда лучше не оставаться одной, — Вася обнял Киру за плечи.

    В приёмной Кира напоила его чаем, спросила у озабоченного Германа Максимовича, который тоже забежал перехватить чайку, как там Алла.

    — Плохо, Кирочка, плохо. Сердце совсем работать не хочет. Давление на нуле. Ну, это я преувеличиваю, конечно. Пока её держат. Но если сама не начнёт бороться… так и уйдёт. Странное с ней что-то. Откровенно говоря, так и не поняли, в чём там причина. Но если бы не вы, Кирочка, её бы уже не было.

    — Это уж точно, — еле слышно прошептала Кира, так что её услышал только Василий.

    — Ты что, никогда раньше не видела, да? — спросил Вася сочувственно, когда Герман Максимович снова ушёл.

    — Чего не видела? — встрепенулась Кира, тут же вспомнив жуткую образину монстра, которая и так то и дело всплывала в памяти.

    — Ну… как люди умирают. Хотя она не умерла, конечно, и, надеюсь, не умрёт, но ты, наверное, подумала, что всё…

    — Видела… Случалось уже. Бывало, что тяжёлых совсем привозили и мне присутствовать доводилось… Даже не знаю, как тебе объяснить, почему я в этот раз так испугалась… Ну, от неожиданности, может.

    — Может, может… — покивал Вася. — А может, там что-то другое, только ты говорить об этом не хочешь. Может такое быть? Мне кажется, может… Что с тобой творится, Кирочка? Ты же от каждого шороха вздрагиваешь. Я помню, какая ты всегда была…

    — Какая? — заинтересовалась Кира.

    — Спокойная, уравновешенная.

    — Это я просто виду не подавала, — улыбнулась Кира. — А сама всегда была трусихой и паникёршей.

    — Ну да, конечно, — рассмеялся Вася и снова, как на проходной, обнял Киру за плечи.

    — Ты что, дрожишь до сих пор? — прошептал ей в ухо.

    — Да, есть немного… — так же шёпотом ответила она.

    Ужас того, что довелось увидеть, никак не оставлял её, внутри словно поселился холод, который не в силах был растопить горячий чай, горечь, которую не заесть сахаром, хоть слопай всю сахарницу. И нутряная дрожь ну никак не унималась! Ей было страшно. И она была рада, что Вася рядом. Он такой сильный, такой тёплый, такой живой… Поэтому она не отстранилась, когда он обнял её, а наоборот — подалась ближе.

    Василий заглянул ей в глаза — так близко-близко. Глаза у него были серые с жёлтыми крапинками. Не самый красивый цвет, но Кире было не до этого. И вообще — это неважно. Всё неважно. Лишь бы забыть, лишь бы вытеснить хоть как-нибудь, хоть чем-нибудь тот кошмар…

    Вася наклонился, их губы соприкоснулись. Кира замерла. Ободрённый её покорностью, Василий сначала легко поцеловал её, потом углубил поцелуй…
    Кира вдруг снова ощутила подступающую дурноту. Сама не сознавая, что делает, резко оттолкнула парня, упёршись ему в грудь обеими руками.
    В глазах Василия появилось недоумение, потом — вопрос, потом обида, лёгкая, но всё же заметная.

    — Я же ничего такого, Кир, ты что? Я тебе неприятен, да?

    — Нет, Вась, дело не в этом, — Кира отчаянно замотала головой. Ей стало вдруг очень страшно, что он уйдёт прямо сейчас и она останется одна.

    — А в чём? — грустно спросил Вася. — Мне казалось, что ты не возражаешь…

    — Я и не возражала, — не стала отпираться Кира. — Я даже была полностью за! Мне намного легче стало, когда ты приехал, и вообще — с тобой хорошо, надёжно…

    — В общем, кастинг на роль сторожа я прошёл, — усмехнулся Василий. — Ладно. Буду сторожить. Да не переживай ты. Я не обиделся. Грустно, конечно, но ничего не поделаешь. Самое нелепое дело — обвинять девушку в том, что ты ей неприятен как мужчина. Тут уж ничего не поделаешь…
    Взгляд его всегда весёлых глаз погас, стал очень грустным и, несмотря на его слова, всё-таки обиженным.

    — Вась, да не так всё… Это я… Это со мной…

    — Что?! — вскинулся Василий. — Тебя кто-то… обидел? Я имею в виду — как девушку.

    — Меня? — удивилась Кира. — Нет… А почему ты…

    — Да я просто подумал… Слышал, что женщины, если на них… нападали, ну после изнасилования, короче, даже если удалось отбиться… то потом они не могут выносить даже простых прикосновений…

    — Да нет, Вась, ты что, нет, — Кира улыбнулась. — Пока Бог миловал — никто на меня нападал. Я не знаю, как тебе объяснить… Со мной и правда странные вещи происходят в последнее время. И в палате у той женщины, что сейчас в реанимации, я такую сцену увидела… — выпалила она, не успев себя остановить, — что теперь не знаю, когда смогу это забыть и как… Чувствую себя… грязной… и… не знаю…

    — Там что, кто-то был? — удивился Вася.

    — Да, — прошептала Кира. — Только ты никому не говори, пожалуйста. Я не могу это объяснить… Но… это на неё напали. А я увидела…

    — Ладно, не скажу. — Василий нахмурился. — Но если на неё напали — тут, у вас, значит, ты тоже в опасности?!

    — Нет, я — нет. Это у неё там… сложно всё.

    — Ладно, Кир, я всё ещё надеюсь, что ты расскажешь мне больше, но пока не буду настаивать. Просто рядом посижу. Это ведь именно то, что тебе сейчас нужно, да? — он улыбнулся почти прежней улыбкой, такой, какой она была до того, как Кира его оттолкнула.

    — Да, Вась, это именно то, что мне сейчас нужно, — она спрятала голову у него на груди.

    Василий гладил её по волосам и плечам, думал о чём-то, напряжённо глядя перед собой и чуть прикусив губу. Уехал он через два часа, уже глубоко за полночь, и Кира, так боявшаяся оставаться одна, удивилась чувству облегчения, которое испытала, когда за парнем закрылась дверь приёмного покоя.
    "Может, это потому, что он слишком торопится? — думала Кира. — Хотя мне не в чем его упрекнуть. И не так уж он спешит. Всего-то — поцеловал. Да и момент был подходящий. Даже обидно было бы, наверное, если бы он не попытался. — Кира усмехнулась. — Да я и сама этого хотела. Или мне так только казалось?"
    Akvarella, Эйрэна, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    2 марта 2017 - 15:04 / #41
  12. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Перед тем как уходить домой, Кира ещё раз навела справки об Алле. Женщина была жива, хотя по-прежнему находилась в тяжёлом состоянии. Но появилась надежда на улучшение.
    "Она бы умерла, если бы я не решилась зайти в палату, — поняла Кира. — Точно умерла бы… Правда, не факт, что и теперь выживет. Но всё же… Если бы я не вошла… не простила бы себе".

    От этого на душе стало немного легче и светлее. Дома Киру встретила Багира, ластилась, тёрлась о ноги, и даже к еде не проявила большого интереса, а всё хотела забраться к Кире на колени, мурчала.

    — Ты чувствуешь что-то, да? — девушка гладила бархатную чёрную шубку и улыбалась.

    Темнота и ощущение липкой грязи, от которого она всю ночь не могла избавиться, отступало, таяло, словно смытое лаской Багиры.

    — Хорошая ты какая, — Кира почесала кошку за ухом, та замурчала ещё громче. — Багира… Багирочка, Ирочка… Ирочка — вот как буду тебя звать! — Кира засмеялась. — Багира — красиво, конечно, но неудобно выговаривать. — Ты моя Ирочка-Багирочка…

    Кошка щурила мудрые жёлтые глаза, и Кира не могла отделаться от ощущения, что Багира благодарит за спасение своей бывшей хозяйки.

    Сутки после дежурства Кира вообще не выходила из дома — отдыхала, отлёживалась, читала книги, свернувшись в кресле с тёплой Багирочкой-Ирочкой под боком. К сожалению, долго так продолжаться не могло. От мира не спрячешься, от работы никуда не денешься. Но после спокойного дня и ночи Кира почувствовала себя намного лучше.
    Akvarella, Эйрэна, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    2 марта 2017 - 15:06 / #42
  13. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Дня два прошли спокойно. Всё было, как обычно, как когда-то — до встречи со злополучной шаровой молнией, когда жизнь была простой и понятной. Только Вася звонил, один раз довёз с работы домой на машине. Но встретиться с ним, сходить в кафе или кино Кира пока что отказывалась, объясняя это тем, что ей нужно набраться сил. Просила подождать хоть недельку, а пока — только на работу и домой — отдыхать. Под бочок к Багирочке-Ирочке.

    На третий день пришлось идти навещать Аллу. Её наконец перевели из реанимации в обычную палату. Весь день Кира находила десятки поводов, чтобы отложить посещение, дотянула до вечера, отступать было уже некуда.

    Алла выглядела совсем не такой, какой Кира её помнила, хотя всё ещё была и очень худой, и очень бледной, но изменилось выражение глаз и лица. Раньше Алла словно смотрела сквозь собеседника и не могла дождаться, когда же её оставят в покое. А теперь… только увидев Киру, покраснела, как девчонка, опустила глаза, робко попросила соседку по палате выйти. Та недовольно фыркнула, но ушла.

    Оставшись вдвоём Кира и Алла какое-то время неловко молчали. Ни одна, ни другая не знала, как начать разговор.
    — Я хотела… спасибо тебе сказать, — наконец с трудом выговорила Алла. — Врач говорит — с того света меня вытащили. Ещё бы чуть-чуть… — она замерла на секунду и продолжила быстро, будто бросаясь с обрыва:
    — Ты ведь видела, да? Видела его?

    Кира только кивнула. При одной мысли о том, что и кого она видела, горло перехватило. Но, вопреки опасениям, ей не было тяжело снова видеть Аллу.

    — Я когда в реанимации была… без сознания… — осторожно продолжила Алла, — видела Николая. Мужа моего. Нет, не того, что ко мне последний год ходил! — быстро прибавила она, заметив страх, метнувшийся в глазах девушки. — Настоящего Николая… Знаешь… — женщина уткнулась лицом в ладони и всхлипнула. — Мне так стыдно теперь… Какой ужас… Ужасно стыдно… Ты ведь видела… его?

    — Я не знаю, что я видела, — потрясла головой Кира. — И, честно говоря, даже знать не хочу. Я ничего рассмотреть не успела. Мне сразу плохо стало… А вы что-то увидели… необычное, да?

    — Да… — протянула Алла. — Я сначала увидела пятно света — оно шло от твоей руки. Ты стояла у входа в палату, и у тебя рука светилась… Голубым и серебряным. А потом… в этом свете я увидела… — Алла скорчилась на койке и затряслась от сухих рыданий.

    — Не надо, Алла Петровна, не надо, — Кира тронула её за плечо. — Вам нельзя так волноваться. Всё уже позади. Всё закончилось!

    — Не закончилось, нет… — простонала Алла. — Я видела монстра, который ходил ко мне всё это время. Видела… и… почувствовала… В том свете, что шёл от тебя, он стал… он был таким жутким! И потом, когда я говорила с Николаем, я всё поняла. Это был не он, не он ходил ко мне по ночам, а чудовище. Демон! Но меня всё равно тянет… если б ты знала, как тяжело… как тяжело… И стыдно ужасно! Перед Николаем так стыдно… И перед тобой…

    — Не надо, Алла Петровна! — не зная, что ещё сказать, твердила Кира. Ей было искренне жаль запутавшуюся женщину, попавшую на крючок, который, наверное, может подцепить почти любого человека…

    — Николай вас по-прежнему любит и ни в чём не винит! Он не хочет, чтобы вы страдали!

    — Да, он так и сказал… — прошептала Алла, вытирая глаза и тихо всхлипывая. — Не страдать-то не получится… Но что-то делать надо… Думаю вот, может, взять отпуск и в монастырь поехать — пожить там какое-то время? Как считаешь?

    — Не знаю… — растерялась Кира. — Может быть. Наверное, вы правы, что нужно что-то… поменять. А у нас тут, мама говорила, добровольцев ищут, чтобы в дом престарелых ездить, со стариками и поговорить, и погулять надо, и подарки там какие, может, привезти им…

    — А ведь правда! — Алла схватила Киру за руку. — Так мне Николай и сказал — постарайся думать о других, не о себе. Тебе и легче станет.

    — А я вашу кошку нашла, — улыбнулась Кира.

    — Нашла Багиру?! — обрадовалась Алла. — Знаешь, сейчас сама понять не могу, как я всё это время жила, не думала ни о ком и ни о чём… Ведь я её так любила… И она меня. Она, должно быть, защитить меня хотела… Шипела, дугой выгибалась, когда ко мне Николай впервые пришёл… То есть… не Николай! А я подумала, что Николай. А Багира его прогнать хочет… Вот и не пожалела её, даже не стала искать, когда она убежала. Хорошо, что она жива. Спасибо тебе, Кира. Я заберу её, как выйду отсюда. Подержишь ещё немного у себя, ладно?

    — Заберёте… — Кира поникла.
    Всего три дня, а она уже успела привыкнуть и привязаться к своей Багирочке-Ирочке, её умиротворяющему мурчанию и успокаивающему присутствию.

    — Не хочешь отдавать? Ну и хорошо, оставляй у себя! У тебя ей хорошо будет. А я… признаться… мне и ей в глаза смотреть стыдно… Лучше я котёнка какого бездомного подберу. И мне веселее, и ему — дом. А может, и не только веселее. Кошки, видишь, нечисть чуют.

    Алла снова принялась благодарить Киру, и та постаралась поскорее уйти, отговорившись делами. Обеих смущал этот разговор, смущало общество друг друга. Оставалось надеяться, что Алла сумеет выбраться из омута, в который её затянуло. Кира же больше ничего не могла для неё сделать.
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    2 марта 2017 - 20:09 / #43
  14. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 1911

    Сидя на застеленной кровати, Рома играл на гитаре. Её звуки сплетали в сознании воспоминание о прогулке к пруду. Он, Кира и Нина шли кормить уток, причём лицо кузины не обрело чёткости, Роминым вниманием завладела блондинка с карими глазами. Возможно, предварительные Кирины рассказы о ней поспособствовали возникновению симпатии к Нине.

    Рома отложил гитару и набрал по мобильному телефону новую знакомую.

    — Я слушаю, — услышав Нинин голос, парень улыбнулся.

    — Это Рома, двоюродный брат Киры, — напомнил он. — Мне понравилась наша общая прогулка. Почему бы не погулять ещё раз? Если ты не занята, конечно.

    — В общем-то нет, — жизнерадостно отозвалась Нина. — Где встретимся?

    Встреча состоялась в берёзовом парке. Тут щебетали птицы, разговаривали прохожие, тянуло свежестью от воды. И сладко пахли духи Нины. Разговор пошёл недавно просмотренных фильмах, а потом кто-то окликнул:

    — Молодой человек!

    Рома не сразу понял, что обращаются к нему. За ними по дороге шла женщина, лет около тридцати, шатенка с карими глазами. В руке она держала лист бумаги.

    — Вы мне? — удивился Рома.

    — Да-да, вам, — она улыбнулась, — я художница, гуляю по паркам в поисках вдохновения.

    — Ну и как успехи? — парень улыбнулся в ответ.

    — Ваше лицо приглянулось. Решила изобразить, — художница протянула ему лист бумаги.

    Рома взял его. Карандашный портрет достаточно точно копировал лицо парня. Но, когда взгляд скользнул на подпись художницы, пробежали мурашки по спине. Подпись на глазах становилась объёмной!

    — Не похож, — буркнул побелевший Рома, возвращая свой портрет художнице.

    — А по-моему, очень даже, — высказала мнение Нина.

    — В общем, мнения разошлись, — женщина улыбнулась. — Тогда берите бесплатно.

    — Нет, нам не нужно, — настоял Рома, припоминая свои недавние приключения.

    — Почему? — изумилась Нина.

    — Пошли, — он взял девушку за руку и повлёк за собой. — Нина, ты ничего странного не заметила на портрете?

    — Нет, а что?

    — Ладно, ничего.

    Немного погодя Рома осознал, что лицо той женщины смутно знакомо. Сама художница, держа в руке отвергнутый портрет, удовлетворённо улыбалась, наблюдая из-за берёзы за удаляющейся парочкой.
    Эйрэна, Риша, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    3 марта 2017 - 13:11 / #44
  15. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 1911

    Выйдя из парка, Рома повёл Нину в кафе, "на тортик". Отыскали свободный столик, подозвали официанта, сделали заказ. Пока ждали, Рома вспомнил анекдот, оценённый смехом девушки. А потом съели по кусочку торта с орехами и сухофруктами, запив лакомство чашкой кофе. Оплатив угощение, Рома проводил Нину домой.

    — Теперь мне в спортзал надо, — засмеялась его спутница.
    — Да ладно, из-за одного кусочка торта твоей фигуре ничего не сделается.
    — А вот и мой дом, — Нина остановилась у подъезда. — Спасибо за приятный вечер, Рома.
    — Взаимно, — кивнул парень и с улыбкой на губах двинулся к себе домой.

    ***

    Открыв входную дверь, он услышал голос Марины из комнаты:
    — Не звони мне больше!

    Сел на пуфик, переобуться в тапки.
    — Мам, я пришёл! — крикнул Рома.

    Худая женщина в халате вышла из спальни:
    — Привет, сынок.

    — Что-то случилось?

    — Да так, старые знакомые объявились, — Марина хмыкнула.

    — Это какие? — Рома поднял бровь.

    — Помнишь Викторию? Которая в Южную Африку умотала и на связь не выходила?

    — Нет, не помню, — Рома встал.

    — Ну и хорошо. А то понимаешь, приехала только тогда, когда я после тяжёлой болезни оправилась... да ну её, — отмахнулась Марина и вернулась в спальню.

    А Роме вспомнилась встреченная в парке художница. "Виктория... — задумался парень. — Скорее всего, та женщина и была эта Виктория! Помнится, видел я её как-то раньше... М-да, мир тесен".
    Эйрэна, Риша, mihelman и ещё 1 нравится это сообщение.
    3 марта 2017 - 17:22 / #45
  16. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 1911

    — Не звони мне больше! — сказали в телефонной трубке.

    Женщина из сада опустила руку с мобильником и улыбнулась:
    — Надо же, какая ты, Марин, неблагодарная.

    Развернулась и устремилась к своему подъезду. Поднялась на третий этаж, открыла ключом входную дверь. Сняв туфли, босиком прошла в спальню. Подойдя к трюмо, открыла ящик, вытащила блокнот и ручку. Написала начальные буквы двух имён: "В" и "М". Расписавшись на них, положила блокнот на стол и надавила ладонью. Произнесла слова на одном из языков Южной Африки.

    Отняла руку. Буквы "В" и "М" оставались на листе, а подпись слегка приподнялась над поверхностью, сделалась объёмной. Виктория подхватила её двумя пальцами и выпустила. Подпись осталась висеть в воздухе. Зашла на кухню, поставила закипать чайник. Села за стол и сплела пальцы.

    Мобильный телефон зазвонил, когда кухня наполнилась ароматом трав. Поставив наполненную чаем чашку на стол, Виктория взяла мобильник. На маленьком экране высветилось "Марина". Улыбка тронула губы Виктории:

    — Ты? Думала, уже не услышу тебя.

    — Пожалуй, я погорячилась, извини, — послышался голос Марины. — Понимаешь, я болела, мне нужна была поддержка, а…

    — Да ты тоже извини, — вздохнула Виктория. — Но я, пока была в Южной Африке, помогла тебе выздороветь. Так что не осуждай меня.

    — Как помогла? Мы же не виделись и не разговаривали!

    — Потом как-нибудь расскажу. Как твой сын, Марин?

    — Рома в университете учится. Но у него сейчас каникулы.

    — Понятно. А ему до сих пор снятся вещие сны?

    — Не знаю, — произнесла Марина, подумав. — Вроде бы пока не было.
    — Ладно, до скорого.
    Риша, Эйрэна, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    3 марта 2017 - 20:18 / #46
  17. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Вечером, возвращаясь домой, Кира заметила группу цыганских женщин, с ребятишками.
    Цыган Кира не то чтобы не любила, но опасалась. Мама рассказывала, как в юности её обманула и обобрала цыганка, "работавшая" в паре с девушкой славянской наружности. Девушка расписала юной Анечке, как здорово ей цыганка нагадала, всю правду рассказала, Анна и соблазнилась.
    Нечего и говорить, что лишилась она не той мелкой суммы, которую назвала цыганка для "позолотить ручку", а всего, что у неё при себе было. А при себе у неё были деньги, на которые надо было жить ещё десять дней до стипендии! Осталась она на воде и хлебе — буквально. Иногда вместо воды был кефир.

    Анна запомнила этот урок на всю жизнь и много раз предостерегала Киру. А ещё в деревне, где жила бабушка, был случай, когда цыганка зашла к одной женщине — попросила воды и перепеленать ребёнка, а в результате женщина вынесла ей из дома всё, что было у неё ценного! Никаких сокровищ там не имелось, но для кого-то и отрез ткани на платье — ценное имущество!
    Потом женщина не могла понять, что на неё нашло. Всё отдала цыганке сама — своими руками, никто не заставлял, не угрожал. "Цыганский гипноз", — весомо говорила бабушка, предостерегая Киру, чтобы никогда не разговаривала с цыганами, не смотрела им в глаза, не отвечала на вопросы — а просто уходила, если подойдут и заговорят.

    И однажды цыганка действительно подошла к Кире, которой тогда было лет шестнадцать, начала навязчиво предлагать "сказать всю правду". Кира, как учили, ничего не отвечая, шла дальше. Но цыганка не отставала, становилась всё напористее, осаждала Киру и на автобусной остановке, где девушка уже не могла никуда убежать.
    К счастью, автобус подошёл быстро, Кира метнулась к нему, цыганка за ней — и тут уже начала угрожать, сулить какие-то неисчислимые беды и проклятия! Кира испугалась всерьёз, слышать такое было жутко.
    Бабушка иногда брала Киру с собой в церковь, и вот в этот момент, Кира скорее подсознательно, чем осознанно, нашла способ защиты: перекрестилась и сказала тихо: "Господи, помилуй". Цыганка отшатнулась от Киры и моментально исчезла, словно её и не было! Но тот страх Кира запомнила надолго. И теперь всегда сторонилась цыган, хотя и понимала, конечно же, что не все они такие.

    Вот и теперь Кира покосилась на группу женщин в ярких одеждах и бусах и постаралась поскорее пройти мимо. Но даже против воли успела заметить, как одна из цыганок пристально смотрит на неё. Тогда Кира ещё надеялась, что ей показалось. То есть — показалось, что этот интерес направлен на неё лично. Наверное, просто высматривают, к кому подойти.

    Но и на следующий день Кира снова увидела цыган, стоявших почти на том же месте — Кире в любом случае нужно было проходить мимо, никак не обойти. И снова та же самая цыганка так же пристально смотрит…
    Молодая, красивая, красный платок на чёрных крупных кудрях, яркая цветастая юбка. Остальные женщины в этой группе были далеко не столь красивы и колоритны, так что перепутать было трудно. Цыганка заметила Киру и сделала шаг в её сторону. Кира поспешила прочь едва ли не бегом. Наверняка это какие-то новые происки Тени!

    Пришлось пройти пешком одну остановку, и только на следующей Кира решилась подождать автобуса. Обратно Киру снова привёз Вася. Цыганки стояли у её дома! И всё та же красавица в красном платке явно кого-то высматривала. Увидела Киру, очевидно хотела подойти, но, заметив, что девушка не одна, а с кавалером, остановилась в нерешительности, кусая полные алые губы.

    — Ты чего, Кир, боишься их, что ли? — заметил проницательный Вася.

    — Да нет… не боюсь… так… — неопределённо повела плечом Кира.

    — Давай я тебя до квартиры доведу, чтобы уж наверняка! А то сейчас ещё прицепятся в подъезде… — Василий враждебно покосился на цыган. — Развелось их тут… ворья всякого, нищих и бродяг…

    Киру покоробили его слова, но она не подала виду, и от того, чтобы проводил, отказываться не стала, а то и правда — сейчас догонят её в подъезде.

    — Может, зайдёшь? — нерешительно спросила Кира, открывая входную дверь.

    Из-за двери отчётливо мяукнуло.

    — А это у тебя кто? — удивился Василий.

    — А это моя Багирочка-Ирочка, — заулыбалась Кира. — Чёрная лапочка.

    — Кошка, что ли? — уточнил Вася, делая шаг назад.

    — Ну да, кошка, а что, ты кошек не любишь?

    — Люблю, я всех люблю, и кошек, и птичек, и рыбок. Только аллергия у меня… Вроде её в прошлый раз не было…

    — Не было, — Кира вздохнула и снова прикрыла дверь, из щели послышалось вопросительно-сердитое "муяу?!" — Аллергия… это плохо… Тогда тебе к нам нельзя.

    — Выходит так, — Василий вздохнул, но тут же снова повеселел и подмигнул Кире. — Ну ничего! Хватит мне к тебе в гости ходить, пора и тебе — ко мне. У меня кошек нет.

    Кира смущённо отвела глаза.

    — Да ладно, Кир, чего ты, я ж шучу! Ты бы хоть в кино сходить согласилась… Для начала.

    — Сходим, Вась, обязательно. Может, на следующей неделе?

    — Хорошо бы, — Василий вздохнул. — Ну пока, Кир, звони, если что!

    — Обязательно, — кивнула Кира и нырнула в квартиру, где её ожидала встревоженная странным поведением хозяйки Багира.

    — Мррр… Мяу-мря! — сказала кошка.

    — Разговариваешь со мной, да? — Кира наклонилась и погладила атласно-бархатную спинку. — Если б я ещё могла понять, что ты говоришь…

    — Мурлы… — разделила её печаль Багира и двинулась на кухню.

    — А где Вася? — разочарованно спросила мама, вытирая руки о передник. — Я в окно видела — вы вместе к подъезду шли. Обрадовалась…

    — А у Васи аллергия на кошек оказывается.

    — Как жалко… — Анна сочувственно покачала головой, посмотрела на ластящуюся к ногам Багиру. — Не нарадуюсь на это чудо! Такая кошка хорошая — ласковая, не шкодная, аккуратная. Может, вылечить можно? Теперь новый метод какой-то есть, я слышала. Вводят микродозы аллергена и приучают к нему постепенно.

    — Не знаю, — откликнулась Кира из ванной комнаты, где мыла руки. — Я не уверена, что Вася захочет лечиться, чтобы кошку завести.

    — Но ты-то ему, похоже, очень нравишься, — мама подмигнула Кире, которая уже усаживалась за стол. — Ради тебя, может, и захочет.

    — Не знаю… я ещё ни в чём не уверена пока…

    — Смотри, Кира, такие парни на дороге не валяются. Как ухаживает за тобой — каждый день туда-сюда возит, как будто ты уже его жена. А ты даже в кино с ним сходить не хочешь. Хотя… — Анна повнимательнее присмотрелась к печальному лицу дочери, — если он тебе не нравится, то тут уж ничего не поделаешь. С немилым мужем и жизнь не мила, будь он хоть самый распрекрасный, — Анна вздохнула.

    Ей очень хотелось, чтобы Кира ответила на ухаживания Василия. Трудно представить лучшего зятя. Но Анна была не из тех, кто выбирает мужа дочери на свой вкус. Ведь жить-то с ним Кире! И самое главное, чтобы дочь была счастлива.
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    3 марта 2017 - 20:32 / #47
  18. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Кира улеглась спать пораньше — с книжкой, но почитать не удалось. Сначала на кровать вспрыгнула Багира, начала тереться об руку и требовать внимания. Кира отложила роман, погладила бархатную шубку и сама не заметила, как уплыла в сон под уютное мурчание.
    Кажется, оно всё ещё звучало, когда всё вокруг окутало зеленовато-золотистое свечение и появилась уже знакомая негритянка.

    — Слушай меня, хранительница Кольца! — сразу начала женщина. — Тень набирает силу. Тень питается злобой, страхом, алчностью и похотью. Тень подчиняет и пожирает души и становится сильнее с каждым днём. Она не нападёт на тебя сейчас, но будет выжидать… Тень ждёт, когда ты соберёшь Кольцо!

    — Но что же мне делать? — жалобно спросила Кира.

    — Собрать Кольцо! — отрезала негритянка. — Другого пути нет. Но ты должна быть готова. Как только Кольцо снова станет целым, Тень нападёт. Ты должна быть сильной. Если уступишь, Тень пожрёт твою душу.

    — Но я не могу… Я слабая, я боюсь!

    — Ты сильная, — уверенно ответила женщина. — Ты очень сильная. Только ещё не знаешь своей силы. Иначе Кольцо не пришло бы к тебе. Мать твоей матери хранила Небесный камень, но стать хранительницей Кольца не удостоилась. Ей не хватало сил. А тебе должно хватить. И многие тебе помогут. Уже помогают.

    — Но как я могу подготовиться к нападению? — Кира едва не заплакала, но всё же удержалась. — И вообще, что это такое — Тень? Кто это? Это она чуть не убила Аллу?

    — Аллу? Я не знаю имён и не вижу людей рядом с тобой. На это не хватает сил даже моей дочери. Она сейчас поддерживает нашу связь, чтобы я могла говорить с тобой. Но я знаю, что недавно рядом с тобой был ночной демон. У вас их называют инкубами. Ты отняла добычу у инкуба, не дала прикончить. Но это не Тень. Ей служат инкубы и суккубы — демоны страсти — и многие другие. Ей служат духи тёмных колдунов и колдуний, как и тот, что был моим врагом, чей дух сейчас в идоле… Тень — их госпожа. Она приходит в мир людей, когда наберёт достаточно сил. И сейчас Тень готовится прийти. Тень несёт неисчислимые беды людям. У вас её называют Антихристом.

    — Что?! — поразилась Кира. — Но это же…

    — Самый главный Враг придёт в конце времён. Тогда будет последняя Великая Битва. Об этом написано в вашей Священной Книге. Но и до тех пор Антихрист приходит много раз. Его звали Нероном, его звали Гитлером… У него много имён! И каждый раз проливаются реки крови… Если Тень наберётся сил, если получит Кольцо Душ, — он придёт снова, сейчас, в нашем мире, в твоей стране. Борись!

    — Но как… — простонала Кира.

    — Держи свой страх в узде. Будь собой. Не позволяй себя запугать. Помни, если Тень получит Кольцо, не будет пощады ни тебе, ни твоим близким. Не верь Тени. Её слуга рядом с тобой…

    — Кто?!

    — Я не могу сказать. Не вижу имён, не вижу лиц. Вижу только тонкие тела, вижу души. Одна душа — чёрная. Тень полностью владеет ею. Этот человек добровольно согласился служить Тени. Продал душу за земные блага.

    — Значит, он богатый? — с надеждой спросила Кира.
    Это было бы хоть что-то, хоть какая-то зацепка.

    — Не бедствует. Но это не значит, что обязательно богатый уже сейчас. Тень обещает, много сулит, но даст — лишь горе.
    — Я благодарна тебе, девочка, за то, что помогла моей дочери, — негритянка коснулась рукой груди.

    — Помогла дочери? Но чем?

    — Ты говорила с её матерью. Той матерью, что носила её во чреве. Она прислушалась к твоим словам, перестала всё время тянуть дочь к себе. Это отнимало силы. Теперь моей девочке стало легче.

    — Ты говорила, что есть причина, по которой она не может вернуться к матери…

    — Когда на её мужа пало проклятие моего врага — чёрного колдуна, она просила снять его любой ценой. Я не могла снять. Слишком сильный. Но могла перебросить на дитя в её чреве. Одна кровь — с отца на дочь. Дочь — невинное дитя, её проклятие не убило, не покалечило, оно отразилось от неё и ударило в колдуна. Он умер. А девочка… обрела особую силу. Это трудно объяснить. Она получила часть силы от него через его проклятие, часть силы — от меня через мою защиту.
    — Ей нельзя жить в вашем мире. Никто у вас не сможет ей помочь, никто не научит, как удерживать силу, как использовать её. Ей нужна наставница. И теперь она всю жизнь должна служить светлым духам. Иначе тёмная сила в ней проснётся. Она так сильна, потому что в ней есть обе силы. Тот, кто побеждает тьму, становится сильнее того, в ком тьмы никогда не было. Но ей нельзя жить обычной жизнью, среди обычных людей.

    — Я поняла, — кивнула Кира.

    Силуэт негритянки начал расплываться, зеленовато-золотистый свет — меркнуть.

    — Моя девочка устала. Не может больше держать связь. Послушай меня, хранительница Кольца: не бойся цыган!

    — Что?! — Кира хотела ещё переспросить, убедиться, что правильно поняла, но фигура негритянки уже растаяла, рассеялся свет межмирья.

    Девушка открыла глаза. Рядом лежала Багира, смотрела жёлтыми, мерцающими в темноте глазами — внимательно смотрела.
    — Ты всё видишь, да? — погладила её Кира. — Всё понимаешь…
    Багира положила голову на руку Киры и прикрыла глаза, в глубине тёплого тельца зародилась такая уютная и успокаивающая вибрация.
    — Не бояться цыган, значит… — прошептала Кира. — Вот и хорошо. Хоть кого-то можно не бояться… Она закрыла глаза и сладко уснула под мурчание Багиры.
    Akvarella, Эйрэна, mihelman и ещё 1 нравится это сообщение.
    3 марта 2017 - 23:38 / #48
  19. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 1911

    Вечером следующего дня Рома, сидя в кресле, смотрел кино: они с Ниной договорились посмотреть именно этот фильм и обсудить при следующей встрече. Звонок в дверь заставил невольно повернуть голову. В коридоре послышались шаги и раздался папин голос:

    — Здравствуйте, а вы кто?

    — Я подруга Марины, — этот женский голос Рома недавно слышал.

    Снова шаги.
    — Олег, это Вика, недавно вернулась из Южной Африки, — разъяснила мама.

    Рома нажал паузу: не игнорировать же гостью. Выйдя в коридор, поздоровался с художницей из парка.

    — Я вишнёвый рулет принесла, — улыбнулась кареглазая шатенка. — Угощайтесь на здоровье.

    После чая Рома поблагодарил гостью и собрался в свою комнату.

    — Минуточку, — Виктория поднялась из-за стола. — Ром, на пару слов.

    Они вышли в коридор.
    — Ром, ты ведь видел, что моя подпись на портрете объёмная? — Виктория улыбнулась.

    У парня похолодели конечности:
    — А что?

    — Это могут видеть только люди с особыми способностями. Насколько я знаю, тебе снятся вещие сны?

    — Бывало.

    — Способности можно развивать, Ром. В Южной Африке я многому научилась и теперь ищу одарённых людей.

    Парень растерянно смотрел на Викторию: он не мог понять, о чём говорит гостья. Глядя на него, Виктория не выдержала и расхохоталась.
    — Подумай, Роман, возможно у тебя что-то получится.

    Из кухни вышли Марина и Олег.
    — Над чем смеётесь? — улыбнулся папа.

    — Ваш сын юморист ещё тот, — Виктория подмигнула Роме. — Ладно, я пойду. Всем хорошего вечера!
    Эйрэна, Риша, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    4 марта 2017 - 12:28 / #49
  20. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 1911

    После слов Виктории Рома задумался. Предложение развивать способности, конечно, заманчиво, но как-то не возникало желания связываться непознанным, вдруг опять попадёшь в какую-нибудь тёмную историю. Да и не хотелось идти на поводу у практически незнакомого ему человека.

    Зайдя в комнату, Рома взялся за гитару, решив потом досмотреть прерванный фильм — игра на музыкальном инструменте расслабляла парня. А потом вспомнил, что у него встреча с Ниной. Торопливо отложив гитару, Рома начал собираться. "А фильм так и не досмотрел — вот балда!" — пожурил себя Рома.

    По дороге в парк заметил цветочный магазин с яркой вывеской. "Хоть цветы куплю девушке, что ли", — подумал Рома. Вышел из магазина с одинокой алой розой в руке.

    ***

    Виктория поджидала их в парке. Ромина девушка смущённо улыбалась, нюхая розу. Когда "голубки" почти дошли до её скамейки, женщина встала. Рома с девушкой сразу остановились.
    — Ты подумал о моих словах, Рома? — поинтересовалась Виктория.
    — О каких?
    — О твоих способностях.
    — А, вот вы о чём… если честно, мне и так хорошо живётся. Не вижу необходимости.
    — Твоё последнее слово? — Виктория шагнула вперёд.
    — Да, — кивнул Рома. — Идём, Нина, — сказал он девушке.

    Виктория отступила с дороги. Парочка удалялась под задумчивым взглядом Виктории. Она вновь села на скамейку. Улыбнулась:
    — Не видишь необходимости? Ну-ну.

    Внезапно в ушах зашумело так, что исчезли все другие звуки. И женщина увидела чьи-то глаза, а затем поняла, что перед ней деревянная статуэтка. "Идол, — поняла Виктория. — В них обычно покоятся души умерших".

    — Всё правильно, — прозвучал голос в голове. — И он тебе поможет. Забери его, он находится недалеко!

    Шум в ушах пропал прежде, чем Виктория успела отреагировать на реплику. Несколько секунд женщина приходила в себя, а потом улыбнулась.

    ***

    Рома вернулся домой в приподнятом настроении. С Ниной легко общаться, она заряжала позитивом и дарила понимание. Хотелось новых и новых встреч. Вскоре он и родители пожелали друг другу спокойной ночи и легли спать. Рома погасил свет, повернулся набок, думая о Нине. А потом как-то незаметно заснул.

    Привиделась ему Марина, стоящая по колено в грязной реке. Подул ветер, принеся с собой грозовые тучи. Рому охватил страх — за маму. Было чувство неминуемой беды.
    — Подарок навредит нам, — голос Марины доносился издали, но различался отчётливо. — Нельзя брать в дом ничего нового.

    Яркое сновидение смыло волной обрывочных, невнятных снов. Проснулся Рома, когда солнечные лучи заливали комнату. Ночное предупреждение поселило в сердце тревогу. Он протянул руку к тумбочке, взял мобильный телефон и набрал Марину:
    — Привет. Мне сон про тебя приснился — не очень хороший. Не принимай никаких подарков... Удачного дня!
    mihelman, Риша, Эйрэна и ещё 2 нравится это сообщение.
    Сообщение отредактировал Akvarella 6 марта 2017 - 23:48
    5 марта 2017 - 19:01 / #50
  21. Оффлайн

    Akvarella

    Магистр

    Сообщений: 1911

    После обеда Рому пригласил на день рождение однокурсник. Рома хотел пойти с Ниной, но у той появились какие-то неотложные дела после работы. Испытывая сожаление, парень отправился к однокурснику один. День прошёл неплохо: хорошая музыка, пирожные, танцы, а потом отыскали подходящее место на улице и Рома заиграл на гитаре. Потом друзья попрощались и растворились в наступивших сумерках.

    Зайдя в квартиру, Рома обнаружил сюрприз: сидящая за кухонным столом Марина держала в руках какую-то деревянную статуэтку.
    — Привет, мама, — поздоровался парень, усаживаясь напротив. — Чего это у тебя?
    — Интересная вещица, — Марина протянула статуэтку Роме. — Гляди-ка: глаза будто живые!
    — И, правда, — парень даже поёжился. — Где взяла?
    — Вика подарила. Сувенир из Южной Африки.
    — Блин, ма! — вспыхнул парень. — Я же просил не принимать никаких подарков.

    В карих глазах женщины мелькнуло изумление, но миг спустя она вспомнила:
    — Действительно, — признала Марина, отложив деревянную статуэтку. — Но, знаешь, сын, я после рабочего дня как выжатый лимон. Неудивительно, что твои слова вылетели из головы.

    Рома вздохнул:
    — Пойду к себе.

    Среди ночи Рома проснулся от того, что хлопнуло окно. С удивлением сел в кровати и прислушался к папиному голосу, доносящемуся, кажется, из кухни. "Кому он звонит? — забеспокоился Рома. — Зачем называет наш адрес?" Неожиданно раздавшийся стон боли заставил вздрогнуть и откинуть одеяло. Не утруждая себя поиском тапок, парень прямиком устремился на кухню. Там, расхаживающий с мобильником возле уха Олег, прямо-таки источал беспокойство. А Марина, скорчившись, сидела на стуле. Перед ней стоял пустой стакан, и лежала упаковка таблеток.

    — Мама, что с тобой? — перепуганный Рома подбежал к белой, как полотно женщине.
    — Плохо дело, сынок, — папа остановился возле окна. — Я "Скорую" вызвал... держись, Марин!
    Риша, Эйрэна, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    7 марта 2017 - 00:18 / #51
  22. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Несмотря на весьма содержательный и откровенно пугающий ночной разговор с африканской шаманкой, Кира отлично выспалась и проснулась даже раньше, чем зазвонил будильник.
    "Ничего себе… ответственность-то какая… — удручённо думала девушка, машинально собираясь на работу. — А если не справлюсь… вот жуть…"

    Всё так же погружённая в свои мысли, Кира вышла из квартиры, заперла дверь, повернулась к лифту… Там стояла цыганка. Та самая — молодая, яркая, с красным платком на крупных кудрях.
    "Не бойся цыган", — вовремя вспомнила Кира и только поэтому не попыталась сбежать, а остановилась, невольно любуясь красочным нарядом, многочисленными бусами и красивым лицом незнакомки с правильными чертами и пронзительными тёмными глазами.

    — Здравствуй, — сказала цыганка, и в её тоне Кире послышалось облегчение. — Отдать я тебе должна кое-что. Важное. Да ты не бойся меня, ничего я тебе плохого не сделаю.

    — Я и не боюсь, — улыбнулась Кира. — Сон мне вчера приснился… — она осеклась, удивившись собственной откровенности.
    С какой стати начала такое рассказывать незнакомке? Может, всё же — цыганский гипноз?

    — Про меня? — цыганка тоже улыбнулась, и улыбка у неё оказалась хорошая, искренняя, тёплая.

    — Ну… не то чтобы… — замялась Кира.

    — Ладно, главное, что я наконец-то тебя застала одну. Меня Рада зовут. И я тебе отдать должна… — цыганка запустила руку за пазуху, вытащила что-то небольшое, завёрнутое в белый шёлковый платок, — вот это.
    Она развернула платок.

    В первый момент Кире показалось, что на платке — крупная капля крови. Это был камень размером с ноготь мизинца, алый, словно пылающий жарким внутренним огнём.
    — Что это? — прошептала Кира.

    — Ты знать должна, — Рада нахмурилась. — Я знак получила, что вернуть пора пришла. У нас хранился, мне от матери достался, ей — от её матери. Камень Возмездия.

    У Киры перехватило дыхание.
    — Ты знаешь? — спросила она, сама не вполне понимая, о чём спрашивает.

    — Знаю, — Рада серьёзно кивнула. — Кольцо Душ распалось на части. Пришло время снова его собрать. Мы думали, может быть, у нас хранительница Кольца найдётся. Бабка моя надеялась, что я ею стану. Да не судьба. А скажу честно — я рада, что не мой то крест. Бери Камень. Кольцо ведь у тебя уже?

    — У меня… — прошептала Кира, вытягивая правую руку.

    И браслет проступил, появился, словно соткавшись из воздуха.
    Рада сама поднесла камень к одной из голов дракона — той, что смотрела вниз — в сторону пальцев. И камень скользнул в пустую глазницу, стал крохотным, но ещё более ярко вспыхнул пылавший в нём огонь.

    — Ну вот, почти готово Кольцо, — выдохнула Рада. — Вот оно какое, значит… Тебя зовут-то как?

    — Кира, — прошелестела девушка непослушными губами.
    Ей и так было тяжело после того, что она узнала прошлой ночью, а тут ещё и цыганка — подтверждает её худшие опасения.

    — Не бойся, — твёрдо сказала Рада. — Значит, судьба твоя. Дай-ка телефон, я свой номер вобью.

    Кира молча достала мобильник, протянула.

    — Звони, когда тяжело будет, — сказала Рада возвращая телефон. — А если совсем худо — подумай обо мне, позови мысленно. Я почувствую. Помогу. Я умею кое-что. Сила есть родовая. Не бойся. Не одна ты.
    И Рада повернулась к лестнице.

    — Постой, — остановила её Кира. — А где мне последний Камень искать?

    — Того не знаю, — Рада обернулась. — Никто из нас не знал, где другие части Кольца. Оно по белу свету разлетелось. Бабушка моя в то время в Средней Азии кочевала с табором. Камни сами нашли тех, кто их сбережёт. Я думаю, последний Камень тоже сам к тебе придёт, когда время наступит. Последняя хранительница Кольца лишилась его раньше срока, службу свою не закончила. Видно поэтому Тень силу набрала, и новая хранительница снова из тех же мест, от того же народа. Тебе завершать службу её.

    — А откуда ты вообще о Кольце знаешь?

    Рада улыбнулась.
    — Бабушке видение было. Постой-ка… — Рада, снова собиравшаяся уйти, заколебалась, заглянула Кире в глаза, прикоснулась к руке.

    — Только гадать мне не надо, — отпрянула Кира.

    — Да ты что?! — даже слегка обиделась Рада. — Тебе не возьмусь гадать ни за что! В такую судьбу вмешиваться нельзя.

    — Лучше ни в какую не вмешиваться, — пробормотала Кира.

    — Тоже верно, — кивнула Рада. — Но если хорошее человеку сказать, от этого ему польза может быть. Я что вижу — то не о тебе. Твоя родственница больна. Зло её коснулось.

    — Какая родственница? — испугалась Кира. — Мама?

    — Нет, не мать. Дальше. Как узнаешь, позвони мне. Может быть, смогу помочь. Хотя обещать не стану.
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    14 марта 2017 - 21:16 / #52
  23. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Кто из близких заболел, Кира узнала, как только приехала на работу. Дядя Олег и Рома были уже там — жена Олега и мать Ромы, Марина, находилась в реанимации.

    — Что врачи-то говорят? — спросила Кира.

    — Да ничего толком не говорят! — махнул рукой дядя Олег. — Мне кажется, что они и сами не знают.

    — Но это же, наверное, снова старая болезнь обострилась? Разве нет? — удивилась Кира.

    — Вроде бы и нет… Странное что-то, непонятное… Кир, ты как узнаешь что новое…

    — Ну конечно, дядя Олег, не сомневайтесь — сразу сообщу. Вы бы ехали лучше домой, поспать вам надо. В реанимацию всё равно не пускают никого, незачем здесь сидеть.

    — Да какой тут сон, — мужчина снова махнул рукой. — Но, пожалуй, на работу поеду. Когда делом занят, вроде полегче чуток…

    Вскоре он ушёл, а Роман, бросавший на Киру странные взгляды, задержался.
    — Сказать мне что-то хочешь? — спросила девушка, как только они остались вдвоём.

    — Странное что-то творится, Кир… — Роман взъерошил волосы и тяжело опустился на стул.

    — Это ты о чём?

    — Ну… то амулет тот, помнишь?

    — Ещё бы, — Кира вздохнула. — Такое забудешь, пожалуй.

    — А теперь… Виктория тут недавно приехала — мамина старая подруга. Она в Африке довольно долго была. Говорит, училась там чему-то… такому… — Рома покрутил рукой. — Меня про сны вещие расспрашивала и предлагала учиться — дар развивать! А мне сон-то приснился как раз вот накануне — что с мамой плохо и что подарок беду принесёт. И что ты думаешь?! Эта Виктория подарила матери идола какого-то африканского. Вечером подарила, а в ночь матери совсем плохо стало — на "скорой" увезли…

    Кира так и осела в кресло.
    — Идола? Африканского?

    — Ага. Глаза у него, как живые. Жуткие!

    — Господи… да что ж творится такое… Нельзя было его брать!

    — Конечно, нельзя! Я мать предупредил, позвонил. Но она на работе устала, забыла обо всём. И… взяла. Что теперь делать, Кир, как думаешь?

    — Избавиться от него надо… — прошептала Кира.

    — Точно! Может, сжечь? — оживился Рома.

    — Нет! — испугалась Кира. — Это опасно… Очень опасно.

    Почему-то в этот момент, не имея времени поразмыслить, девушка была уверена, что это тот самый идол, что погубил первого призрака, с которым она вступила в контакт, и хотел сжить со свету всю его семью. Тот самый, о котором предупреждала её негритянка. Ей нельзя с ним связываться — по крайней мере до тех пор, пока Кольцо не завершено полностью! Но что же делать, если он каким-то образом проник прямо в её семью?! И времени нет…

    У Романа зазвонил телефон.
    — Да, — рассеянно ответил он, — слушаю.

    Как только Рома услышал голос звонившего, вернее — звонившей, сразу напрягся и глаза его засверкали так, словно он готов был разорвать собеседницу в клочья голыми руками.
    Кира слышала доносившийся из трубки женский голос, и хоть слов было не разобрать, по интонации чувствовалось, что собеседница Романа весьма довольна собой.
    "Уж не Виктория ли объявилась?" — подумала Кира и не ошиблась.

    — Помочь хочешь?! — заорал Роман, на себя не похожий от злости. — Ты уже помогла! Вот спасибо тебе! Что за мерзость ты матери подсунула?! Думала, никто не поймёт ничего, да?! Ах ты… гадюка! Вернётся к тебе твоя помощь и доброта! Ох вернётся! — и Роман нажал на отбой, не слушая, что ответит Виктория.

    — Вот же гадина, — выдохнул он. — Представляешь, предложила мать полечить! Она, мол, почувствовала, что Марине хуже стало! А может… согласиться надо было… — добавил он уже совсем другим тоном, убито глядя на телефон. — Что делать, не знаю…

    — И я не знаю, Ром, — вздохнула Кира. — Но мне кажется, что нельзя соглашаться… Раз она сама эту гадость вам принесла, значит, плохой она человек и гадкими делами занимается. А от идола действительно надо как-то избавиться, вот только я не знаю — как…

    — Надо было заставить её забрать этот "подарочек"! — вскинулся Рома. — Эх, не сообразил я! Не ожидал, что она сама объявится да так скоро. Втереться в доверие хотела. Сама подсунула гадость, а потом, значит, хотела спасительницей выступить!

    — Видимо так, — согласилась Кира. — Ром, ты подожди, я сейчас попробую отпроситься, может найду кого, кто подменит меня. Если получится — поедем к вам домой. Если эта мерзость у вас ещё на одну ночь останется… кто знает, что будет. Хорошо, что дядя Олег на работу поехал.
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    15 марта 2017 - 18:19 / #53
  24. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Кира решила рассказать брату всё. Он сможет понять и поверить. Он имеет право знать правду о том, что происходит, потому что и он сам, а теперь и его мать оказались в это вовлечены. Кроме того, у Ромы тоже есть необычные способности, и кто знает, что ещё может случиться, а времени на объяснения может не оказаться.
    Около двух часов Кира пыталась одновременно выполнять свою работу и рассказывать брату о том, что с ней произошло после встречи с шаровой молнией. Конечно рассказывала коротко, многие подробности опустила, но главное рассказала. И показала браслет-Кольцо.
    Брат не подвёл — и понял, и посочувствовал.

    — Чего ж ты молчала, Кир? Давно бы рассказала — всё же полегче тебе было бы, чем одной совсем. Может, я и помочь чем-нибудь смогу… Вот же сволочь эта Тень! — он треснул кулаком по столу. — Через меня к тебе чуть не подобрались, а теперь ещё матери идола подсунули… Думаешь, это тот самый?

    — Скорее всего, — Кира пожала плечами. — Слабо верится, что это совпадение.

    — Что же делать теперь?

    — Вот, Любочка меня подменить согласилась, — Кира положила трубку рабочего телефона и нашла в своём мобильнике номер Рады. — Сейчас цыганке позвоню, что мне второй камень отдала. Может, согласится с нами поехать.

    Рада действительно согласилась сразу же, не задавая вопросов, только адрес и спросила.
    Скоро брат и сестра уже направлялись на квартиру к Роме, а Кира всё продолжала дополнять свой сумбурный рассказ о событиях последних дней то одной, то другой деталью. Добралась и до волнующего вопроса — кто-то из тех, кто недавно появился рядом с ней, служит Тени. А кто-то наоборот — может ей помочь.

    — Значит, или Мишка Соколов или Васька Мельников, — протянул Рома. — Да, если б знать наверняка, сейчас позвали бы с собой защитника твоего.

    — Ага… — Кира вздохнула. — Если б знать… С той компанией тогда, на пустыре, Мишка лихо разделался и от амулета избавил.

    — Думаешь, он защитник? — прищурился Рома.

    — Не знаю, — тоскливо протянула Кира.

    — Интересно, как он узнал, что его помощь нужна? Примчался точно в нужный момент, когда всё стало совсем плохо…

    — Может, защитник чувствует… — неуверенно предположила Кира.

    — Может… Только… Виктория вон — тоже в нужный момент объявилась!

    — Хочешь сказать, что тут тот же принцип? — нахмурилась Кира. — Сначала сам организовал нападение, а потом сам спас?

    — Не знаю, Кир, утверждать не берусь, но, согласись, похоже. В школе Мишка всегда держался особняком, друзей не заводил, девчонок обходил стороной, хотя он многим нравился. И после школы, я слышал, живёт отшельником. Таинственная личность.

    — А что ещё ты о нём знаешь? — заинтересовалась Кира.

    — Да почти ничего, — Рома развёл руками. — Слышал, что он на дому работает — то ли программистом, то ли веб-дизайнером… А ещё слышал, что он со странными личностями дружбу водит.

    — Странными? — переспросила Кира.

    — Странными, подозрительными — я уж и не помню, что именно слышал и от кого. Кто-то из знакомых девчонок жаловался. Кажется, Ленка Петрова. Я, помню, ещё подумал тогда, что Мишка, видно, её отшил, вот она и плетёт, что он чуть ли не в секте какой-то состоит.

    — Секте? — ахнула Кира.

    — Да. Я тогда всерьёз не воспринял, а там — кто его знает. Может, она и права. Наверное, наблюдала за ним.

    — Ладно, Ром, пока у нас уверенности нет, придётся обходиться без защитника.
    Эйрэна, mihelman, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    19 марта 2017 - 19:59 / #54
  25. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Рада уже ждала их у двери в квартиру — хмурая и сосредоточенная.
    — Большая сила, — начала она сразу. — Тёмная, страшная, — коснулась ладонью двери, протянула с сомнением: — Справимся ли…

    — Может, позвонить Виктории? — предложил Рома, открывая дверь. — Она принесла, пусть она и забирает!

    Рада с сомнением покачала головой.
    — Та, что принесла, нам не помощница. Веры ей нет.

    В квартиру, невольно подражая цыганке, входили медленно, затаив дыхание, буквально на цыпочках. Будто их там ждала засада. Да так оно и было.
    Рада шла первой и без малейших сомнений в правильности выбранного направления сразу двинулась в родительскую спальню. Пока Рома озирался, ища взглядом проклятую статуэтку, Рада уже смотрела вверх — идол скалился на них с книжной полки, прожигал живым злобным взглядом.

    — Да что тут думать?! — вдруг возмутился Рома, вспомнив, как плохо вчера ночью было матери и каково ей теперь. — Вот возьму его сейчас и отнесу на помойку! А уж там разобью чем-нибудь, чтобы никто больше не подобрал и не пострадал.

    Кире показалось, что глаза идола сверкнули алым огнём. Рада осуждающе покачала головой и больно стукнула Рому по уже протянувшейся руке.
    — Быстрый какой! И глупый. Зачем так говоришь? Зачем разозлил его? Куда руки тянешь?! Если и брать, то не голыми руками!

    Кира сразу вспомнила Михаила с его перчаткой, которой он взял амулет. Да, видно, в этом есть смысл.

    — Злые вещи никогда голыми руками не бери! — продолжала Рада.

    — Ну, тогда тряпкой какой-нибудь… — Рома сделал шаг назад, осмотрелся.

    А Кире вдруг показалось, что воздух в комнате стал густым-густым и дышать так тяжело, что каждый вдох требует всех сил, что у неё есть… В глазах начало темнеть… Или это стало темнее в комнате? И ощутимо холоднее…

    — Держись! — крикнула Рада и начала нараспев читать какую-то молитву.

    Воздух утратил часть своей густоты, но холод продолжал нарастать. И тут щёлкнул замок входной двери. Неужели Олег вернулся домой? Но это был не Олег — на пороге спальни показалась Виктория. Посмотрела на собравшихся, самодовольно улыбнулась.

    — Согласился бы сразу учиться, Рома, — начала она неторопливо. — И узнал бы, как обращаться с подобными предметами. Он совершенно не опасен для посвящённых…
    При этом Виктория медленно подходила к полке с идолом.
    Рада же продолжала произносить слова молитвы, отчего Виктория недовольно поморщилась.
    — Глупости какие…

    Цыганка толкнула Киру в бок локтем, показала одними глазами на запястье Киры, где ждало своего часа Кольцо Душ. И Кира внезапно поняла, что нельзя позволить Виктории взять идола и поняла, что надо сделать.
    Девушка подняла руку и вытянула в направлении идола. Браслет проступил, и его увидели все, даже Виктория, уставившаяся на Кольцо Душ в немом изумлении.

    Слова пришли сами собой:
    — Дух, блуждающий там, где не должно! Отправляйся туда, где тебе место! Свет к свету, тьма — во тьму, жизнь к жизни, а смерть — к смерти!

    Ослепительно вспыхнули голубой — Небесный Камень, и красный — Камень Возмездия. Давящая тяжесть и холод, ощущавшиеся в комнате, отступили, а идол вдруг затрясся, сначала мелко, а потом — всё сильнее, раскачиваясь так, что должен был вот-вот упасть с полки.

    Красный луч, исходящий от Камня Возмездия, протянулся к статуэтке и ударил в неё, расколов надвое! Из идола вырвалось тёмное облако, похожее на сгусток дыма, и начало метаться по комнате.
    Рада продолжала молиться, и Кира мысленно присоединилась к ней, а её руку — руку с Кольцом, словно тянуло что-то, так что она перемещала её, чтобы алый луч находил сгусток тьмы. Но что-то шло не так… И Кира сначала только ощутила, а потом и поняла — что.

    Кольцо не было целым! Оно не имело полной силы, а этот злобный дух был слишком силён. Об этом и предупреждала негритянка… Но у них же не было выхода!
    И вдруг… чёрный дым устремился к Виктории — миг, и он впитался в неё! Женщина выгнулась, вскрикнула — похоже, ей было очень больно. Луч, исходивший от Камня Возмездия, угас… Колдуну удалось обмануть незавершённое Кольцо Душ.

    — Нет… — стонала Виктория, — нет… Нет!!! — её корёжило будто в судорогах. — Нет… — последний раз прошептала она, упав на пол безжизненной грудой плоти.

    Кира хотела подойти к ней, но Рада резко схватила её за руку и остановила.
    — Не трогай её! Кольцо не завершено. Всё пошло не так. Но, может, и лучше, что она здесь оказалась…

    — Она… что… умерла? — в ужасе пролепетала Кира.
    Рома стоял молча, как громом поражённый всем происходящим.

    — Нет, — Рада усмехнулась. — Но может ещё и пожалеть, что жива осталась… Не жалей её. Она что отдала, то и получила. Вместилищем стала. Нам сейчас ей не помочь.

    Виктория зашевелилась, медленно поднялась, посмотрела на троих молодых людей тяжёлым, тёмным чужим взглядом.
    Одна рука у неё подёргивалась судорожно. И это было непередаваемо жутко, как рука утопающего, как рука, похороненного заживо, но ещё живого человека, не засыпанная землёй. Виктория ещё пыталась сопротивляться, бороться, но победитель уже определился. Она не могла тягаться с захватчиком, вселившимся в её тело. Подёргивания прекратились, Виктория или тот человек, который был ею, повернулся и пошёл прочь. И походка у женщины была тяжёлая, мужская.
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    19 марта 2017 - 21:00 / #55
  26. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    — Что же теперь будет? — прошептала Кира, когда замок входной двери снова щёлкнул — Виктория ушла, не забыв и дверь за собой захлопнуть — Что нам делать?

    — Тебе — пока ничего, — повела плечом Рада.
    Она сняла с головы платок и аккуратно увязала в него части идола.
    — Я это сожгу. Теперь можно.
    Тем не менее, она ни разу не прикоснулась голыми руками к деревяшкам.
    — А ты, — указала на Рому, — сходи в церковь и попроси освятить квартиру. И к матери в больницу попроси прийти священника. Это ведь мать твоя в больнице?

    — Да. Но она же в реанимации, — потерянно произнёс ещё не пришедший в себя Рома.

    — Переведут скоро, — уверенно ответила Рада. — Ей уже лучше. Но всё же пусть исповедается и причастится — и всё пройдёт. И пусть не берёт больше никаких идолов, амулетов и прочего, в чём ничего не понимает. Пойду я. — Она брезгливо подцепила узелок с обломками.
    — Звоните, если нужна буду.

    — Погоди! А как же Виктория? — уже в дверях остановила её Кира.

    — А так, — жёстко ответила Рада. — Была Виктория да вышла вся. Тебя этот… пока не тронет. Кольцо ему не по душе пришлось. Да и Тени нужно, чтобы ты Кольцо собрала. А пока он будет своими делами заниматься. Тёмными делами. Но мы пока ничего сделать не можем. Всё дело в камне. Последнем камне.
    — Кольцо станет целым, тогда всё решится. Не давай воли страху. Помощь к тебе придёт. И враг тебя найдёт. Не спрячешься. Иди навстречу. Будет схватка. Сделай верный выбор, — быстро заговорила Рада каким-то другим уже тоном, таким, каким обычно цыганки предсказывают. — Больше, чем у тебя есть, от тебя не потребуется. Выбирай сердцем. Думай — сердцем.

    И Рада ушла, оставив растерянных брата и сестру. И всё же, несмотря на весь ужас того, что только что произошло на её глазах и даже при её участии, Кира ощущала что-то светлое, чему не могла найти ни названия, ни объяснения. Какой-то душевный подъём.
    "Неужели потому, что впервые использовала Кольцо? — думала она, возвращаясь домой. — Но ведь всё пошло не так, и духа изгнать в иной мир не удалось…"
    И всё же… Это было непередаваемое чувство — единение с силой, способной освобождать несчастные души и изгонять злобные, причиняющие зло живым. Кира заметила, что улыбается, и одёрнула себя. Где-то мучается Виктория. Она, конечно, сама виновата, но всё же таких мук Кира ей не желала.

    Странно, но она почему-то была убеждена, что эта женщина переживает сейчас адовы муки. Вроде бы, откуда ей, Кире, знать, что чувствует Виктория? Может, она ничего не чувствует. А может, после того как перестала сопротивляться, ей даже понравилось? Она ведь искала силы, хотела получить больше власти и тёмных знаний, и теперь всё это стало ей доступно.
    Но нет, сердце говорило другое. А Рада сказала, что ей нужно "думать сердцем".

    Дома Киру как обычно встречала Багира. Багирочка-Ирочка. Но в этот раз кошка вдруг замерла, стоило Кире переступить порог квартиры, тревожно задёргала хвостом, пристально всматриваясь в хозяйку.

    — Что, Ирочка, чувствуешь что-то? — Кира присела, осторожно протянула кошке руку.
    Та тщательно обнюхала пальцы, успокоенно подняла хвост, до того вытянутый параллельно полу, и начала тереться щекой об руку.
    — Порядок, значит, — улыбнулась Кира и почесала бархатный затылок.

    Багира мурлыкнула и направилась на кухню, остановилась у холодильника, намекая, что вкусненькое — лучшее средство от стресса, а с её подопечными людьми вся жизнь — сплошные переживания. Всё время у них что-то происходит, а главное — что-то должно произойти. Опасное что-то надвигается… Багира даже о вкусном забыла, настолько тяготило её это чувство. Села у холодильника, вздохнула и начала умываться.

    Куда эти люди всё время уходят? Зачем? Была бы её подопечная всё время здесь, можно было бы предупредить, когда опасно, когда близко враг. А она всё ходит куда-то… Еда ведь здесь. Она всегда есть в этом большом белом шкафу, в холодильнике. Если бы бегала к самцам, было бы понятно. Но нет. Люди странные. И глупые. И ничего не видят. Не видят главного. Но Кира добрая, хорошая, жалко её.
    Багира снова вздохнула тихонько, лизнула лапку и весь остаток дня, вечер и ночь не отходила от Киры — напитывала своей силой, успокаивала, вытягивала страх и все нехорошие энергии, что налипают на людей, когда они бродят неизвестно где и зачем.

    Вечером позвонил Вася, спрашивал, почему её не было на работе — он приезжал, хотел отвезти домой, волновался. Звал в кино или кафе. Но Кира отговорилась тем, что день был суматошный, тётя Марина попала в реанимацию, а потому…

    — Ну ладно, — покорно протянул Василий. — Отдыхай. Береги себя!

    — Ага, — вздохнула Кира. — Стараюсь.
    mihelman, Эйрэна, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    20 марта 2017 - 19:18 / #56
  27. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    На следующий день порадовал звонком Рома. Марине действительно стало лучше, её перевели в обычную палату. И она, хоть и удивилась религиозному рвению сына, но согласилась исповедоваться и причаститься. И насчёт статуэтки согласилась, что нехорошая эта вещь. Обрадовалась, что Рома её выбросил — так он объяснил матери — и пообещала больше не общаться с Викторией ни лично, ни по телефону.

    Казалось, что жизнь готова снова войти в мирное русло, но это хрупкое ощущение тут же рассыпалось в пыль, как только Кира приехала на работу. Там она чуть ли не с порога увидела знакомого полицейского лейтенанта Стасика.
    Конечно, следовало называть его Станиславом Сергеевичем, но для всех, кто знал этого парня ещё со школы, он навсегда остался Стасиком — своим парнем, жизнерадостным и круглолицым, которого неизвестно каким ветром вдруг занесло в школу милиции, а потом и на службу, переименованную теперь в полицейскую.

    Стасик хоть и учился на три класса старше, чем Кира, но и для неё всё равно был своим. Тем более, что и жили неподалёку. Как ни странно, полицейский из него получился очень даже хороший. Хотя вид он имел несерьёзный, но хватка у него была бульдожья. А кроме того, Стасик славился тем, что умел отлично разговорить любого свидетеля и в сборе информации ему не было равных.
    И вот теперь Станислав Сергеевич сидел в приёмном покое, вытирая платком своё круглое, красное от жары (а может, и от волнения) лицо и страдал.

    — Что случилось-то, Стасик? — сразу же испугалась Кира.

    — Ты не представляешь, Кир! — и лейтенант страдальчески сморщился, одновременно протягивая девушке стакан с очевидным намёком, что он не против выпить ещё минералочки, которой его уже угощал кто-то из сестёр — большая пластиковая бутылка стояла поодаль.
    — В последнее время вообще все как с цепи сорвались! Даже нормальные вроде парни, девушки даже! И женщины! Да что там — недавно бабулька одна огрела соседа чугунной сковородкой. И знаешь за что? За то, что к нему девицы ходят! А когда стали её допрашивать, она и сама, кажется, удивилась, из-за чего так на него вызверилась! Ну ходят. То одна ходит, то другая. И чего? Она ж ему не жена. Вот те и бабушка — ну вылитый божий одуванчик. Никогда такие раньше на людей не кидались!

    — То драка серьёзная в очереди в супермаркете — вывихнутые руки, сломанные носы, одного ребёнка в витрину впечатали в стеклянную, у него потом из затылка осколки вынимали. А то женщина кипяток выплеснула из окна на компанию молодёжи, потому что они песни пели под гитару! Хорошо, что женщина на шестом этаже жила, и кипяток в полёте успел маленько охладиться — обошлось без серьёзных ожогов.
    — Всё остальное-то тоже никуда не делось — пьяная поножовщина там, ограбления, убийства, изнасилования — это всё, как говорится, своим чередом! Только и их больше стало, вся статистика полетела вверх что твоя ласточка! Но ведь у нормальных людей то и дело тормоза срывает! С каждым днём всё хуже… А тут — докатились! У нас такого и при царе Горохе не было, тихий же город. Но… похоже, ритуальное убийство. Представляешь? Ночью. На кладбище… — Стасик драматически понизил голос и выпучил глаза.

    Кира, которой по ходу его рассказа становилось всё хуже и страшнее, медленно осела на стул.
    — Да ты что?!

    — Ага… — Стасик понурился. — Женщину убили прямо на могиле, на старом надгробии. И мало того — она не одна была, а с ребёнком. Девочке пять лет. Она, слава Те, Господи, жива осталась. Кто-то позвонил и вызвал наряд. Успели взять эту сволочь с ребёнком — ещё живым! Он их опоил чем-то наркотическим. Из лаборатории ещё результатов нет, но и так было видно, что девочка под воздействием каким-то… Ну, может, даже и лучше, что она без сознания была, когда мать убивали… Я чего приехал-то — с ребёнком поговорить надо, жду, когда врачи разрешат… А как с ней говорить, вот скажи, Кир?!

    — Не знаю… — только и смогла пролепетать Кира.

    — Вот и я не знаю, — Стасик тяжело вздохнул и одним глотком затянул половину стакана минералки.

    — Ну, ты ж понимаешь, Кир, что я это… — только тебе! Ты же панику сеять не станешь — я тебя знаю, — Стасик посмотрел на девушку всё же с некоторым вопросом во взгляде.

    — Конечно, Стасик! Ты что — я никому… Ну, может, маме скажу, чтобы была осторожнее…

    — Это правильно. В последнее время хочется вообще всех близких по домам запереть. Да и в домах творится всякое…

    — Так значит, взяли того, кто женщину убил? — вспомнила Кира.

    — Ага, — Стасик довольно кивнул. — Хоть что-то! Он, правда, отрицает всё. Говорит, что женщину другой мужик убил, а он, мол, отбил ребёнка! Ага… А чего он ночью на кладбище делал, а?! Вот ты станешь в полночь по кладбищу гулять?!

    Кира только молча помотала головой.

    — И я не стану! — с энтузиазмом поддержал её Стасик.

    — А… кто это… — спросила девушка нерешительно. Почему-то ей было страшно узнать ответ.

    — Так это… Я не сказал, что ли? — удивился Стасик. — Вы вроде даже учились вместе. Или, может, в параллельном классе… или на год старше он…

    — Кто, Стасик?! — не выдержала Кира.

    — Мишка Соколов, — припечатал лейтенант.

    — Не может быть, — Кира отшатнулась, прижала ладони к лицу. Щёки пылали, а пальцы наоборот были ледяными. — Не может быть…

    — Ага. Я теперь эти слова по десять раз на дню повторяю. Кругом творится такое… что только и остаётся говорить — не может быть! На нём кровь той женщины, а ребёнок был у него на руках, когда его взяли.

    — Но… может, он правда, спасти его хотел?

    — Ну да… может… Пошёл гулять ночью на кладбище, глядь — ритуальное убийство… Он убийцу прогнал, а в то время поблизости ещё кто-то гулял. И позвонил в полицию. Много народу по нашему кладбищу шатается по ночам однако…

    — Но кто-то ведь и правда позвонил! Значит, там, как минимум, не только Мишка был.

    — Да… выходит так. Но звонила женщина. Что она там делала, это ещё один вопрос… Но Мишка вразумительно объяснить, зачем его понесло на кладбище, не смог. Женщины… они… Может, она гуляла с кавалером и услышала что-нибудь. Знаешь, теперь всякие эти… готы и тому подобные любят свидания во всяких неожиданных местах устраивать. Кавалер вмешиваться не захотел, а дама — позвонила. Может такое быть?

    — Может, — машинально кивнула Кира.

    — А Мишка говорит, что был один. Никаких романтических свиданий. Да и не пятнадцать лет ему, чтобы на свиданки на кладбище бегать. Если бы он с замужней, скажем, встречался… Можно было бы понять, что говорить не хочет. Но ты представь себе замужнюю, которая побежит ночью на кладбище, если у её любовника собственная квартира есть! Лично я таких экстремалок никогда не встречал и не слышал о таких.

    — А почему ты решил, что убийство ритуальное?

    — Да это не я решил, это… в общем, ты только никому не говори, Кир! Нам ещё паники в городе не хватало… Ну, там было очевидно всё. Свечи чёрные вокруг понатыканы, руны какие-то понарисованы, или я не знаю, какие там знаки… Кровью этой женщины на надгробии тоже чего-то… намалёвано. Крест перевёрнутый воткнут рядом. В общем, тут не надо быть гением сыска, чтобы догадаться, сама понимаешь.

    Кира опять кивнула, ощущая, что её начало трясти, ледяной холод поднимался откуда-то изнутри, от самого сердца, а снаружи — жар! Щёки и лоб пылали огнём и вообще у неё, кажется, поднялась температура.

    — Кир, ты чего? Плохо тебе? — заметил Стасик её состояние.

    — Да… как-то… не очень хорошо.

    — Вот я дурак! — он хлопнул ладонью по колену. — Напугал тебя! Прости, Кир!

    — Да нет… ты ни при чём… Я… может, заболела… Меня тут молнией шаровой ударило не так давно, с тех пор творится со мной всякое… Не обращай внимания.

    — Я вот чего хотел сказать, Кир, ты в машины к незнакомым не садись! Хотя… — Стасик пригорюнился. — Тут выходит, что и к знакомым садиться нельзя. Кто б мог подумать… Мишка, конечно, парень со странностями, но чтоб такое…

    — Да… — согласилась Кира. — Да… Никто не мог подумать…
    Эйрэна, Akvarella, mihelman и ещё 2 нравится это сообщение.
    20 марта 2017 - 20:49 / #57
  28. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Только-только Кира начала успокаиваться, переключилась на работу, как зазвонил её мобильник. Номер высветился незнакомый, Кира с опаской ответила:
    — Слушаю.

    — Кира? Это Михаил Соколов. У меня мало времени, я должен тебе кое-то сказать и очень прошу принять это к сведению, независимо от того, что ты можешь обо мне услышать… — он говорил быстро, чувствовалось, что "речь" приготовлена и продумана заранее.

    — Да я уже… услышала, — полузадушенным голосом отозвалась Кира.

    — Вот как. Быстро. Но главное сейчас другое. Не верь Василию Мельникову. Ты поняла меня?

    — Ага. Поняла, — Кира криво усмехнулась. — А кому я должна верить? Тебе?!

    — Об этом я тебя просить не могу, — после короткой заминки глухо ответил Михаил.

    — И вообще — откуда у тебя мой телефон?

    — Достал.

    — Понятненько… С чего бы вдруг? Разве это не ты мне советовал держаться от тебя подальше?

    — Тогда я не знал… — голос Михаила прозвучал тихо, подавленно.

    — Не знал чего? Я что — следующая жертва, да?! Знаешь, я, пожалуй, последую твоему совету. Первому. Буду держаться от тебя подальше. Надеюсь, что ты сгниёшь в тюрьме за то, что сделал!

    — Думай обо мне что хочешь, Кир. Только не верь Василию!

    — О нём я, пожалуй, тоже буду думать, что хочу. Твоё мнение как-то потеряло для меня значение.

    — Будь осторожна, пожалуйста! Он опасен!

    — Кто бы говорил… — выдохнула Кира, внезапно заметив, что по щекам текут слёзы.
    И почему она не прервёт разговор?! С другой стороны — лучше же быть в курсе… Но в глубине души Кира понимала, что дело не только в том, что в её положении не следует пренебрегать никакой информацией, даже той, что исходит предположительно от безжалостного убийцы и служителя тёмных сил. Предположительно… Вот именно! Всё дело в том, что она всё ещё сомневается…

    — Откуда у вас телефон? — донёсся внезапно чей-то голос. И связь прервалась. А действительно — откуда? Но это, конечно, десятый вопрос…
    mihelman, Эйрэна, Akvarella и ещё 1 нравится это сообщение.
    21 марта 2017 - 18:12 / #58
  29. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Кира убрала телефон, положила руки на стол и опустила на них отяжелевшую голову, стараясь не разреветься. Что ей теперь делать? И кому верить? А вечером Вася приедет встречать её с работы… Вдруг стало страшно садиться в его машину. Да вообще — в любую машину. И просто — страшно.
    Как это жутко, когда человек, которого вроде бы давно знаешь, оказывается способен на такое. Говорят, чужая душа потёмки. Мы часто это повторяем, но редко задумываемся всерьёз. К счастью, настолько жуткие потёмки в душах окружающих всё же редко встречаются. По крайней мере, Кире очень хотелось в это верить.

    Зазвонил рабочий телефон. Девушка подняла голову и несколько секунд тупо смотрела на трезвонящий аппарат. Надо собраться, надо ответить, надо работать… Медленно протянула руку, подбадривая себя тем, что от рабочего телефона не стоит ждать подвоха. Наверное.

    Но тут трубку схватила другая рука, и голос Нины произнёс с дежурной вежливостью:
    — Медицинский центр. Слушаю вас.
    Она повторяла вопросы, которые ей задавали, если не знала ответа, а вышедшая из оцепенения Кира быстро находила нужную информацию в компьютере. Закончив разговор, Нина положила трубку и посмотрела на подругу с укоризненным сочувствием.
    — Тебе не других на приём записывать надо, а самой идти к врачу, Кир, — сказала твёрдо. — Пора уже признать, что ты слишком рано вернулась к работе после удара молнии. В последние дни тебе только хуже становится. Ты уже сама на себя не похожа.
    — Знаешь что, я сейчас сама с Ангелиной Степановной поговорю, чтобы тебе срочно нашли замену или как-то без тебя обошлись, и договорюсь, чтобы тебя невропатолог принял. Тебе нужно дома побыть и подлечиться — как минимум. А может, и госпитализироваться.

    — Нет, только не это! — испугалась Кира.

    — Ну, значит, дома. Я пошла договариваться, — с едва заметной вопросительной ноткой заключила Нина.

    Кира открыла рот, чтобы возразить, и снова закрыла. Отвела глаза, подумала минутку. Нина ждала её возражений, чтобы тут же отмести их, стоя вполоборота.
    — Наверное, ты права, — наконец ответила Кира. — Мне действительно лучше побыть дома, попить что-нибудь успокоительное. Да и работник из меня в последнее время аховый… Спасибо, Ниночка.

    — Ну вот и молодец, — обрадовалась Нина. — Передавай Роме привет, как увидишь, — она немного смутилась, а Кира улыбнулась открыто и искренне впервые за долгое время.

    — Обязательно передам. Ты ему очень нравишься, Нин. Очень-очень!

    — Он что, сам сказал? — понизив голос, спросила Нина.

    — Ну… так прямо не говорил, он для этого слишком стеснительный. Но я его хорошо знаю. Так и есть, не сомневайся.

    Повеселевшая Нина упорхнула, а Кира с новыми силами принялась за работу — если её отпустят или дадут больничный, не порядочно будет оставить сменщице ворох незавершённых дел.
    mihelman, Эйрэна, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    21 марта 2017 - 18:30 / #59
  30. Оффлайн

    Риша

    Советник хранителя

    Сообщений: 15401

    Нине, как и следовало ожидать, удалось и с начальством договориться, и невропатолога уговорить отыскать окошко и быстренько принять Киру — не чужая всё же! Доделывая то, что было необходимо, договариваясь со сменщицей, передавая дела, разговаривая с врачом, Кира всё время торопилась, сама не отдавая себе отчёта — почему.
    И только потом призналась — торопится, чтобы убежать с работы раньше, чем приедет Вася. Может быть, он и не приедет, а если… Не сможет она отказаться и не сесть в машину, не сможет! И убедительно соврать насчёт желания прогуляться тоже вряд ли сумеет. У неё никогда не получалось убедительно врать.
    А обижать Васю… — это немыслимо! Ведь он наверняка ни в чём не виноват! И вообще — он, наверное, и есть защитник! Но сейчас, когда все нервы были натянуты как струны, Кире хотелось одного — остаться одной, оказаться дома и чтобы рядом только Багирочка-Ирочка, которой ничего не надо объяснять — она всё понимает без слов.

    Стасик снова встретился Кире совершенно случайно, если не принимать во внимание перст судьбы или что-то в этом роде. Она думала о том, что хорошо бы узнать, как прошёл его разговор с несчастным ребёнком, но не решилась сама искать лейтенанта. И вот он — бредёт по коридору ей навстречу!
    — Ты всё ещё здесь, Стасик? Ну как девочка? — понизив голос, спросила Кира.

    — Ох… и не спрашивай… — простонал Станислав Сергеевич. — Хуже нет, чем больного ребёнка допрашивать, зная, что у него мать убили и из больницы, видно, в детдом отправят…

    — В детдом? — ужаснулась девушка. — А других родственников нет?

    — В том-то и дело — никого! Хорошая такая девчушка… Жалко её очень. К ней ведь даже не придёт никто. Врач мне сказал — завтра посещения разрешат. А посещать-то её и некому!
    — У нас все силы сейчас на это дело бросили, информации нарыли уже много, только всё — пустая порода. Женщина эта — мать-одиночка, про отца ребёнка ничего неизвестно, других близких родственников нет. В наш город недавно приехала, здесь её практически никто не знает. Сняла комнату у одной бабульки, устроилась в кафешку "Вкусный обед" официанткой. Бабулька жалела девочку и присматривала, пока мать на работе, но полезной информации от этого божьего одуванчика — ноль.
    — Ни с кем не встречалась, никого домой не водила. В день, когда пропала, пошла после работы с дочкой погулять. Она почти каждый день ходила. Но обычно гуляли полчаса-час и возвращались, а тут не вернулись. В окно бабуся не смотрела, садилась ли потерпевшая в машину, встречал ли её кто — не знает. Она не из тех, кто за всеми вокруг в сто глаз следит, она всё больше в телевизор смотрит. А жаль! Из этих церберов, что на лавочках всех мимо проходящих обсуждают, у окон бдят, в замочные скважины следят, кто к кому пришёл, да к стенам стаканы прикладывают, чтобы соседские ссоры лучше слышать, бесценные свидетели получаются! А нам, как назло, нелюбопытная бабушка попалась.
    — С другой стороны — тут и без неё всё ясно. Один раз она встречалась с Михаилом или несколько — уже никакой роли не играет. Ждал он её или уже во время прогулки подхватил на машине — тоже неважно. Его всё равно уже на лжи поймали. Он заявил, что потерпевшую впервые увидел уже на кладбище — мёртвой, а в его машине её отпечатки пальцев нашли, — понизив голос, поведал Стасик.

    — А девочка что сказала? — стараясь подавить подступающую дурноту, спросила Кира.

    — Ребёнок всё ещё заторможенный, рядом — детский психолог рожи страшные корчит… Не ребёнку, понятно, а мне! Но всё же сказала, что её и маму посадил в машину дядя. Угостил соком, а больше она ничего не помнит.

    — А как звали дядю? — холодея, спросила Кира.

    — Дядя Миша! — с ноткой злорадства ответил Стасик. — Вот что вы, девки, находите в таких мрачных красавчиках? На нас — простых, нормальных парней и смотреть не хотите, а тут… — Всё, Кир, сомнений больше нет. Михаил — это, допустим, имя распространённое, да и вообще — мало ли кто как назовётся. Опознание проводить с пятилетним ребёнком — это финиш! И мало чего стоить будет любой ответ. А вот отпечатки пальцев в машине — это всё. Это приговор. Сама понимаешь.

    — Да, — Кира убито кивнула, простилась со Стасиком и поспешила домой.
    Несмотря на то, что сомнений больше не было, ей хотелось побыть одной. Михаил задержан, его теперь можно не бояться. И Васю можно не бояться. Но душа ноет и никого — совсем никого — не хочется видеть…
    mihelman, Эйрэна, Akvarella и ещё 2 нравится это сообщение.
    21 марта 2017 - 19:12 / #60

СТАТИСТИКА САЙТА:

Всего на сайте: 2
Пользователей: 0
Гостей: 2


            

 

 

Hobby-Land.info - волшебный мир твоих увлечений 2015-2019
Правила сайта | Вопросы и ответы | Связь с Администрацией | Карта сайта